“ЧЕРНАЯ МЕТКА” ПРОТИВ СЕРЕБРЯНОЙ ЛОЖКИ

Импичмент – штука непростая. Даже у лихих пиратов, джентльменов удачи это дело шло туго. Послушаем Стивенсона, “Остров сокровищ”: “Пираты отошли в дальний угол и начали перешептываться…

– Вы, кажется, собираетесь что-то сказать? – проговорил Сильвер и плюнул далеко перед собой. – Ну что ж, говорите, я слушаю.

– Прошу прощения, сэр, – начал один из пиратов. – Вы часто нарушаете наши обычаи. Но есть один обычай, который даже вам не нарушить. …Мы имеем право собраться и поговорить. Прошу прощения, сэр, так как вы все же у нас капитан, но я хочу воспользоваться своим правом и уйти на совет”.

Вспомните, прозвучало все: и ссылки на нарушенную Конституцию, и ритуальные “уважаемый Президент, уважаемый председатель” – под этот аккомпанемент очередной внеочередной съезд пиратских депутатов открывался. Конечно, удача имеет в жизни наших депутатов, вдруг избранных “из грязи в князи”, не меньшее значение, чем для пиратов капитана Флинта. Вот только с джентльменством у наших потруднее как-то идет… Однако что касается импичмента, то этот благородный английский обычай соблюдается свято. Хотя – страшно, конечно…

Например, как вручить бумагу с импичментом-то?

“При других обстоятельствах было бы забавно смотреть, как медленно и боязливо подходит выборный, останавливаясь на каждом шагу и вытянув правую руку, сжатую крепко в кулак.

– Подойди ближе, приятель, – сказал Сильвер, – и не бойся: я тебя не съем. Давай, увалень, что там у тебя? Я знаю обычаи. Я депутата не трону.

Ободренный этими словами, разбойник ускорил шаг и, сунув что-то Сильверу в руку, торопливо отбежал назад к товарищам.

Повар глянул на свою ладонь.

– Черная метка! Так я и думал, – проговорил он. – Где вы достали бумагу?.. Но что это? Ах вы, несчастные! Вырезали из Библии! Ну, будет уж вам за это! И какой дурак разрезал Библию? …Что ж тут написано? Ага! “Низложен”. Так вот в чем дело! И какой хороший почерк! Точно в книге. Это у тебя такой почерк, Джордж? Ты первый человек во всей команде. Я нисколько не удивлюсь, если теперь выберут капитаном тебя. Дай мне, пожалуйста, головню, а то трубка у меня никак не раскуривается”. Стоп. Последние слова уже приличествуют Хасбулатову…

Итак, пираты со своей черной меткой здорово боялись Сильвера. Да и было чего бояться! (“Джентльмены, кто из вас хочет иметь дело со мной? – проревел Сильвер. – Я не для того прожил столько лет на свете, чтобы какой-нибудь пьяный индюк становился мне поперек дороги”. Увы или к счастью, но от нашего капитана таких слов не услышишь…) Ельцина депутаты совершенно не боятся, лихо помахивают своими черными метками, вырезанными на священной для них Конституции.

Интересны и мотивировки “черных меток”. Они до боли знакомы: “Во-первых, ты провалил все дело. У тебя не хватит дерзости возражать против этого”. То есть, выражаясь сегодняшним языком: ошибочный курс всей реформы, проваленная экономическая политика, обнищание народа и т.д. Сильвер отчаянно и успешно защищается: “Вы говорите, что я провалил все дело? Но ведь вы знаете, чего я хотел. …А кто мне помешал? Кто меня торопил и подталкивал – меня, вашего законного капитана? Кто и начал всю эту дьявольскую пляску?.. Клянусь, мне тошно разговаривать с вами. У вас нет ни рассудка, ни памяти”.

Круто, конечно, и слабо нашему добрейшему Президенту эдак рубануть своим “полуджентльменам удачи”. Однако по сути он мог бы повторить те же аргументы. Черт возьми! Кто чуть ли не с первого дня реформ стал кричать, что все дело провалено, кто стал раскручивать печатный станок, пока там резьба не полетела, кто, “заботясь о бедном народе”, довел гиперинфляцию до того, что экономика и впрямь стала разваливаться на составные части? Кто? Непримиримая оппозиция – еще до начала реформ. Хасбулатов – с января 1992 года (поездка в Рязань). Руцкой – чуть позже (вояж в Сибирь). Весь съезд народных депутатов в течение всего 1992 года. Да, эти люди сделали что могли для полного развала и без того полудохлого народного хозяйства России (что, по счастью, никак не отразилось на их личном бюджете) – а теперь, естественно, с криками ”Мы же предупреждали!” рвутся к рулю потопленного ими судна…

Но вот вопрос.

Корабль явно тонет. Наш капитан не способен обратиться к своим подопечным с громовой речью: “Вы считаете себя джентльменами удачи. Ну что же, выходите, я готов. Пусть тот, у кого хватит духу, вынет свой кортик, и я, хоть и на костыле, увижу, какого цвета у него потроха прежде, чем погаснет эта трубка!” Увы, нету чудес, и мечтать о них нечего! Велик наш капитан и на вид грозен бывает, а на поверку, увы, не мужчина, а облако в штанах…

Чем же держится капитан? Почему команда с унылым шумом, похожим на морской прибой, шлет ему черную метку за меткой, а он стоит?

Ответ ясен. Президента спасал, спасает, будет спасать съезд народных депутатов, Верховный Совет, лично т. Хасбулатов Р.И.

И дело не в остроумных идеях депутата Бабурина о том, что, мол, Хасбулатов является “агентом Ельцина № 1” (спасибо, хоть не агентом мирового жидомасонства № 1). Нет, чист как горный хрусталь Руслан Имранович, агентом ничьим не является, вторую зарплату тайно из президентской кассы отнюдь не получает.

“Верный Руслан” выручает Ельцина только самим фактом своего существования на телеэкране. Как появится дорогой наш человек, сразу все опять любят Ельцина и боятся его потерять. Как начнет новый внеочередной съезд бороться за интересы рядового россиянина, скромного человека труда, тихой ткачихи, сельского учителя и трудяги-инженера, так сразу этот россиянин и всем своим нутром ощущает: оно, конечно, верно, далек наш Президент от совершенства, но лучше уж он, да лучше кто угодно, лишь бы не этот съезд чудесный… Чем сильней откаблучивает съезд – и вприсядку пройдет, и белым лебедем плывет, и павой выступает, и рубахой-парнем скачет, – тем больше жмется к Президенту народ, напуганный столь бешеной страстью народных депутатов!

Съезд, ВС, лично их лидер Р.И.Хасбулатов – фон. На этом фоне Президент просто не может проиграть. Эти “джентльмены удачи” и являются его лучшими, единственными защитниками. И всякая “черная метка”, посланная капитану их мужественными руками, становится серебряной ложкой на счастье, вложенной в победоносный рот капитана судна по имени “Россия”.

Поэтому всякая черная метка, посланная капитану, вызывает такое волнение в народном море, что лихая – в пределах своей кремлевской каюты – съездовская компания, должна опять и опять забирать свою метку и, скомкав, засовывать ее себе в карман.

Ну а уж если в какой-то момент черная метка будет послана окончательно и бесповоротно, с роковым словом “низложен”, то она рискует обернуться черной меткой против самого съезда.

ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БЕСПРЕДЕЛ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
ЖУРНАЛИСТ ОДНОГО ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛО ГКЧП: PEREAT MUNDUS, FIAT JUSTITIA
ДМИТРИЙ ХВОРОСТОВСКИЙ. Хит-парад
ДА ЗДРАВСТВУЕТ ДВАДЦАТОЕ МАРТОБРЯ!
ПРИЗНАНИЕ КОМИССАРА ОППОЗИЦИИ ПРЕЗИДЕНТУ РЕСПУБЛИКИ
ТАТЬЯНА МИТКОВА. ТВ-парад
ПО ВЕСНЕ АКТИВИЗИРУЮТСЯ НЕ ТОЛЬКО КОТЫ
ОДИНОЧКА
БЕСХОЗНЫЙ ТРОФЕЙ
БЕСПРЕДЕЛ ПО ЧУБАЙСУ


««« »»»