РАЗНОРОДНАЯ ТОЛПА ИЛИ КОЛЛЕКТИВНЫЙ. РАЗУМ НАЦИИ?

Мартин ШАККУМ

ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ ГОСДУМЫ

Кризис, переживаемый сегодня Россией, столь глубок и всеобъемлющ, что, пожалуй, даже в конце 1945 г., когда страна лежала в руинах, а бывшие союзники уже намечали на карте СССР объекты для нанесения ядерных ударов, у нас было больше шансов на возрождение. Ни трагедия массового террора предвоенных лет, ни тяжелейшие ошибки советского руководства начального периода войны не смогли поколебать то единственное, что делает любую власть сильной и эффективной, – доверие народа к власти. “Наше дело правое. Мы победим!” – эти слова без тени сомнения повторяли все – от генералиссимуса до рабочего.

Сегодня уровень доверия ко всем ветвям власти упал почти до нуля. В этих условиях грандиозное предвыборное шоу, разворачивающееся на российских политических просторах, у всякого здравомыслящего гражданина способно вызвать разве что усталость и отвращение. Авторитет Государственной Думы после провала процедуры импичмента низок, как никогда прежде. В саморазрушительном стремлении подменить собой исполнительную власть Дума разбазарила свой политический потенциал, превратившись в обязательный, но предельно неэффективный “атрибут” демократии. Политическая инициатива, равно как и реальная власть, целиком находится в руках президента и его ближайшего окружения. Деструктивный потенциал этой группировки необычайно силен и представляет сегодня едва ли не главную угрозу национальной безопасности – последние события, связанные с отставкой правительства Степашина, наглядно подтверждают это.

К сожалению, российский парламент еще далек от той “арены, на которой отливается общее мнение нации”, о которой писали теоретики классического парламентаризма .

Пока что к российской Государственной Думе куда больше приложимы слова Гюстава Лебона. “Парламентские собрания, – писал он, – представляют собой разнородную толпу. В основу парламента положена та психологически неверная идея, что много людей, собравшихся вместе, способны, скорее, прийти к независимому и мудрому решению, нежели небольшое их число. В парламентских собраниях мы встречаем черты, свойственные всякой толпе: односторонность идей, раздражительность, восприимчивость к внушению, преувеличение чувств, преобладающее влияние вожаков”.

Нынешний парламент выступает в какой угодно роли: арены для самоутверждения амбициозных личностей, клуба профессиональных лоббистов, предвыборного штаба тех или иных партий, но только не в качестве “коллективного разума нации”.

ПРИНЕСИ ТО, НЕ ЗНАЮ ЧТО

Государственная Дума функционально не идентифицирована в глазах общества. Большинство из нас не представляют, чего мы, собственно говоря, от нее хотим? Принятия хороших законов, заведомо зная, что они не будут исполняться? Отстранения от власти президента Ельцина, прекрасно понимая, что даже чисто юридически процедура импичмента обречена на неудачу? Взятия на себя Думой всей полноты власти, отчетливо представляя, что такое невозможно по Конституции? Так стоит ли удивляться, что Дума не оправдывает общественных ожиданий, коль скоро сами эти ожидания четко не сформулированы?

Может быть, правы те, кто не собирается тратить воскресный день на бесплодное путешествие к избирательному участку, предпочитая провести его за каким-нибудь более интересным делом?

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Давно замечено: в России коллективной бывает только безответственность. Ответственность всегда персональна. Успешные (с точки зрения поставленных целей) реформы (или контрреформы), будь то во времена Петра Первого, Екатерины Великой, Александра Второго, Александра Третьего или Иосифа Сталина, выстраивались и проводились сверху. Огромные пространства России, ее резко континентальный климат, конфессионально-этническое многообразие, несовершенство коммуникационных систем, извечная склонность местных властей к воровству и произволу требуют сильной и эффективной централизованной властной вертикали.

Мировой опыт ХХ в. также убеждает, что только жесткими авторитарными методами можно преодолеть кризис, раскол общества, осуществить успешную модернизацию. Даже Рузвельту в США пришлось отказаться от многих элементов “классической демократии”: так, при нем не было ни малейших признаков противостояния президента и конгресса. Авторитарным было правление Аденауэра в ФРГ и Де Голля во Франции. Только успешные экономические реформы, проведенные твердой рукой, сделали возможным дальнейшее демократическое развитие.

ДЕМОКРАТИЯ НЕ МОЖЕТ НИЧЕГО СОЗДАТЬ

На мой взгляд, вывести страну из кризиса может только руководитель исполнительной власти – президент Российской Федерации. Только новый президент способен предложить обществу новую программу, радикально отличную от ныне проводимого экономического курса, и обеспечить ее претворение в жизнь. Для этого у него есть все необходимые конституционные полномочия, в том числе и по формированию правительства.

Сама по себе Государственная Дума не в состоянии разработать и осуществить программу вывода общества из глубокого системного кризиса. Да это и не ее функция. Нижняя палата парламента должна разрабатывать под выдвинутую президентом и правительством программу соответствующую законодательную базу. Если же становится очевидным, что президент ведет страну в тупик, то парламент просто обязан насмерть встать в оппозицию президенту и всячески препятствовать его деструктивным устремлениям. Такова функциональная природа парламента, особенно в кризисные моменты жизни общества.

Следует признать, что Верховный Совет, распущенный Ельциным осенью 1993 г., в определенном смысле точно соответствовал своему парламентскому предназначению – перейдя в оппозицию к президенту он сделал все возможное, чтобы президент отказался от обанкротившегося курса. В этом смысле бывший парламент полностью выполнил свою функцию. Другое дело, что в конечном счете Верховный Совет попытался подменить собой исполнительную власть, а это привело к трагической развязке.

Сегодня, в столь тяжелый момент развития страны и общества, требовать от парламента выполнения несвойственных ему функций было бы опасным заблуждением и даже трагической ошибкой. Будет ли новый состав Государственной Думы соответствовать своему предназначению – это в решающей степени зависит от программы возрождения страны, которую выдвинет первое лицо государства.

В таких условиях полной утопией является идея вывода России из кризиса путем перехода к парламентской республике. В дореволюционной России стремление Государственной Думы взять на себя всю полноту власти в кратчайшие сроки расшатало общественное здание и привело государство к полному крушению. Здесь уместно вспомнить, что писал в свое время о демократии Александр Герцен: “Демократия – это борьба, отрицание иерархии, общественной неправды, развившейся в прошедшем. Она – очистительный огонь, который сожжет отжившие формы и, разумеется, потухнет, когда сжигаемое кончится. Демократия не может ничего создать. Демократы только знают, чего они не хотят, чего они хотят, они не знают”.

Такое впечатление, что эти слова родились под непосредственным воздействием тех событий, которые происходили в нашей стране в последние годы!

ПРЕЗИДЕНТ – НЕ АНГЛИЙСКАЯ КОРОЛЕВА

Избрание нового состава Государственной Думы может и должно способствовать преодолению кризиса. Первейшая задача, которая стоит перед новой Думой, – обеспечить проведение президентских выборов в установленные Конституцией сроки, не дать осуществиться планам переноса выборов под какими бы то ни было предлогами. Только вновь избранный президент сможет направить страну на путь созидания.

Кто может им стать? Президент Ельцин уже “определился” со своим преемником: им, по его мнению, должен стать вновь назначенный премьер Владимир Путин. Нелишне напомнить, что на сегодняшний день президенту Ельцину доверяют не более 5% российских граждан. На этот уровень доверия и может рассчитывать его «официальный» преемник, подавляющее же большинство населения отдает свои симпатии совсем другим кандидатам.

Прежде всего следует назвать Юрия Лужкова и Евгения Примакова. Они самые реальные претенденты. Не исключен и альянс между ними. На мой взгляд, это был бы чрезвычайно мощный, поистине всепобеждающий союз.

Неплохие шансы на выход во второй тур у Геннадия Зюганова. У коммунистов устойчивый электорат, но этого недостаточно для окончательной победы. Думается, пути к его расширению лежат через превращение КПРФ в современную левую, социал-демократическую партию по типу тех левых сил, что сегодня действуют в Западной Европе. КПРФ следует стремиться к творческому преодолению идейного наследия мобилизационного социализма, которое сказывается на партии и по сей день. В результате КПРФ так и не смогла разработать применимую к нынешним условиям и привлекательную для большинства граждан модель социально-экономического развития страны, а в карете прошлого далеко не уедешь.

Каким должен быть следующий президент России? Страна нуждается в лидере, у которого есть сверхзадача – возрождение великой державы, причем великой не только по своему военному потенциалу, но и прежде всего по уровню производства наукоемкой продукции, по уровню развития фундаментальной и прикладной науки, культуры, образования, здравоохранения, искусства и, конечно же, по качеству жизни населения. Президент должен непосредственно руководить работой правительства, а возможно, даже возглавлять его. Ответственному президенту не нужна “мягкая прокладка” между собой и Кабинетом в лице премьер-министра, он не нуждается в козле отпущения, на которого можно с невинным выражением лица свалить все неудачи в экономике.

Он должен быть высокопрофессионален, глубоко понимать суть происходящих в стране процессов, обладать знаниями во всех важных сферах деятельности государства. Его функция – своего рода социальная инженерия. Хотелось бы, чтобы по своим взглядам он был социал-демократом. Социалистическая идея наряду с идеей возрождения великого государства могла бы стать основой той национальной идеологией, о которой так много, но, увы, бесплодно говорят в последнее время.

Избрание именно такого лидера – ключевой вопрос, стоящий сегодня перед Россией. Глубоко заблуждаются те, кто полагает, что история отпустила нам десятилетия на прозябание по моделям МВФ. Россия не “банановая республика”. Она не может балансировать между статусом великой державы и положением страны третьего мира. Она может и должна возродиться только как великая мировая держава – один из центров многополярного мира. Но для этого необходимы новый президент, новая Государственная Дума, способные согласованно работать над стратегией возрождения России, задачей, перед которой клановые, партийные и частные политические интересы должны отступить на второй план.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Мониторинг
КАБАЧКИ
Синема
УТОМЛЕННЫЕ СОЛНЦЕМ
МАМА ВЫХОДИТ ЗАМУЖ


««« »»»