Беспристрастно про «Пристрастный реквием»

Рубрики: [Книги]  [Рецензия]  [ТВ]  

Обложка книги «Влад Листьев. Пристрастный реквием»

Обложка книги «Влад Листьев. Пристрастный реквием»

Прочитала днем у себя в ленте пост гиганта музыкального шоу-бизнеса, продюсера Евгения Фридлянда:

«В Фэйсбуке он немногословен. Но интересен. И сразу можно понять, что он за человек. А когда он пишет книги или интервьюирует, то сразу видны профподготовка и талант! Мне он очень импонирует!».

Листьев и Татьяна Дмитракова

Главный герой книги и ТВ-режиссер Татьяна Дмитракова

Эх, Тальков, зачем ты…?

Это Женя про своего тезку Додолева написал.

И тем же вечером (вот бывают же совпадения) в гостях у своей племянницы, которая учится на тележурналиста, обнаружила додолевскую книгу «Влад Листьев. Пристрастный реквием». Сама бы такую не купила: «Взгляд» я не смотрела (была сибирской школьницей в конце 80-х), Листьева помню по ток-шоу «Тема» и не очень то мне он симпатичен. Но здесь решила прочитать. Потому что одна из глав называлась «Миф № 08. Игорь Тальков был запрещен».

Заинтриговали и выносы на последнюю обложку, и предисловие Кирилла Разлогова.

А.Любимов, Е.Додолев, К.Эрнст, Н.Негода

Эпоха перемен: А.Любимов, Е.Додолев, К.Эрнст, Н.Негода

Сначала про Талькова. Оказывается там был ого-го какой конфликт. И автор однозначно выбирает стороны в этом противостоянии. Процитирую:

«Игорь Тальков просто нарушил регламент, что было непрофессионально. И вообще говоря, он был там гостем, а поступил по-хамски, сказав хозяевам «Фу, какая гадость ваша заливная рыба». Ему это вообще было свойственно. Нарушения регламентов + хамство. Из-за этого, увы, он и погиб столь трагически и нелепо. Пусть меня фанаты рвут на лоскуты, но я знаю, что все антивзглядовские заявы певца = просто бессовестные понты. И некрасиво было с его стороны обращаться к Листу «Вадик» в презумпции того, что он знать не знает как на самом деле зовут Владислава Листьева».

Виктор Цой с Владимиром Мукусевым

Виктор Цой во «взглядовской» студии с Владимиром Мукусевым

Это резюме Додолева. А про сами разборки певца (позднее убитого) с телеведущим (позднее тоже застреленным) пересказывать здесь не буду, слишком много букфф. Хотя и занятно, черт возьми.

И, конечно, для меня было открытием, что Влад Листьев и сотоварищи помогали нашим рокерам, а те (это уже, как понимаю, авторское мнение) как бы способствовали раскрутке «Взгляда». Вот как там все это подано (квинтэссенция, так сказать):

«Миф № 10. Русский рок вышел из подполья благодаря «Взгляду». По этому поводу в свое время высказались все ведущие программы. ТВ-проект и рок-музыка внесли зримую лепту в разрушение… здесь каждый волен подставить то, что сочтет нужным. В три последних года восьмой декады прошлого века Листьев & ведущие «Взгляда» были такими же кумирами молодежи, что и рок-музыканты. Но! Последние были популярны (пусть и в подполье) до эпохи гласности, и остались при фанатах (пусть и немногочисленных) по сию пору».

Кроме того, порадовали оригинальные тезисы сочинителя. Например, такой:

«У интеллигенции свои, отличные от электората представления о прекрасном. Именно поэтому на Гостелерадио СССР безраздельно доминировала симфоническая музыка, в то время как покорный зритель полуподпольно внимал на кухнях проникновенному прерэпу Владимира Семеновича Высоцкого… Не было и нет смысла полемизировать, пытаясь понять, что «полезней для подрастающего поколения» или «культурней» – Чайковский или Окуджава? Абсурд. Jedem den Seinen. Примадонна отечественной попсы Алла Пугачева не имела в СССР и сотой доли эфирного времени, которое жертвовалось камерным концертам. Хотя количество эфиров, по логике вещей, должно быть обратно пропорционально нотному качеству. Так что ныне все просто стало на свои места. И в контексте рыночных отношений спасать культуру бессмысленно. Если под последней понимать не масскульт, а, повторюсь, ту субкультуру, которая тождественна (в лексиконе респектабельных мэтров) КУЛЬТУРЕ. Призыв спасать «разумное, доброе, вечное» в нынешнем контексте есть просто глас вопиющего в пустыне. Снявши голову, по волосам не плачут. И без того неоправданно долго в России поэт был больше, чем поэт, а писатели числились инженерами душ человеческих. Совокупность норм & ценностей отечественной творческой интеллигенции более не смеет претендовать на звание «Культуры как таковой». А утратив властную крышу, субкультура творческой интеллигенции не может рассчитывать на то, что будет массовой».

 Д.Захаров, В.Листьев, А.Любимов.

Первая тройка «Взгляда»: Д.Захаров, В.Листьев, А.Любимов.

Сколько людей, столько мнений

Теперь про выносы на последней обложке. Очень разные журналисты и очень по разному написали о своем коллеге.

Вот Игорь Воеводин, сам в прошлом экстравагантный телеведущий а ныне замечательный писатель оригинальничает:

«Сегодняшний Додолев, с таким изяществом написавший книгу, напоминает мне Дика Дайвера из бессмертного романа Скотта Ф. Фитцджеральда. Еще не потерявшего золота волос, но уже почуявшего ледяной ужас Бездны. Ибо кому мы нужны в этом мире, кроме врагов? Читать о внутренней кухне «Взгляда» любопытно — подглядывать любят все. А мне еще интереснее, потому что через додолевских дружков я отчетливее вижу его самого и замечаю то, что ускользало, а знакомы мы двадцать лет».

И тут же безапелляционное заявление мегаодиозного, однако яркого Мишы Леонтьева:

«Именно «взглядовцы» упорно и беспечно хотели как лучше. «Взгляд» очень многое открыл, прорвал, нашел, но была ли эта программа умной – ответ нагляден. В том-то и проблема, что то, что наши борцы за свободы, против засилья пошлости, развлекухи и т.д. считают умным, таковым ни в кой мере не является».

И наконец ироничная жена Сергея Шолохова, муза «Тихого дома» Татьяна Москвина:

«Тип перестроечного (как бы честного, как бы гражданственного) тележурналиста вывелся из природы. Додолев – автор наблюдательный, трезвомыслящий и злой, это хорошее сочетание. Но всей правды он в своей книге не сказал. Это оставило у меня некоторое чувство разочарования… Нельзя же так играть на нервах, дорогой товарищ журналист, знаешь – скажи, не знаешь – не мучай, а то развел тут шекспировские страсти».

Уже заинтригована до крайности, а тут еще и Разлогов, представляя вещь, утверждает:

«Предлагаемая вниманию читателя книга – явление по-своему уникальное, поскольку она сочетает в себе несколько проекций того (или, следуя объекту описания и анализа, – несколько взглядов на то), что происходило, казалось бы, в совсем недавнем прошлом и у всех в памяти, однако, представляется каждому со своей позиции, нередко противоречащей другим. Евгений Додолев – непосредственный участник программы «Взгляд», о которой он пишет со страстной заинтересованностью. И все же он строит свою книгу не как поток личных воспоминаний, а скорее как конструктор-аналитик: автор-составитель монтирует разные куски истории, разные фрагменты, мифы, интервью, которые, каждое по-своему, проливает свет на какой-то небольшой фрагмент этой весьма поучительной, хотя и достаточно короткой истории, и стремится найти в этом своеобразном калейдоскопе определенные силовые поля, которые так или иначе представляются ему важными».

Короче, взяла книгу домой. Прочитала эти мемуары за один день. Ненавижу всякие псевдохудожественные домыслы типа «И в этот момент он осознал, что настало время действовать; сердце его бешено колотилось, но руки крепко держали микрофон». Никакой такой дешевой литературщины в «Реквиеме» нет и в помине. Очень плотное, деловое изложение малоизвестных фактов, много самых разноплановых интервью с ТВ-кумирами того времени, но при этом без сухости или отстраненности, напротив – очень живо, динамично и увлекательно, хотя отчасти и сумбурно, imho. И по жанру это, конечно, в чистом виде журналистское расследование, а не байопик.

Прямая речь спикеров дополнена остроумными и неожиданными авторскими ремарками, которые рисуют портрет забываемой нами перестроечной ТВ-эпохи.

Интересна и структура издания со сквозными темами. Особенно любопытны главки с разоблачением телевизионных мифов и занятными портретами персонажей.

Понятный расклад

И понятно почему этот многословный «реквием» назван «Пристрастным». Евгений Додолев явно и недвусмысленно прописывает как свои симпатии, так и антипатии. Мне кажется, что между строк без проблем можно прочитать его отношение к тем или иным персонажам.

Автору очевидным образом импонируют Иван Демидов и Александр Любимов, неподдельным интересом и считываемым признанием заслуг пронизаны его пассажи про Константина Эрнста, а неведомому мне основателю компании ВИD Саше (Гаражу) Горожанкину вообще пропета осанна (герой, «воин», бла-бла-бла).

Зато Анатолия Лысенко и Андрея Разбаша описывает гораздо сдержанней, а про Виталия Вульфа так и вовсе говорит вещи удивительные и пожалуй что неприятные.

Талантам «взглядовских» ведущих Александра Политковского и Владимира Мукусева их коллега отдает дань, но по-человечески они автору безразличны: такое создается впечатление.

Узнала из «Реквиема» о многих телемастерах, которые работали за кадром и публике неизвестны абсолютно. Режиссер Татьяна Дмитракова, корреспондент Елена Саркисян, оператор Владимир Брежнев, которой назван… «гениальным»!

Ну и, само собой, удивила версия убийства Владислава Листьева, не то, чтобы шокировала, но как бы основательно меня озадачила.

Так что не исключаю, что и другие книги Додолева о «Взгляде» (и о Владе) прочитаю теперь. К мнению Евгения Фридлянда присоединяюсь.

Анна ВИЛЬДЕРМАН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Биться в середине неизвестности»: Состояние неразрешенной «обременённости»
«Черная месса»: Сатанинский обряд
Спасти Киану Ривза
Коротко
МакSим = студентка
Ты в «Голосе», детка!
Алексей Кортнев и его случаи
Про нерадикальный масскульт
Кудрявцев покажет фото
Признания Татьяны Лазаревой


«««
»»»