Патриция Каас, немка из Франции

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

Патриция Каас

Патриция Каас

Недавно ПАТРИЦИЯ КААС потеряла самое дорогое в ее жизни существо. Я это животное помню: она пришла на съемку с крохотной болонкой по имени Текила.

I. Ангел по имени Текила

– Где и как вы собираетесь справлять Рождество?

– Рождество я проведу с семьей, со своими сестрой и братьями.

– У вас пятеро братьев?

– Четыре. Одного больше нет с нами. И у меня есть сестра. Я пойду к сестре. А потом к каждому из братьев. А потом, возможно, в один из дней мы сходим в боулинг все вместе.

– Замечательно. А чем занимаются ваши старшие братья?

– По-разному. Один работает в больнице. Второй больше не работает.

– Он на пенсии?

– Не совсем на пенсии. Он уже достиг возраста, чтобы перестать работать. Моя сестра заботится о детях, другой брат держит бар.

– Никто из них не занимается шоу-бизнесом. Удивительно. А что скажете об этом члене семьи, как ее зовут?

– Она – мое дитя. Ее зовут Текила. Мне ее подарили, когда я снималась в фильме, в 2000 году. Она моя любимица, мой лучший друг, дитя. Мой ангел и хранитель.

– Она сопровождает вас везде?

– Да.

– Как она переносит авиаперелеты?

– Некоторые авиакомпании не слишком рады этому. Но я могу держать ее при себе. Она привыкла к моей жизни, она знает, когда поесть. Она привычна к моей жизни.

– Чем она предпочитает питаться?

– Курицей.

– А вы?

– По-разному. Зависит от ситуации. У меня нет любимого блюда. Иногда это паста, когда у меня нет времени. Мне нравится бефстроганов. Иногда мне нравится венский штрудель, эскалопы. Мне нравится немецкая кухня.

– Вы пробовали что-нибудь из русской кухни?

– Мне нравится борщ, бефстроганов.

– Что вы пьете? Ну, кроме воды, конечно.

– Могу позволить себе немного вина.

– Может быть, шампанского на Новый год?

– Я не слишком люблю шампанское.

– Ваш имидж связан с чаем «Липтон». Поскольку вы рекламировали его. Когда я спрашивал, что вы пьете, я подумал, что вы скажете про чай.

– Конечно. Я пью чай.

– Вы пьете чай утром или предпочитаете кофе?

– Утром я предпочитаю очень легкий кофе американо. Я люблю пить чай с медом перед выходом на сцену.

– Вы нервничаете перед выходом на сцену?

– Нет.

– Больше нет? Или вы никогда не нервничали?

– Я никогда особенно не нервничала. Знаете, когда я начинала давать свои первые концерты, мне было немного страшно. Потому что это не так уж просто. Или когда моя семья сидит в зале, я тоже немного нервничаю. Когда семья смотрит на меня, я чувствую, что должна быть лучше. Но обычно я не нервничаю.

II. Мадонна в китайской трактовке

– Влиятельная китайская газете People’s Daily назвала вас французской Мадонной.

– Я слышала об этом. Когда я давала концерт в Ханое во Вьетнаме, было очень жарко. Меня попросили одеться не слишком вызывающе. Я была одета в длинное платье. Но оно было телесного цвета. Поэтому это выглядело так, будто на мне совсем не было одежды. Мужчины просто сходили с ума. Тогда они сказали, что я – французская Мадонна. Но мне нравится это. Мне нравится Мадонна.

– То есть это никак не связано с манерой вашего пения?

– Думаю, нет. Мне, конечно, нравится двигаться на сцене. Но я думаю, что причина была в том, как я была одета.

– Вы очень популярны дома, во Франции. А также в Германии, конечно, в Бельгии, Швейцарии. Вы также очень популярны в России и Корее. Вы могли бы объяснить, почему?

– Я думаю, это из-за моего голоса. Когда я впервые приехала в Россию, был 89-й год. И в стране происходили большие политические изменения. Что, возможно, наложило свой отпечаток. Иногда я совсем не могу объяснить, что конкретно происходит. Просто мы со зрителями понимаем друг друга, что-то происходит внутри.

– То есть дело в посыле, который несут ваши песни?

– Не только посыл. Это образ мысли и способ рассказать о вещах, какая-то внутренняя сила. А, может быть, я выгляжу похоже на здешних женщин.

– Но я бы не сказал, что вы похожи на российских женщин.

– Я имею в виду, что у меня славянский тип внешности.

– В программе вашего тура «Памяти Пиаф» 21 композиция. Вы сами выбирали песни?

– Конечно, я сама подбирала их. И это было очень сложно. Потому что я не знала, что у Пиаф более 430 песен. Подбор песен занял много времени. Я выбирала те песни, которые известны людям. Мне также хотелось поделиться теми, которые я открыла для себя впервые. Мне нравятся тексты и энергетика этих песен. Это было счастьем – идея поделиться теми песнями, которые люди не знают. Что также было важно в этом шоу – поделиться эмоциями радости, боли. Помянуть людей, которые были для нее важны. Например, Жан Кокто. Часть шоу составляет театральная постановка. А также у нас есть фотографии Пиаф, где она не в черном платье. А бежит по пляжу, улыбается и радуется жизни. Мне также было важно привнести черты 30-х, 40-х, 50-х годов в современность, чтобы они прозвучали в новом свете. Мне хотелось, чтобы характер Пиаф был бы виден в этом шоу.

– У песен прекрасная аранжировка. Кто занимался этим?

– Я работала с Абелем Коженевским. Он сочиняет музыку к кино.

– В Голливуде?

– Не только в Голливуде. Ему было очень сложно. Потому что я буквально стояла у него за спиной, постоянно напоминая, что мы должны уважать Эдит Пиаф, уважать ее музыку. И для меня также было сложно найти баланс между уважением к музыке Пиаф и новой аранжировкой. Но Абель прекрасно справился. Звучание новое. Но, тем не менее, это по-прежнему Пиаф. Мы выбрали верное направление.

III. Спонсор Жерар Депардье

– Правда ли, что вашим первым продюсером был Жерар Депардье?

– Он был не продюсером. Он финансово помог выходом первого сингла.

– То есть он был вашим спонсором?

– Он платил только за первый сингл. Франсуа – это друг семьи Депардье. Пришел в кабаре, где мы выступали. Он представил меня Жерару. Депардье всегда любил заниматься новыми вещами. Открывать рестораны и тому подобное. И он сказал: я хочу помочь этой девочке петь. И дал денег на запись первого сингла. Но это и все.

– Почему? Это было неуспешно?

– Да. Первый сингл был неуспешным. Это был 1985 год. Но просто он сделал то, что хотел. И остановился на этом.

– А когда вы путешествуете в самолете, предпочитаете спать или смотреть фильмы?

– Зависит от ситуации, от времени перелета. Если прилетаю днем, я стараюсь поспать. А вообще люблю смотреть французское кино.

– Никогда не плачете, когда смотрите кино?

– Нет, могу быть тронута. Но меня трудно заставить плакать.

– А какую музыку вы слушаете, ну, разумеется кроме вашей?

– Я не слушаю свои песни.

– Даже чтобы проанализировать, понять, не стоит ли поменять аранжировку?

– Я переслушиваю свои песни, когда готовлюсь к гастролям, чтобы освежить их в памяти или поменять аранжировку. Но в жизни – нет.

– Вам не нравится ваша музыка?

– Она есть у меня на компьютере. И когда ставлю произвольное воспроизведение, да, там иногда мелькают мои песни. Но я не могу сказать, что слушаю свою музыку. Это было бы странно.

– Какую музыку вы слушаете?

– Последнее время мне было некогда слушать музыку. Я полностью погрузилась в песни Пиаф. И должна сказать, что мне нравится тишина. Также мне нравится Лана дель Рей, Адель, Мелани Гордон. Зависит от ситуации.

– В любом случае это не рок-музыка. Вы не думаете, что вокруг Адель поднимают слишком много шума, что ее переоценивают?

– Нет. Она прекрасна.

– Вы ей завидуете? А есть какие-то певцы, слушая которых вы могли бы сказать: ой, я бы тоже хотела так выступать?

– Нет. Но есть песни, которые мне нравятся.

– Вы помните свой первый концерт в Москве?

– Да.

– Как это было? Какое было время года, зима?

– Нет, я выступала для телевидения. Я пела одну из своих песен. А когда я приехала во второй раз, я дала четыре концерта в «Олимпийском» для девятнадцати тысяч человек. Я даже не поняла, что произошло. Сначала я приехала просто на передачу. А второй раз принес такой успех.

– Все ваши русские поклонники восхищаются Патрицией Каас. Мы очень надеемся, что ваш визит в Москву – не последний.

P.S.

О смерти Текилы я узнал из ленты Facebook’а, увидев пост своего коллеги из «Экспресс-газеты» Михаила Панюкова:

«У Патрисии Каас горе – умерла ее собака Текила, которую ей подарил Клод Лелуш. Это и моя личная потеря, ибо я был с усопшей лично знаком. Да-да! Ровно пять лет назад они обе приезжали на «Золотой граммофон», куда я был аккредитован. А накануне как раз писал о скандале: собачку не хотели пускать в Кремль, где проходила церемония. Так что кличку ее запомнил хорошо. И вот стою я такой, скучаю в толпе журналистов. И вдруг – как солнце из-за туч – входит Патрисия! А чуть позади – мужик с мальтийской болонкой на поводке. Охрана сразу взяла их в кольцо, отсекла нашего брата. К телу звезды пустили только одну камеру, представляющую телеканал, на котором шла трансляция. С ней, с камерой, Патрисия и беседовала под благоговейными взорами окружающих. А я, надо сказать, уже здорово набрался в баре. Да и скучно так стоять. Как заору: «Текила, здорово!!!» Журналюги вздрогнули, охрана напряглась, мужик нахмурился. А собака, услышав свое имя, что совершенно естественно, начала махать хвостиком. Вы бы видели лица охраны: «КАК?! ОНИ ЗНАКОМЫ?! ОНА ЕГО ЗНАЕТ??!!! НУ, РАЗ ТАК…». Секьюрити почтительно расступились, и я шагнул прямо в круг, где был только застывший от удивления мужик с поводком и Каас, болтавшая с камерой. В результате мы игрались с песиком минут 10 под взглядами охреневших коллег, пока Каас не закончила интервью… «Текила отправилась к ангелам. Гав. Гав.» – написала Патрисия в своем Twitter’е. Даже знай я французский, лучше бы сказать не сумел».


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

15 лет: от Малолетки до Акулы
Коротко
Кэйко Мацуи, живущая на небе
Эра нового мира в Кремле
Новости. Мэрилин Монро покорила Вашингтон
«Медные трубы» Пелагеи
«Внезапный будильник» Сукачева
Запой с Михаилом Ефремовым
Только, только этого мало


««« »»»