Жди меня…

Жизнь Валентины СЕРОВОЙ, которой в эти дни исполнилось бы девяносто лет, была овеяна романтическими легендами, такими же красивыми, как она сама. Но в последние годы и особенно после ее безвременного и трагического ухода в мир вечности они превратились в некрасивые и циничные сплетни. Их смаковали газеты и журналы, они стали предметом книг и даже игрового фильма, который, кажется, понравился только его создателям, а не миллионам телезрителей.

Стихотворение “Жди меня” – наверное, лучшее лирическое произведение в творчестве Константина Симонова, и посвящено оно Серовой. Эти проникновенные строки стали молитвой, заклинанием, талисманом солдат Великой Отечественной войны, а затем и всех последующих войн, доставшихся нашим ребятам в двадцатом веке. Уже только за них стоит боготворить эту пленительную женщину и удивительную актрису.

Рассказ о звезде театра и кино сороковых годов прошлого века В.Серовой я услышал от блистательной актрисы Театра имени Евг. Вахтангова Ларисы Пашковой, моей родственницы, когда пришел туда работать после окончания ГИТИСа. Артистки не были дружны. Каждая могла наблюдать за другой как бы со стороны, соотнося свою женскую и актерскую судьбу с другой судьбой. И как оказалось потом, жизнь этих двух женщин в своем финале имела много общего.

– Когда я только начинала на театре, – вспоминала Л.Пашкова, – Серова уже была звездой. Кинотеатры, где демонстрировалась “Девушка с характером”, брались штурмом, в театр на ее спектакли невозможно было достать билеты. А что было, когда на экраны вышел фильм “Жди меня”! Такого оглушительного успеха не знала в те годы ни одна из советских киноактрис.

Ее супружество с летчиком, Героем Советского Союза Анатолием Серовым было недолгим. Он погиб в 1939 году во время испытательного полета в годовщину их свадьбы. Мужа похоронили у Кремлевской стены. Спустя несколько месяцев после похорон Серову впервые позвали на прием в Кремль к Сталину. Вождь всех народов посадил рядом с собой двух вдов – Серову и жену Валерия Чкалова. Сталин любил демонстрировать свою любовь к своим согражданам. Тот еще был актер.

Завидовала ли я ей? Нет. Хотя было чему. Уже тогда ее имя окружало множество легенд. А брак с Константином Симоновым обсуждала вся страна. Впервые мы встретились на фронте. Артисты тогда часто выезжали с концертными бригадами на передовую. Всегда с волнением слушала в ее исполнении романсы. Пела она замечательно. Весь облик ее был замечательным, необыкновенно женственным. Пленительным.

Там, на фронте, начался другой громкий роман Серовой – с маршалом Рокоссовским. Да, Константин Константинович мог своими лучистыми глазами вскружить голову любой женщине. Думаю, у них был больше, чем просто роман. Встретились два Человека, две незаурядные личности. Продлись эта встреча еще какое-то время, возможно, вся жизнь Серовой сложилась бы по-другому.

Затем на некоторое время я потеряла ее из виду. Рождение дочери, работа в театре, кино, гастроли… Обычная история. Знала: в пятидесятые годы у нее не все ладилось в Театре имени Ленинского комсомола. Она была просто изгнана оттуда. Да и кино как-то стало забывать свою любимицу. Короткие эпизоды в фильмах – и все. Правда, видела ее на сцене Театра имени Моссовета в пьесе М.Горького “Сомов и другие”. Великолепно сыграла она тогда Лидию.

Но когда вспоминаю ее в этом спектакле, вместе с чувством восхищения работой коллеги приходит злость на нашу Богом забытую страну. Как можно довести актрису, замечательную актрису, до такого состояния?

Случилось так, что друзья, мать, муж, дети оставили ее. А чтобы жизнь не казалась такой горькой, ей пришлось частенько искать утешение в вине. Есть такой грех у русских актеров. Да и не только у русских. За несколько лет до смерти Серовой увидела ее у винного магазина и испугалась страшной перемене, произошедшей в ней. Неужели и я когда-нибудь могу так кончить? – подумалось мне тогда. Бежала по тротуару, а слезы застилали глаза, и вновь накатывала злость.

В декабре 1975 года хоронили ту, что пленяла своим искусством не одно поколение зрителей. Гражданская панихида состоялась в Театре-студии киноактера. Поглядела на умершую, и сердце сжалось от боли. Неужто это все, что осталось от самой женственной актрисы нашего театра и кино? Ком застрял в горле. Вынести этого долго не могла. Положила цветы и ушла из театра. Часа три ходила по холодной Москве и плакала…

Жди меня, и я вернусь,

Только очень жди…

Лариса Алексеевна Пашкова умерла в середине восьмидесятых. Умерла в одиночестве, хотя были у нее и родные, и близкие (правда, муж, Анатолий Колеватов, генеральный директор Союзгосцирка, находился в лагере для осужденных).

Пристрастие к алкоголю не мешало актрисе играть. В день спектакля благодаря какой-то сверхъестественной силе Пашкова выходила на вахтанговскую сцену, и зритель верил, что рождающееся перед ним чудо театра будет вечным. Будет неверным, если мы скажем, что Лариса Алексеевна не боролась. Боролась – с властями, с несправедливостью, сама с собой… Хотя с ее так называемой пробивной силой мало кто мог сравниться, ей было труднее, чем В.Серовой. У Серовой хотя бы остались роли, запечатленные на пленку. Пашкова же сохранилась только в благодарной памяти зрителей, видевших ее на сцене в те годы.

Она умерла тихо и незаметно в своей роскошной квартире на Смоленской набережной. Очередной раз общество оказалось равнодушным к судьбе художника. Горько. Горько вдвойне, потому что художник был еще и прекрасной женщиной, умнейшим человеком.

Избави Бог кого-нибудь из нас от такой судьбы…

Владимир ВАХРАМОВ – специально для “Музыкальной Правды”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Украсть поясок
Автор сценария – жизнь
Клипсы
Новый альбом «новой Земфиры»
Время Чингиcхана
DVD-обзор


««« »»»