Культурный код

Рубрики: [Кино]  [Рецензия]  

Токийская невестаВ российский прокат вышла картина бельгийца Стефана Либерски «Токийская невеста» по одноименному роману писательницы Амели Нотомб. Фильм в целом можно охарактеризовать как зрительский, но культового статуса сопоставимого с «Амели», к которой отсылает слоган ленты, ему добиться в силу многих причин будет проблематично. Что, впрочем, ни коем случае не делает «Токийскую невесту» менее очаровательной.

Амели (Полин Этьен) приезжает в возрасте двадцати лет в Японию, где родилась, но уехала в пять лет с родителями в Бельгию. Но страсть к японской культуре в ней за это время совсем не ослабела, и она снимает квартиру в Токио, не имея четких представлений о своих планах, желая понять загадочный Восток и написать какую-нибудь великую книгу об этом. Ее проводником по миру настоящей Японии становится Ринри (Тайчи Иноэ), откликнувшийся на ее объявление об уроках французского. Будучи франкофилом, он тем не менее предпочитает игнорировать тот факт, что Франция и Бельгия это разные страны. Постепенно между ними начинает развиваться роман, в котором каждый любит в лице другого свои идеализированные представления о другой культуре.

«Токийская невеста» старательно развлекает своего зрителя на протяжении всего хронометража то веселеньким саундтреком (Казимир Либерски), то красивыми живописными кадрами, то смазливыми актерами в милых нелепых ситуациях, и как непритязательный ромком с культурологическим обрамлением фильм абсолютно преуспевает.

Однако сюжетная конструкция фильма не всегда видится до конца продуманной и проработанной. Так, например, отношения Амели и Ринри переживают свои взлеты и падения, однако причины разочарований Амели, если и даются, то совсем уж мимолётно и расплывчато, хотя самой явной мотивацией можно назвать невозможность в конечном счете стать своей в чужой культуре, расшифровать ее код до конца. В этом смысле очень показательны две другие франкоговорящие героини, одна из Франции, а другая из Канада. Даже с ними Амели всегда ощущает непреодолимую дистанцию, а то и неприкрытую враждебность.

Также, конечно, это история взросления и обретения самостоятельности героиней. От своей наивной очарованности она со временем переходит к более прозаичному восприятию действительности. Но при этом способность к писательству в ней возникает только после этого, после обретения подлинной независимости от родителей, от Ринри, от собственных идиллических взглядов. Цунами и катастрофа на Фукусиме вынуждают Амели покинуть Японию, а вместе с ней и несбыточные мечты о возможности слияния с другой, чужой культурой, ведь все ее грезы лишь загнали Амели в тупик, ей все равно была доступна лишь имитация японской жизни, также как и для Ринри только имитация французской.

«Токийская невеста» безмерно милая и обаятельная лента, ни на что не претендующая, но всякий решивший скоротать в компании фильма вечер об этом вряд ли пожалеет, если только, конечно, у него нет непереносимости к такого рода легковесным, немного пустоватым и (почти) французским  ромкомам.


Константин Игнатущенко

Кинокритик, журналист, теолог. Автор монографии «Сравнительный анализ доктрины канонических Упанишад в контексте православного мировоззрения (по текстам Дойссена П.Я.)»

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Неповоротливое кунг-фу
Limp Bizkit в России
Коротко
Наталия Гулькина пообещала сенсационную «Исповедь»
Это «Голос»
«Калинов мост» вызовет «Циклон»
Романтика в стиле рок
«Спасение»: Фаворское преображение
Севара выпустила клип с Вячеславом Бутусовым
Красавица и чудовище
«Стажер»: Мы странно встретились…


«««
»»»