СКОМОРОХИ

РУСЛАН КИРЕЕВ,

главный консерватор “НВ”

Ныне стала общим местом глубокая и дерзкая мысль некогда опального философа, что главное-де предназначение России – дать некий важный урок всему остальному миру.

Ну что ж, мы такой урок дали. И не один. Мир внимал, разинув рот, а потом приходил в себя и делал быстренько свои выводы.

Теперь времена изменились. Все учеными стали, а многие из наших соседей по планете – и сытыми. Даже, пожалуй, чересчур – до отрыжки и сонного икания. Хлеба им не надобно больше, зрелищ подавай, и Россия, памятуя о своей всемирной отзывчивости (еще один популярный ныне тезис, но уже другого философа), эту новую потребность капризного человечества исправно удовлетворяет.

Начало Хрущев положил. В анналы истории вошел коммунистический башмак с болтающимися шнурками, которыми руководитель великой державы дубасил по полированной трибуне Организации Объединенных Наций, наставляя мировое сообщество на путь истинный.

Преемник его тоже всласть потешил честной народ. Чего стоит одна только мизансцена, когда во время встречи с американским президентом наш Генеральный секретарь, пошевелив могучими бровями, разбежался, прыгнул, обхватил шею знаменитого атлета-киноактера, и повис на нем, поджав, как дитя, ножки.

Сие трогательное действо транслировали все телекомпании мира. Как сейчас помню смущенное бормотание нашего комментатора, объясняющего, что у Леонида Ильича, дескать, хорошее настроение: очень уж успешно прошли переговоры. (Но даже на черно-белом экране был отчетливо виден на лице Генсека характерный румянец, возникающий отнюдь не под воздействием переговорных процессов.)

Следующие генеральные секретари на актеров не запрыгивали. Ничего удивительного. Какие там прыжки, если едва ноги таскали! Что тоже по-своему развлекало людей, возбуждая интерес почти спортивный: кто кого? Медицина ли природу, природа ли медицину? И вообще, как долго продлится это захватывающее дух состязание?

Недолго. Началась серия помпезных похорон, столь частых, что некоторые руководители бедных стран, вынужденные прибыть на траурную церемонию, прикидывали втихаря, не остаться ли до следующей, дабы не гонять туда-сюда дорогостоящий самолет.

И вот, ослепительно улыбаясь, явился Великий Реформатор. Этот умирать не собирался. Презирал смерть – презирал настолько, что останавливал, где попало, наобум кортеж лимузинов и, к ужасу телохранителей, выскакивал общаться с массами. А поскольку происходило это не только в родном отечестве, но и за его рубежами, то массы – зарубежные массы – никак не могли взять в толк, что лепечет им знатный иностранец.

Это ничего. По старой российской традиции Великий Реформатор и со своим-то народом говорил, в сущности, на разных языках. Если только можно считать разговором, когда трудится лишь язык, а уши отдыхают.

Впоследствии язык трудился все безудержней, а уши отдыхали все чаще. Мудрено ли, что не услыхал коварно приближающихся шагов конкурента?

А поступь-то тяжелой была! Основательной… Вы помните, как шествовал по Москве этот разжалованный партийный секретарь в окружении вдохновенной, воинственной, со сверкающими глазами толпы? Шествовал, вздымая вверх руку и потрясая победоносно кулаком…

Помните! Это все помнят, потому что все видели собственными глазами: телевизионщики поработали на славу. Ни на шаг не отступали, запечатлевая для потомков и современников каждое движение триумфатора. Одно проморгали: как кувыркнулся с моста в речку, все же остальное происходило на глазах обретающего свободу народа. И как в демократическом “Жигуленке” на службу ездил… И как в районную поликлинику лечиться хаживал. Эти кадры – с поликлиникой – вышли особенно умилительными, прямо-таки слезу вышибали, и потому их прокручивали бесконечно. Кино да и только!

Кто сказал, что мы перестали быть великой кинематографической державой? Ничего подобного, остаемся. Каким супербоевиком явились для всего мира октябрьские события прошлого года! Голливуд был посрамлен, там у них как-никак все понарошку, а тут настоящие танки бахали по настоящему дому. И кровь тоже лилась настоящая. Белый дом, красная кровь… И вездесущий CNNовский объектив.

Так вот и живем – напоказ, но тайны тем не менее остаются. (И не только с мостом, откуда произошло то самое падение века.) Впрочем, потому, может, и напоказ, чтобы лучше сохранить тайны. Отвести, так сказать, глаза…

В нынешнем году батальные сцены сменились идиллическими путевыми картинками. В моду вошли путешествия, и путешествия не самолетные, а медленные, как в старину, с остановочками по дороге. Вот совсем недавно плыли по Волге-матушке один за другим два больших белых парохода. Людей на каждом было, естественно, прорва, но все видели лишь двух Главных пассажиров. Один – на одном судне, другой – на другом… Два соперника – соперника в прошлом, настоящем и будущем, два гладиатора на политической арене.

Или, точнее, просто арене – так ведь именуется место, где показывают обычно фокусы. А фокусы были грандиозными: сам Кио, классик жанра, сгорал, небось, от зависти. Кио что может? Ну, вытащить за уши кролика из пустого ящика… Ну, сдернув накидку, продемонстрировать тигра в клетке, хотя только что ни клетки, ни тигра не было… Ну, синтезировать человека из воздуха или даже несколько человек, этакую веселую стайку лилипутов. Тут же, на Волге, размах оказался куда шире. Один Главный пассажир, буквально не отходя от трапа, доставал и раздаривал комбайны, будто он президент не страны, а компании по производству сельскохозяйственной техники (но и тот без решения совета директоров не посмел бы отдать даже гаечки), другой сыпал обещаниями, грандиозность которых сравнима лишь с их нелепостью. В шутовстве этот последний явно перещеголял своего соперника, а это – серьезный симптом. Ибо, коли наше главное предназначение ныне – потешать мир, то самый большой шут станет со временем и самым большим человеком в стране.

Кажется, нынешний самый большой человек понял это и взялся срочно наращивать рейтинг. Поплавав по реке Волге, а потом поплескавшись в Черном море, отправился, не просохнув, в центр Европы, где принялся отплясывать посреди площади и чего-то там петь. Незабывамое зрелище! Словом, набрал очки – и хорошие очки! – в состязании с конкурентом, ведущим клоуном страны, но это еще ничего не значит. Цыплят-то по осени считают! А осень только-только началась.

Она началась с военных парадов и победных реляций, но все это, если присмотреться, – тоже фокус, и фокус почище даже, нежели с комбайном.

Десятки тысяч военных людей лишились накануне зимы крова над головой – это при русских-то морозах! Подобный фокус проделал в начале прошлого века фельдмаршал Кутузов, но он проделал это с французами, мы же на исходе века нынешнего сотворили то же самое, вот только не с супостатом, а с защитниками Родины, еще раз доказав справедливость поговорки, что история и впрямь повторяется дважды, и второй раз – как фарс.

А разве не фарс – катавасия с не склонным к клоунаде тираспольским генералом, которого через час после того, как прилетел из Москвы, затребовали обратно в столицу? Сам министр затребовал, поскольку, как он объяснил публично с экрана телевизора, не знал, что генерал уже отбыл восвояси. Ничего себе министрик!

Впрочем, на столь мелкие репризы, пусть даже и с участием генералов, мир уже не обращает внимания. Мы избаловали его шоу куда большего размаха.

Все правильно. Выполняем, как и прежде, свое историческое предназначение. Вот только раньше уроки давали, а теперь – представления. И все больше цирковые.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КУПИ СЕБЕ НЕМНОГО СТРЕЙЗАНД
ОЧУМЕЛОВ-2
МУСОР НА ВЕС ЗОЛОТА
ПРАВО НА ВОПРОС ПРЕДПОЛАГАЕТ ПРАВО НА ОТВЕТ
НАОМИ КЭМПБЕЛЛ, ВОЗМОЖНО, СТАНЕТ ГЛАВНОЙ ЗВЕЗДОЙ ФЕСТИВАЛЯ НА КАНАРАХ
ХОД ЗА КАРПОВЫМ
Этикет. Улица и транспорт
ДМИТРИЙ МАЛИКОВ. Кумир
“ОБЛАКО В ШТАНАХ”
МИХАИЛ КОЗАКОВ – ЕВРЕЙСКИЙ СЫН, ОТЕЦ ЕВРЕЯ
Политические букашки и коммерческие клопы. Схватка под ковром
КАК СТАРУХА ПРОДАВАЛА ТЫКВУ
В “СТОЛИЦУ” – НЕ ХОДОК!
НЕВЕЗУЧИЕ ЗВЕЗДЫ
БАРИ АЛИБАСОВ. Хит-парад
НОВАЯ ЖИЗНЬ ТРУПА
Тройка, семерка, туз
ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ МЕРКЬЮРИ
ЗА КУРТОМ ВСЕ ЕЩЕ УХОДЯТ…
СЕРГЕЙ ЛЕМОХ. ТВ-парад
МММ: “АМЭН КАТАКТЫЦ МАЯГ”
“ЖИВАЯ ВОДА”, ЖИВЫЕ МИФЫ


««« »»»