Неумирающий лебедь

Легенды окутывают имя гениальной русской балерины Анны ПАВЛОВОЙ до сих пор. Она никогда не рассказывала о своей личной жизни, а про свое детство говорила крайне мало. Точную дату ее рождения удалось установить только в архивах, а ее отчество до сих пор имеет несколько версий…

И пусть танец балерины не увековечен на кинопленке в таком объеме, в каком хотелось бы, но те немногие кадры, которые все же сохранились, дают полное представление о масштабе ее выдающегося дарования. А еще есть высказывания современников балерины, приходивших в экстаз от ее танца.

И у нас нет оснований не верить этим восторженным отзывам, ведь их авторы – коронованные особы и выдающиеся писатели, великие художники и композиторы, талантливые режиссеры и актеры прошлого.

Анна Павлова родилась 31 января (12 февраля) 1881 года в Петербурге. Ее мать, Любовь Федоровна, была прачкой, а отцом записали Матвея Федоровича Павлова, солдата из тверских крестьян. По другим данным, Анна была дочерью от первого брака матери. Но наиболее часто биологическим отцом будущей знаменитости называют известного петербургского банкира Лазаря Полякова, в чьем доме мать Анны служила горничной за несколько месяцев до рождения дочери. Как бы там ни было, Матвей Павлов с женой не жил. Анна всю жизнь предпочитала своему официальному отчеству производное от фамилии Павлова.

Жили они с матушкой бедно, но по большим праздникам Любовь Федоровна всегда старалась чем-то порадовать свою Нюру, как она ласково называла единственную дочь. Когда Ане исполнилось восемь лет, мать взяла дочку в Мариинский театр на балет “Спящая красавица”. Спектакль стал настоящим потрясением для впечатлительной девочки. Особенно ей понравилась Аврора, героиня балета. Нюра загорелась страстным желанием научиться танцевать так же, как исполнительница главной партии.

Любовь Федоровна отвела дочку в хореографическое училище на улице Росси, но там сказали, что она слишком мала и слаба, попросили подождать. Через два года Аня вновь поступала в училище. Экзаменаторы единодушно признали музыкальность и грациозность девочки, но ее физические данные вызывали сомнения у педагогов: тоненькое, почти прозрачное тело казалось слишком слабым для тяжелых нагрузок, неизбежных при серьезных занятиях танцем. Однако по настоянию Павла Андреевича Гердта, известного танцовщика и педагога, который сумел разглядеть в девочке способности к танцу, Павлову зачислили на балетное отделение Петербургского театрального училища. В те годы оно напоминало монастырь: такой же строгий устав, железная дисциплина и отрезанность от внешнего мира. В то время в моде были балерины с выраженными женскими формами, недлинными ногами, придающими устойчивость в танце на пальцах. А Павлова была худенькая, миниатюрная, тонконогая, с хрупким торсом. За худобу подруги называли ее Шваброй. Эта “воздушность” казалась недостатком и самой Нюре. Она усиленно питалась, стараясь нарастить мускулатуру, но все было напрасно. А вот педагог Гердт оценил необычность физических данных юной балерины и пытался убедить ее в том, что именно легкость и пластичность – главные ее достоинства, приводя в пример итальянскую балерину Марию Тальони, прославившуюся именно своей воздушностью.

В апреле 1899 года Анна закончила училище, а в июне была зачислена в труппу Мариинского театра. Дебют состоялся уже в сентябре в спектакле “Тщетная предосторожность”. Зрители сразу же почувствовали, что от других балерин Павлова отличается не только худобой, но и изяществом, лиричностью и грацией, а еще отмечали ее артистизм и умение перевоплощаться. Анна продолжала напряженные занятия, стремясь достичь совершенства в технике, и постепенно ее танец становился все безупречнее, партии – крупнее. Образы Флоры(“Пробуждение Флоры”), Лизы(“Волшебная флейта”), Никии (“Баядерка”) стали первыми по-настоящему успешными спектаклями. Психологизм и драматизм ее танца потрясли как зрителей, так и критиков. Следующим крупным успехом балерины стала Жизель в одноименном балете Адольфа-Шарля Адана. Эта партия как нельзя лучше соответствовала данным Павловой. А потом были Китри(“Дон Кихот”), Медора(“Корсар”), главные партии в балетах “Дочь фараона” и “Спящая красавица”. Итак, мечта Павловой сбылась – она станцевала Аврору в некогда покорившем ее спектакле, с которого и началась любовь к искусству хореографии.

Разумеется, молодая балерина была в центре внимания публики, представителей императорского двора и журналистов. Круг поклонников Павловой неуклонно расширялся. Многие пытались, как это было тогда принято, взять покровительство над молодой танцовщицей. Анна была на редкость хороша: обаятельная, изысканная, с царственным лицом. Особенно украшали ее глубокие темные глаза. Но девушка твердо отметала все ухаживания и предложения. Правда, со временам стала выделять одного поклонника – Виктора Дандре.

Виктор Эмильевич Дандре, потомок знатного рода, балетоман и знаток искусства хореографии, удачливый предприниматель, обер-прокурор Сената, стал первым, главным и единственным мужчиной в ее жизни. Не отличающийся красотой, на одиннадцать лет старше ее, он поначалу стал Анне другом и советчиком в делах балета, а затем сумел добиться ее любви. Виктор возил Анну по ресторанам, делал подарки, самым крупным из которых стал дом на Английском проспекте, где был сделан огромный репетиционный зал. Влюбленная Анна верила Дандре во всем, но когда поняла, что он значит для нее гораздо больше, чем она для него и никакого будущего у них нет, отошла в сторону…

Павлова неуклонно шлифовала свое мастерство, танцуя вместе с виртуозным артистом Михаилом Фокиным. Фокина влекла работа балетмейстера, и в скором времени он станет реформатором в искусстве хореографии и поднимет постановочную часть балетов на небывалую высоту. А Павлова станет первой музой Фокина. Она украсит балеты: “Египетские ночи”, “Виноградная лоза”, “Павильон Армиды”. Специально для Анны ее обожаемый Мишенька, как ласково звала его Павлова, поставит знаменитую “Шопениану” (она же “Сильфида”). А однажды во время одной из прогулок по набережным Венеции спонтанно родится номер, который навсегда станет визитной карточкой Анны Павловой – “Умирающий лебедь” на музыку Сен-Санса. Простая по сути хореография этой балетной миниатюры завораживала зрителя. В 1913 году Камиль Сен-Санс посетил Павлову в ее лондонском доме. Он играл для нее, она для него танцевала. Никогда мне уже не сочинить ничего, достойного стать наравне с вашим Лебедем”, – сказал он ей тогда…

В 1907 году состоялись первые зарубежные гастроли Павловой: Копенгаген, Стокгольм, Прага, Берлин… Труппа была невелика, возможности ограничены, поэтому выступавшие показывали лишь фрагменты из отдельных спектаклей и концертные номера, но русский балет покорил Европу. Толпы зрителей приходили на спектакли артистов из Петербурга. В Стокгольме несколько тысяч человек провожали Анну до гостиницы. Люди молча стояли под окнами ее номера, когда она зашла в отель, не желая мешать отдыху балерины. Растроганная Анна притащила из комнаты корзины цветов, подаренных ей в этот вечер, и стала бросать их в толпу… Сам шведский король Оскар II не пропускал ни одного представления Павловой, а в конце гастролей вручил ей орден “За заслуги перед искусством”. После такого признания все королевские особы Европы считали обязательным для себя бывать на выступлениях русской балерины, многие искали дружбы с ней.

Вскоре Павлова отправляется в Париж, чтобы принять участие в первом представлении “Русских сезонов” Сергея Дягилева. И хоть случилось так, что Анна опоздала к началу выступлений, она стала настоящим символом этих начинаний. Именно ее изобразил Валентин Серов на афише: летящий силуэт, будто сотканный из воздуха и тумана. По окончании сезонов Павлову, Нижинского и Фокина наградили Академическими пальмами. Однако прижиться в Дягилевских сезонах Павлова не смогла – она уже привыкла, что она звезда труппы, а Сергей Павлович на первое место выдвигал Тамару Карсавину; кроме того, она не желала подчиняться диктату властного антрепренера.

В 1909 году Павлова отмечала десятилетие служения в Мариинском театре. Прима-балерина – высшее звание в императорском театре – все реже и реже выступала на родной сцене. К тому же в Петербурге ей не хватало репертуара. Фокин ушел из Мариинки и ставил балеты для антрепризы Дягилева. С 1910 года Павлова постоянно гастролирует в США. Успех феноменальный. Управлением железных дорог выделялись специальные поезда, чтобы жители окрестных городов могли попасть в Нью-Йорк на выступления “русской жемчужины”.

После расставания с Анной удача отвернулась от Виктора Дандре. Он влез в долги, затем его обвинили в растрате по делу о строительстве Охтинского моста. Дандре оказался в долговой тюрьме, и именно Анна оплатила все его долги. Она простила его, и с 1912 года Виктор жил в Лондоне и стал главным распорядителем ее труппы. Вскоре Дандре и Павлова заключили брак. Их союз, который выглядел как вынужденный, оказался на редкость прочным. И это несмотря на то, что Анна обладала весьма несдержанным характером. Виктор преклонялся перед ее талантом, поэтому терпеливо сносил ее истерики, как мог, заботился о ней, и она была очень привязана к нему.

В пригороде Лондона супруги купили увитый плющом особняк, окруженный большим парком. В пруду плавали белые лебеди, с которыми Анна часто фотографировалась. В саду росло много экзотических растений, привезенных артисткой со всего света. В одной из комнат она устроила мастерскую – балерина увлекалась скульптурой. Но наслаждаться покоем в любимом доме удавалось нечасто: Анна не мыслила своей жизни без танца, и гастрольные поездки следовали одна за другой.

Слава балерины стала всемирной. Ее выступления ждали на всех континентах, она получала самые высокие в мире гонорары. Труппа Павловой была чрезвычайно востребованной в мире хореографии, а сама Анна почиталась как божество. На нее равнялись балерины во всем мире, за ней постоянно следила пресса. Ее именем называли духи, пирожные и шляпки. На выступления артистки женщины приходили задрапированные в любимые Павловой шали, поклонницы балерины перерисовывали в свои альбомы фасоны ее причесок и костюмов…

Постоянно живя с 1914 года за рубежом, Павлова не отделяла себя от России. В годы Первой мировой войны она через Международный красный крест вагонами посылала медикаменты для солдат, а во время гражданской войны и голода в стране тоннами отправляла продукты голодающим соотечественникам. Разумеется, советская пресса молчала об этой деятельности не только Павловой, но и Шаляпина, Рахманинова и других великих мастеров культуры, которые оставили Советскую Россию, но не забывали о своей родине – России. Да, Павлова ненавидела советскую власть, но регулярно посылала деньги и продукты всей труппе Мариинского театра и каждому ученику хореографического училища. Чтобы это делать, Павлова работала как проклятая – 8-9 выступлений за неделю в течение долгих лет, даже в свой день рождения она не позволяла себе расслабиться, а единственный выходным днем ее было 31 декабря. И практически никакой личной жизни. Детей у нее не было – еще в Петербурге Дандре запретил ей беременеть, опасаясь за ее фигуру. Анна искренне завидовала балеринам из своей труппы, которые рискнули родить. Истинная артистка, – говорила Павлова, – подобно монахине, не вправе вести жизнь, желанную для большинства женщин. Артист должен знать о любви все и научиться жить без нее”.

После многих лет постоянных гастролей Анна стала уставать от такой жизни, но добровольно уйти со сцены она не могла. В 1929 году она серьезно повредила колено, но продолжала репетировать, невзирая на страшные боли. Танцевать становилось все тяжелее. Сезон 1931 года Анна должна была начать в Голландии, а затем танцевать в Южной Америке, Китае и Японии. Специально к ее приезду в Нидерландах был выведен новый сорт тюльпанов – с белоснежными махровыми лепестками, напоминающими о ее знаменитом Лебеде. Сорт так и был назван – “Анна Павлова”. 17 января 1931 года голландский импресарио балерины Эрнст Краусс с огромным букетом этих тюльпанов встречал Анну на вокзале в Гааге. Но она почувствовала себя очень плохо и сразу же отправилась в отель. Как оказалось, в поезде она сильно простудилась. К тому же в дороге с верхней полки упал кофр и сильно ударил ее по ребрам. Обеспокоенная состоянием любимой балерины королева Нидерландов Вильгельмина отправила к Павловой своего личного врача. Тот поставил диагноз – плеврит. Необходима была срочная резекция ребра. Анна отказалась, ведь тогда она не сможет танцевать… Вызванный из Парижа врач Павловой Залевский ничем, к сожалению, помочь не смог.

В ночь с 22 на 23 января Анна скончалась, не дожив неделю до своего пятидесятилетия. Умирающая балерина любой ценой хотела выйти на сцену. Ее последними словами были: Приготовьте мне костюм Лебедя…”. Наутро все газеты мира вышли с огромными некрологами. Только в России на последней странице одной из газет были опубликованы три жалкие строчки, посвященные Павловой. Попрощаться с Анной пришли тысячи поклонников, представители всех королевских и княжеских домов Европы, главы государств многих стран мира. Не было только венка от советского посольства в Лондоне, где она и была похоронена.

Творчество гениальной балерины, преображающей своим танцем мир, живет и поныне. Неумирающий Лебедь – Анна Павлова – останется с нами на века.


Владимир Вахрамов


4 комментария

  • valeruss valeruss :

    Великие люди как Анна Павлова торопились не упустить ни одной минутки своей жизни,чтобы донести до общества ее любовь до всевышнего и до матушки России!!!Величайший талан 20 века в балете Анна Павлова не смотря на проживании за пределами ее родины, она была всегда преданна своей родине душой и телом!И по этому она стала легендой балета для всего мира!Пусть будет примером для многих поколений ! мы помним и любим Вас Анна Павловна!!!

  • Esprit de L Esprit de L'Escalier :

    Сердечная благодарность автору этой коротенькой и беглой статьи!
    Но автору удалось передать что-то из атмосферы, окружавшей великую балерину, за что вторичная благодарность.
    Из-за плврита даже в те годы не умирали! Её доктор был, очевидно, агентом ЧК и вызвал своими “неумелыми” действиями пневматоракс и сепсис, заражение крови, что убило эту талантливейшую актрису. Жаль, что в статье не упомянуто, что тон в балете в ранние годы Павловой задавала Матильда Кшесинская, “силовая” балерина, первая исполнившая мужской номер в тридцать три фуэте (оборота). Конечно, тоненькая и прозрачная бабочка Павлова явно не вписывалась в ту моду. Но гений и везение победили!
    С благодарностью Эспри де Л’Эскалье

  • Nino Somkhishvili Nino Somkhishvili :

    она была рождена для танца…. редко можно встретить такую женственность и грациознасть…

  • Анна Анна :

    Отличная статья. Спасибо автору.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Последняя привилегия
Жила-была баба
Национальный спаситель Авось
«Хорошая жизнь»
Начал возвращать долги
Не везет – так не везет
“Фабрика звезд” от Кортни Лав
Была нелегалкой из Мексики
Дом Ринго Старра обречен
Назначены ведущие “Оскара”
Напишет автобиографию
Самый известный убийца
Николь Кидман получит приз
Запрещено видеть Мадонну
Делают заявку на Олимпиаду
Детективная Венеция
По дороге туда
Хорошо забытое старое
Миллион трехмерных звезд
А было ли детство?


««« »»»