Алексей Кортнев и его случаи

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

Поскольку в проекте «Правда-24» мы пристраиваем зрителям приютских котов, то первый вопрос Алексею Кортневу я задал на смежную тему.

 

Коты Vs мыши

– У вас ведь есть представители фауны дома?

– Да. У нас в семье живут кошки, но они такие полузверские, полуодичалые. Они живут в подвале нашего дома загородного. И мы их не кормим. Но очень любим, то есть чешем, ласкаем. А кормятся они сами всякими жучками, паучками. И в частности съели всех мышей в деревне, за что мы им очень благодарны.

Когда в деревню приезжали представители СЭС морить каких-то клопов, то вылезши из подвала этот представитель снял маску с себя и сказал: «ничего себе, у вас нету крыс в деревне». То есть это деревня, в которой кошки победили крыс.

Старшие Vs младшие

– У вас же пятеро, да? Четыре сына и дочка. Я у всех многодетных отцов, ну, и у матерей, спрашиваю (людей я имею в виду творческих), не приходило вам в голову собрать коллектив Кортневых?

– Вы знаете, нет, не приходило. Потому что трое младших моих, они унаследовали же не только мои гены, но и гены моей жены, Амины Василовны Зариповой, у которой нет ни слуха, ни голоса вообще.

Амина Василовна Зарипова (тат. Əminə Wasil qızı Zaripova, Әминә Васил кызы Зарипова; 10 августа 1976, Чирчик, УзССР, СССР) — спортсменка, представляла художественную гимнастику в индивидуальных упражнениях. Неоднократная чемпионка мира. Заслуженный мастер спорта по художественной гимнастике. Замужем за Алексеем Кортневым (лидер группы «Несчастный случай»). От этого брака у них двое сыновей (Арсений и Афанасий) и дочь Аксинья.

 

– А это когда-то было помехой в шоу-бизнесе вообще, хотел бы я узнать?

– В таком составе, как вы предлагаете, конечно было бы.

– Понятно. Потому что, мне кажется, что, это хороший был бы пиар-ход, в принципе. Как вы считаете?

– Наверное, но тут еще надо учитывать, что у нас разброс: старшему у нас 26. А младшему три.

– А в этом тоже есть какой-то кайф.

– Ну, есть, да, согласен, согласен. Сложновато. Нет, не потянем, наверное, мы это. Все-таки наша семья не так сконцентрирована на музыке, как семейство Джексонов.

– Но а дети, учитывая, что они от разных матерей, коммуникают между собой?

– Да, очень, очень. Коммуникают просто со страшной силой.

– То есть, нет какого-то антагонизма?

– Нет, абсолютно нет. Они очень друг друга любят. Вот без малейшего преувеличения. Младшие старших братьев просто обожают.

Партнер Vs спутница

– Хорошо. Отсутствие, допустим, голоса и слуха – это ведь не значит автоматом отсутствие интереса к музыке. Что они слушают?

– Младшие очень любят песни из современных мультипликационных сериалов. Сейчас надо сказать, происходит фантастический ренессанс детской песни.

– Что такое детская песня? Просто объясните.

– Песня, написанная специально для детишек, для детских фильмов или для детских мультфильмов. Но сейчас через мультипликацию этот ренессанс происходит. Потому что детского кино (большого, полноформатного) практически нет. Ну, то есть, оно есть, но оно не становится столь успешным, как сериалы «Смешарики», «Фиксики», «Маша и медведь», «Барбоскины» и так далее.

Я очень хорошо разбираюсь в предмете. Потому что мои дети смотрят это все непрерывно. И там появились совершенно восхитительные композиторы и поэты, которые делают просто шедевры на уровне, вот сейчас скажу кощунственное, но, тем не менее, – на уровне «Бременских музыкантов». Да. На уровне Энтина пишут люди. Причем несколько таких человек, которые пишут тексты. И это просто восхитительно.

А самая лучшая работа не из мультфильмов, на мой взгляд это пластинка, которую спродюсировала и частично записала моя жена бывшая любимая Ира Богушевская.

 

Юрий Сергеевич Энтин (21 августа 1935, Москва) — советский и российский поэт, драматург, поэт-песенник, сценарист. Широко известен в России и СНГ благодаря песням из кино-, теле- и мультипликационных фильмов. Неоднократно становился лауреатом Всесоюзного конкурса «Песня года» с песнями «Лесной олень», «Крылатые качели», «Уч-кудук — три колодца», «Гей, славяне!». В течение нескольких лет (1995—1997) был автором и ведущим детской передачи «Чунга-Чанга» на канале ОРТ, создателем которой был также Станислав Митин. Музыку к песням писали Геннадий Гладков, Алексей Рыбников, Владимир Шаинский, Евгений Крылатов, Максим Дунаевский, Марк Минков, Давид Тухманов.

 

– Первая ваша супруга.

– Да, да. Которая называется «Детская площадка». Состоит из 19-ти, по-моему, детских песен, невероятного качества совершенно.

– А вы с Богушевской поддерживаете отношения творческие или только как родители первенца Артемия?

– Как родители первенца, во-первых. Во-вторых, ну, скажем, Ирка выступала у нас на юбилее. На 30-летии.

 

Ирина Александровна Богушевская (2 ноября 1965, Москва) — певица, поэтесса, композитор. Создаёт музыку в стиле театрализованный джаз или кабаре-рок. Широкую известность получили альбомы, написанные в творческом союзе с Алексеем Кортневым: «Книга песен» и «Лёгкие люди». Записывала песни на стихи Александра Вертинского совместно с Александром Ф. Скляром.

 

– На 30-летии «Несчастного случая»?

– Да, у нас целая глава была посвящена становлению группы, возникновению ее. И студенческому театру МГУ, соответственно, где мы с Ирой и познакомились и поженились. И Ира там у нас была центральный персонаж этого большого блока. Она с нами спела несколько песен.

– Ваша творческая биография на самом деле поражает разнообразием форматов. То есть вы и телевели там…

– Какие у тебя два слова уже приобрел, «коммуникают» и «телевели».

– Телевели – это мой собственный новояз.

– Супер. Очень хорошо.

– Ну, а как? Ну, а как сказать, ну, работали, служили.

– Нет, телевели мне очень нравится.

– Короче… Служили телеведущим в очень многих передачах. Эти проекты вы бросали, потому что становилось как-то скучно? Или появлялось что-то более интересное?

– Я бы сказал так, вот то, что было на телевизоре, заканчивалось всегда, я думаю по причине того, что становилось скучно. Я не сам закрывал. Но, наверное, качество начинало катиться вниз.

Но и потом, на самом деле, мне не удалось ни разу сделать с коллегами с моими программу, которая бы, действительно, стала хитовой, и продержалась бы там больше двух сезонов, ни разу. Как-то появлялось и исчезало, появлялось, и исчезало. Но, с другой стороны, я очень благодарен судьбе за то, что принимал участие и в «Оба-на!», и в КВН.

– «Оба-на!» – это с Угольниковым, да?

– Да, да, да.

 

Игорь Станиславович Угольников (16 декабря 1962) — актёр, кинорежиссёр, сценарист и продюсер. Академик международной академии телевидения и радио. Широко известен как киноактёр и телеведущий программ «Оба-на!», «Оба-на! Угол-шоу», «Доктор Угол» и «Добрый вечер с Игорем Угольниковым» в первой половине 1990-х годов. Часто приглашался в жюри Высшей лиги КВН.

 

Игра Vs правда

– Под финал – вопросы из нашей чудо-колоды «Игра в правду». Вам иногда кажется, что вы умнее большинства ваших друзей?

– Я скажу так, казалось. Сейчас я это мнение свое перерос. То есть я, во-первых, познакомился с несколькими людьми, которые точно умнее меня. Произошло это в возрасте уже старше 30 лет. А, во-вторых, все-таки, мне кажется, с течением времени гордыня развеивается, если человек все-таки умен хотя бы чуть-чуть.

– Следующий вопрос. Вам случалось засыпать на спектакле, в кино?

– Конечно, мне случалось засыпать. Это всегда страшно неловко. Один раз когда-то давно, мы пошли с моей гражданской женой, Юлией Рутберг в театр имени Гоголя, где игрался спектакль по пьесе Стриндберга. Это было такое зрелище, что я несколько раз засыпал. Юлька меня будила. Я умудрился в темноте в зале достать книжку из сумки. И начать ее читать, вот так в неверном рефлексе от сцены. Просто, чтобы не валиться то туда, то сюда. На сцене разыгрывались какие-то лесбийские страсти, страшные совершенно, я читал. Ну, а перед этим несколько раз уснул.

– Ну и последний вопрос из наших традиционных. Пробовали ли вы мясо животного, которого не принято есть?

– Ну, я могу рассказать вам историю. Когда-то в 90-е годы мы были на гастролях в Самаре еще со студенческим театром МГУ. И летели обратно на самолете из Самары в Москву. И рейс страшно задержали в связи с погодой. Мы сначала сидели в Самаре, в Москве была гроза. Потом нас посадили в Пулково. Потом из Пулково еще через час мы полетели во Внуково. Приземлились во Внуково, спустя, наверное, часов шесть, после того, как нас посадили в самолет. Поскольку это рейс Самара–Москва, то никакой еды на борту, естественно, не было. Нас какая-то бабушка вареньем кормила, которое внучке везла. Ну, весь самолет.

И вот, когда во Внуково мы выбежали из самолета, выбежали на привокзальную площадь, там продавались шашлыки. Какие-то местные люди колоритные жарили шашлыки. Мы прибежали к ним, и от голода, от жадности купили по три палки этих вот сочащихся кусков мяса. Начали их есть. Едим, едим. И взяли слишком много. Не смогли. Много осталось.

И взяли мы тарелку с моими товарищами, и так пошли искать собак, чтобы покормить. И нашли – какая-то стайка сидит недалеко в кустах. Мы им так, нате, бобики, это мясо. Они стали пятиться.

– Ух ты! Это вот история.

– И вот я думаю, ел я мясо домашних животных или нет?

– Ну, кстати, с собаками в Корее очень даже принято.

– Ну, да, согласен. Ну, у нас-то не принято. Тем более вот этих прямо Бобиков, которые рядом.

– С животных начали, ими и финишируем. Успехов и без несчастных случаев!

 

 


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Биться в середине неизвестности»: Состояние неразрешенной «обременённости»
«Черная месса»: Сатанинский обряд
Спасти Киану Ривза
Коротко
МакSим = студентка
Ты в «Голосе», детка!
Про нерадикальный масскульт
Кудрявцев покажет фото
Признания Татьяны Лазаревой
Беспристрастно про «Пристрастный реквием»


«««
»»»