КАИН, ГДЕ ТВОЙ БРАТ АВЕЛЬ?..

Весной 1999 года, с подачи программы “Времечко” (обойма непонятных интервью с рядом ученых, проведенных человеком по фамилии Максимов, по внешности Игорь Воеводин), массовому зрителю стало известно о трудах академика Фоменко, не без оснований утверждающего, что вся известная нам со школьных курсов история – фальсификация. А именно: Христос родился не 1999 лет назад, а значительно позже, вся Европа страдала под пятой монгольского ига, а Древней Эллады и вовсе не было… Ну и т.д., и т.п.

Вероятно, вся эта телеэпопея, замешанная на трудах академика и его последователей, вдохновила постоянного автора ИД “Новый Взгляд” Александра Никонова на создание нижеприведенного опуса. По всей видимости, ИД “Новый Взгляд” выпустит осенью новую книгу скандального московского писателя, в которой будет изложена версия известных исторических событий в додолевской стилистике.

КАИН, ГДЕ ТВОЙ БРАТ АВЕЛЬ?..

Доисторические трагедии

1.

Недавно некоторые газеты огорошили обывателя очередной сенсацией: исследования генного материала неандертальца, проведенные в двух лабораториях США, с неопровержимостью доказали: неандерталец вовсе не является нашим предком! “Это очередной удар по теории Дарвина!” – вслед за газетами воскликнуло НТВ устами программы “В печать!”

Хотя новостью эти исследования стали только для малообразованных журналистов и обывателей. Дело в том, что науке давным-давно известно – неандерталец действительно не был нашим предком! Последние исследования в США только подтвердили известную истину, что нашим предком был кроманьонец. Кроманьонцы и неандертальцы – две разные биологических ветви, произошедшие от одного предка. И взаимоотношения этих двух разных видов человека скрывают одну из самых величайших трагедий, когда-либо происходивших на Земле. О ней мало кто знает…

2.

Наша прародительница Ева была кривонога и волосата. Другой она быть не могла, потому что принадлежала к тем, кого мы сейчас называем предками неандертальцев. Там все были такие… Я не зря написал “наша прародительница”, а не “прародительница человечества”. Потому что люди до Евы уже были. И весьма развитые люди. Впрочем, об этом чуть позже.

Идею Евы-прародительницы выдвинули археологи и генетики. Полученные ими в свое время данные позволили предположить, что НАШИ предки – самые первые кроманьонцы – родились в результате мутации от одной женщины. В шутку ученые назвали ее Евой.

Сколько у Евы было Адамов, сейчас установить нельзя. Но в результате какого-то хромосомного сдвига одна из женщин племени неандертальцев вдруг начала рожать уродцев. Эти уродцы были не такими статными и высокими, как все пралюди в племени. Они были слабенькими, злобными, с маленькими головками и, соответственно, с меньшим объемом мозга. Но зато в их деформированном мозгу были увеличены те зоны, которые впоследствии начали отвечать за речь. Их маленькая кисть обладала чуть большей гибкостью, а гортань была способна к изрядным голосовым вариациям. Вполне возможно, что они были и более плодовиты. И все-таки на фоне остальных это были уроды. Почему их не убили? Видимо, по природной мягкости людей неандертальского племени. “Нехай живуть, сами апосля сдохнуть!” – видимо, рассудили первобытные.

Произошло событие перворождения примерно 100 – 200 тысяч лет назад на юге Африки. Мутация оказалась устойчивой. Вот так один случайный сдвиг молекулы в веществе, передающем наследственную информацию, положил начало новой расе. Не побоимся этого слова – новому виду людей! Вот так на дереве эволюции произошло разделение на две самостоятельные ветви – собственно неандертальцев и мутантов-кроманьонцев, злобных и хитрых.

3.

Никто не любит уродцев. И уродцы эту нелюбовь чувствуют. Потомки первых уродцев десятки тысяч лет прятались от “настоящих” людей в труднопроходимых лесах, быть может, чувствуя свою ущербность, пренебрежение или глухую неприязнь со стороны неандертальцев. Есть даже предположение, что неандертальцы охотились на них.

Ведь для “настоящих людей” – неандертальцев – наши предки кроманьонцы были просто уродливыми дикарями. Потому что сами неандертальцы к тому времени уже создали великую культуру, которую в науке называют культурой мустье. Они не только производили стандартизованные (!) орудия, кожаную обувь и одежду, не только овладели огнем. У них была довольно развитая медицина – неандертальцы могли не только лечить, но и производили ампутации конечностей! Они ухаживали за своими инвалидами и ранеными. В некоторых неандертальских поселениях находят скелеты с такими тяжелыми увечьями, нанесенными и залеченными при жизни, что после подобных ранений особь могла жить только при постоянном уходе. Возможно, некоторых увечных даже кормили с рук. То есть пралюди содержали соплеменников, которые не могли не только сами охотиться, но порой и самостоятельно есть!

Наконец, у неандертальцев появились религия и искусство! Они уже хоронили сородичей, причем не просто с оружием и некоторыми предметами первобытного быта, но даже клали в могилу цветы! Если все это – не величайшая для палеолита культура, то что это, я вас спрашиваю!?.

Подобной культурой не могли похвастаться наши мелкие и злобные предки кроманьонцы. Их главным орудием была ненависть. Ненависть, лелеемая тысячелетиями.

Ненависть, которая примерно 40 тысяч лет назад привела к самой великой войне на планете.

И длилась эта война несколько тысяч лет до полного уничтожения противника.

Конечно, не одна только голая ненависть была причиной межплеменных стычек. В основе ее лежала самая обыкновенная конкуренция за экологическую нишу. К тому времени кроманьонцы тоже овладели оружием. То есть на Земле у вооруженного разумного существа не стало естественных врагов. И регулировать численность расплодившихся людей мог только равный по силе враг – другие люди.

4.

Не зря психологи и этологи говорят, что наибольшее отторжение, неприязнь и ненависть вызывают не большие различия между особями, а малые. Чем меньше отличается от вас некто, тем большую ненависть (и любовь, кстати) вы к нему испытываете.

Это прослеживается на всех уровнях развития. Вряд ли человек будет ненавидеть волка, слишком уж они далеки. Но ненавидеть другого человека – дело обычное. Так же и волк не конкурирует с муравьем, а только с другим волком стаи. Как “Пепси-кола” не конкурирует с “Фордом”, а конкурирует с “Кока-колой”. Как православные терпимо относятся к мусульманам, но почитают еретиками христиан-католиков и уж совсем нетерпимо относятся к фракциям внутри самой православной церкви. Как мы все подчеркнуто вежливы с чужими и срываем зло на близких. Это все есть ничто иное, как отражение глубинного биологического смысла: чем ближе по морфологии особь, тем большим конкурентом за экологическую нишу она является, потому что живет в тех же условиях и питается тем же…

5.

Эта была самая жестокая война на планете. Морали в сегодняшнем ее понимании еще, конечно, не существовало. Милосердие и жалось распространялось только на своих, на соплеменников. “Чуждые” уничтожались под корень. В стычках не щадили ни младенцев, ни стариков. Вопрос о пощаде даже не возникал. Ненависть и неприязнь были таковы, что самки другого вида людей, захваченные в плен, даже не насиловались. Впрочем, понятия “пленение” просто не существовало. Пленные были не нужны. Может быть, кому-то трудно поверить в такую “нечеловеческую” ненависть, но только имея в арсенале такую абсолютную безжалостность, один вид может выиграть кровавый матч биологического отбора у другого вида. И “наши” этот матч выиграли…

В тысячелетней бойне более слабые и мелкие кроманьонцы полностью уничтожили неандертальцев как вид. Может быть, они использовали свои биологические преимущества – хитрость, развитый речевой аппарат, плодовитость, злобность. А может быть, им просто повезло, но так или иначе самый настоящий геноцид был осуществлен в полной мере – целый вид людей был уничтожен, а великая культура неандертальцев ассимилирована кроманьонцами, которые в дальнейшем развили ее в культуру позднего палеолита…

А дальше вы знаете. Потомки кроманьонцев, то есть собственно мы – гомо сапиенс – начали с помощью войн конкурировать за жизненное пространство уже между собой. Впрочем, это было значительно позже, когда началась История.

И теперь, когда некто великий и всеобъемлющий с отеческой укоризной спросит вас: “Каин! Где твой брат Авель?”, не отвечайте лукаво: “Разве я сторож брату моему?” Отныне вам известен правильный ответ. И ответственность…

Александр НИКОНОВ.


Александр Никонов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

И ЭТОТ ТУДА ЖЕ!
ЭКСПОНАТ ПОД УГЛОМ, ИЛИ ПЕСНЬ О ВОДКЕ
ВОЛХВЫ С ВОЛХОНКИ
ПРОЩАЙ, АМЕРИКА?
С ЖЕНАМИ ПЛОТСКИ НЕ СОВОКУПЛЯТЬСЯ! –
КРАСНОВ ЖИВЕТ ЭТАЖОМ ВЫШЕ
НИКИТА МИХАЛКОВ: СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ…
КУПАЛЬНЫЙ СЕЗОН
НУ ЧТО ВАМ РАССКАЗАТЬ ПРО “КИНОТАВР”?
ЖИЗНЬ СО “СМАКОМ”


««« »»»