ВЕНДЕТТА ПО-МИКЛИШАНСКИ

…Я очень любил этот театр. И потому, когда он умер, было больно. Сначала вместе с бессменным руководителем Государственного Академического Центрального театра кукол С.В. Образцовым весь театр попал в реанимационное отделение. И вместе с Сергеем Владимировичем скончался накануне Дня Победы в 92-м…

Хотя, конечно, театр – не человек, сам по себе не умрет. Его можно к этому подвести или талантливо убить.

Вы хотите знать имя убийцы? Пожалуйста: Михаил Ефимович Миклишанский, директор-распорядитель театра, именуемый за глаза “директором по унитазам”… Дорога к вершинам театральной власти у Михаила Ефимовича была долгой и трудной – не обошлось без падений. Но спасала Золотая Звезда Образцова. Миклишанским из театра были уволены “по профнепригодности” многие молодые талантливые актеры. Потом ушел Зиновий Гердт, служивший наравне с Образцовым олицетворением театра.

О том, кто приходил на смену увольняемым, говорит такой факт. На первой же репетиции “Дон Жуана” новый режиссер-постановщик, заметив среди декораций макет Пизанской башни, выдала рекомендацию: “Поправьте дом – он наклонился и упадет”. Рабочий сцены может и не знать, что башня в городе Пиза падает уже несколько веков. Но если этого не знает режиссер…

Настоящие боевые действия были открыты Миклишанским только после того, как в критическом состоянии госпитализировали Образцова. В качестве жертвы Михаил Ефимович избрал оркестр театра, состоящий из 12 музыкантов. Директор-распорядитель решил оркестрантов уволить. Но уволить как бы понарошку – перевести их в уборщики, библиотекари, экскурсоводы. А всю музыку пускать в записи. Естественно, музыканты не согласились с такими планами.

Тогда вышел приказ о том, что в связи с сокращением штата “освобождаются от работы” музыканты оркестра – те самые двенадцать человек. Правда, одного Миклишанский не учел: увольнять-то тоже нужно по правилам. Без подставок, передергиваний не обошлось. Венцом всего стал документ, в котором объяснялось, почему театру якобы не нужен оркестр.

Внизу подпись – корявая закорючка, поставленная рукой человека, которому на момент подготовки письма – 17 апреля – оставалось жить ровно три недели.

Предсмертное письмо Образцова было подложным: об этом проговорился сам Миклишанский. Образцов был против увольнений. Он испытывал дружеские чувства к коллегам, со многими из которых проработал более 30 лет. И буквально накануне его смерти эти “ненужные” работники получили от театра ценные подарки…

Еще аргумент. Образцов прекрасно знал, что практически все спектакли нуждаются в живом оркестре, потому что в кукольном спектакле не актер следует за музыкой, а музыка за кукловодом. Не мог опытнейший худрук ратовать за разгон оркестра. Значит, фальшивка…

И, наконец, о подлинных мотивах увольнения. Дело в том, что когда театр вывозится на заграничные гастроли, то деньги ему в валюте выплачиваются с учетом того, что оркестр выезжает тоже! Представьте теперь, что вместо 12 человек за рубеж берут бобины с пленкой… Куда и кому пойдут “сэкономленные” доллары, фунты и марки? Риторический вопрос.

Еще нюанс. Несколько лет назад Образцов задумал театр расширить. К основному корпусу были пристроены здания, в которых предполагалось разместить библиотеку, мастерские. Но в новое здание въехала американская фирма, исправно вносящая плату за аренду в валюте. Михаилу Ефимовичу попытались задать вопрос, куда, мол, идут средства. И Миклишанский, чуть смутившись, объяснил, что в кубышку театра – в западный банк. И тут же перевел разговор на предстоящие гастроли в Южную Корею. Актеры поняли: тот, кто будет задавать вопросы, с театром не поедет.

Возвращаясь к болевой точке конфликта, скажу, что 1 августа остались без работы 12 музыкантов. Их все-таки уволили. А так как музыку к спектаклям оркестр записать отказался, то вышло распоряжение – не включать эти спектакли в репертуар театра…

Тем временем по ТВ показали несколько интервью с Миклишанским, в которых тот делился своими… творческими планами. Бедный театр!

У Образцова как-то спросили:

– Сергей Владимирович, а кто придет вам на смену?

– Никто, – ответил корифей, – умру я, умрет и театр.

К сожалению, великий кукольник оказался прав.

Дмитрий СЕМЕНОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЖЕНИХ ИЗ НЕПАЛА
“ОСТАНКИНО” ПРИХВАТИЗИРУЮТ?
ГОЛУБЫЕ РАЗБОРКИ НЕЖЕЛТЫХ ЖУРНАЛИСТОВ
ФИНАНСОВАЯ КРЫШКА
ИЛЬЯ ГЛАЗУНОВ. Хит-парад
ГАДАНИЕ НА КОФЕЙНОЙ ГУЩЕ
ЛИДИЯ ФЕДОСЕЕВА-ШУКШИНА. ТВ-парад
МОЖЕТ ЛИ БЫТЬ ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ БЕЗНРАВСТВЕННЫМ?
ДВЕ СУДЬБЫ И МУЗЫКА РЕВОЛЮЦИИ
ЮРИЙ ЛОЗА: ЖИВУ ПО-ХРИСТИАНСКИ
И ОНИ ХОТЯТ СПАСТИ ФЕСТИВАЛЬ?
ВЕРСИЯ ЖАНРА
СХОДИТЕСЬ, ГОСПОДА!
ЕШЬ АНАНАСЫ, ИХ ЖЕ И ЖУЙ
ЭТО “НЕ “ПРАВДА”, А “СОБУТЫЛЬНИК”!
ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО СОЦИАЛИЗМУ
КОНСЕНСУС КАК ФОРМА МАССОВОГО САМОУБИЙСТВА
НА ЧУЖОЙ КАРАВАЙ…


««« »»»