БАРБАРА БРЫЛЬСКА: И ВАМ НЕ НАДОЕЛО?

– Пани Барбара, вы давно не приезжали к нам?

– Последний раз – лет семь назад была проездом в Москве, когда снималась в Ташкенте у Файзиева.

– Как вас встретила Россия? Она изменилась?

– Я многого не видела. Но аэропорт точно изменился в худшую сторону; я три часа стояла с паспортом в очереди. Ужас! Это всегда длилось долго, но чтобы три часа – никогда.

– А люди стали другими?

– Что вы, людей невозможно так быстро изменить.

– Ваше первое образование – художник по тканям. Почему же вы стали актрисой?

– За меня всегда все решали учителя. В средней школе велели идти в художественно-промышленное училище, а там директор сказала, что у меня абсолютно нет никакого таланта и посоветовала поступать в театральное. Всю жизнь следовала советам мудрых учителей. Это было что-то даже типа шантажа.

– Вы понимали, что красивы, до того, как об этом узнала вся Польша?

– Нет. Об этом обязательно должны сказать.

– Вас это изменило?

– Конечно. Ужасно. Ведь у меня даже одно время существовал комплекс худобы. Мне говорили что-то вроде: вот были бы у тебя пухленькие щечки, была бы красавицей…

– Вы знаете о том, что вы знамениты в нашей стране благодаря “Иронии судьбы”?

– Да, конечно. Еще бы, если мучить людей столько лет… Как вам за 19 лет не надоел этот фильм?! Семь лет назад я была в частной поездке в Ереване. Приехала в 4 часа ночи и шла по гостинице. И вдруг дежурная по этажу как всплеснет руками: “Ой! С легким паром!” Я была приятно удивлена. Ведь подумать только, где Варшава – и где Азия?

– Вы играете в театре, если не снимаетесь?

– Никогда не играла в театре. Это ужас – каждый день повторять то же самое перед публикой, которая мешает, причем среди одних и тех же завистливых коллег.

– Чем же вы занимаетесь в свободное время?

– Вышиваю “ришелье”. Одна дырка – 7 минут. Но на фестивале еще ни одной не сделала.

– Что бы вы хотели пожелать фестивалю?

– Чтобы не ждали Канн или Венеции, а привозили хорошие фильмы сюда. Меня поразило, что в программе международного конкурса нет ни одного российского фильма. Их “придерживают” для других фестивалей, занижая тем самым уровень своего собственного.

Но место – удивительное. Это для фестиваля очень важно. Главное – хорошая организация и реклама. А деньги это могут. Москва же – каменный город. Сталин, в конечном итоге, добился своей цели. Так что, если только пить и смотреть фильмы – подходить и Москва. А фестиваль требует своей ауры – климата, растительности. Сочи – замечательное место для него, – как Канны – весь город повернут к морю…

Полина ОРЫНЯНСКАЯ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КИНО – ЭТО ПРОСТО ЦИРК!
КОРОЛЕВА ПРИВЕТСТВУЕТ “ЖЕЛТУЮ ПРЕССУ” И ПИКАНТНЫЕ ЖЕСТЫ
“ХИТ-КОНВЕЙЕР”: СМЕНА БРИГАДИРА
ВАША ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ?
КАНН-95: МЫ ПОБЕДИЛИ


««« »»»