СКАЖИ, КОТОРАЯ ДИАНА

Москва. Английское посольство.

Солнечное утро 1 июля.

Лето, как три года назад, – умытая речной влагой зелень, сквозь которую просвечивает высокое небо. Лучи расчесывают листву на манер полос британского флага. Рассвет тоже похож на альбионский, только не хватает изумрудных холмов, над которыми стелется туманная дымка.

Там, в Англии, и здесь, в России, сегодня клубятся воспоминания. Для тех, кто помнит, что в этот день родилась Диана, девчонка из графского рода Спенсеров. Теперь кажется – вечность прошла. Или это было еще вчера.

Горит свеча. Светится экран видеомагнитофона. Поблескивает глянец фотоснимков.

Как гости за праздничным столом, теснятся кадры воспоминаний. Свои и чужие.

Едва научившись ходить, Она уже любит играть в принцесс – благо копна густых пшеничных волос позволяет без проблем носить ободок, похожий на королевскую диадему. Ей идет эта игрушка – сначала в детстве, потом в зрелости.

Соединенное Королевство заходится в восторге при виде Дианы – невесты принца Чарльза, наследника британского трона, во время пышного обряда венчания в лондонском соборе святого Павла. Церемонию наблюдает многотысячная толпа в английской столице и пятьсот миллионов телезрителей во всем мире.

Такой Принцессы королевский двор Британии давно не видал. Да, на исходе XX столетия от Рождества Христова блеск Виндзорской династии изрядно потускнел. Дворцовый церемониал и богатое убранство монарших покоев, сияние фамильных алмазов и роскошные одеяния остались традиционными – однако популярность членов семьи Елизаветы II перестала быть прежней. Даже среди самых ярых приверженцев престола.

Некогда прелестное лицо монархии поблекло. Достаточно взглянуть на физиономию Чарльза Уэльского. Или послушать разговоры очевидцев, рассказывающих о засилье гомосексуалистов при елизаветинском дворе.

Кстати, о пятидесятилетнем принце Чарльзе. За год до свадьбы с Дианой Спенсер этот великовозрастный мальчуган голубых кровей купил себе на день рождения загородный дом в Хайгроув, в 120 милях от Букингемского дворца. Почему так далеко предпочел свить себе еще одно гнездо будущий государь Британии? Отнюдь не из соображений высокой политики: отсюда всего 17 миль до Мидлвик-хауса, где обитает бригадный генерал Эндрю Паркер Боулз. Чарльз и Эндрю видятся часто, по разным причинам. Но еще чаще встречаются по одному и тому же поводу принц Уэльский и немолодая жена генерала Камилла, мать двоих детей. Эндрю пропадает в казармах, Чарльз – в Мидлвик-хаусе. Нередко Камилла коротает вечера и ночи в хайгроувской постели принца, не забыв прихватить в гости и своего личного повара. “Красавица” под стать сыну Елизаветы II, генеральша не стеснялась статуса замужней женщины ни до венчания Чарльза, ни после него – продолжается роман и по сей день. Хорошо еще, что даже в браке с двадцатилетней девушкой предпочитающий стареющую тетю наследник трона не женился на Камилле или втихую не повенчался, как шекспировский Ромео. Была бы воистину королевская потеха! Не случайно в конце семидесятых годов начались разговоры о целесообразности сохранения института венценосцев на туманном Альбионе. Мол, идея и ее носители вырождаются.

К счастью для страны, Господь подарил Британии Диану.

Она знает об тайне своего мужа, что ни для кого в королевстве не секрет. Она надеется, что супруг образумится. Она рожает двух сыновей себе под стать – высоких, крепких, красивых.

Она идет наперекор дворцовой традиции отдавать детей на воспитание исключительно нянькам-мамкам – сама возится с малышами, играет, завтракает и ужинает, ходит на прогулки и даже – наплевав на неудовольствие монаршей свекрови и ее сына, а это скандал! – едет с официальным визитом в далекую Австралию вместе с младенцем Уилли, своим первенцем.

Это шокирует королевский двор так же, как доселе не принятый во дворце поцелуй в губы при свадебном обряде – на глазах у подданных Ее Величества. Народ ликует.

Графиня по рождению, воспитательница детсада по профессии и принцесса согласно официальному статусу – Диана умудряется удивительным образом быть своей везде, в любом обществе, вне классов и сословий. Даже вчерашние страстотерпцы колониального гнета в дальних и ближних территориях бывшей Британской империи забывают на какое-то время о былых и сегодняшних обидах при виде этой женщины.

Она добра и внимательна к собеседнику, она заставляет утопить вашу печаль-тревогу в глубине своих глаз цвета чистой морской воды, в которой то и дело отражается Ее солнечная улыбка. Она такая в Европе и в Америке, у жестоких мусульманских фанатиков и в толпе буйных африканцев, на минных полях воюющей Боснии и в палате прокаженных азиатов, с которыми Она – о ужас! – обменивается рукопожатием.

Запомнил Ее в отделении травматологии Тушинской детской больницы в Москве. Она покорила простотой обращения и персонал, и маленьких пациентов. Один из мальчишек все допытывался у меня, не мог поверить, что разговаривал с настоящей Принцессой.

Настоящая. Это точно. Ты прав, парень.

Фотомодель? Вряд ли: длинный нос. Топ-модель? Сомнительно – сутулость, нечеткая талия, неточеные ноги. И характер не самый лучший – то веселится до упаду, то слезы льет без удержу. Не идеал, одним словом. Но…

Настоящая.

Женщина.

Понял это сразу, как только увидел. Она вошла в заполненное людьми фойе, опередив потерявшуюся сзади свиту, – наступила абсолютная тишина. Ведь Принцесса – это гомон сопровождения, блеск драгоценностей, взгляд свысока. А тут – просто высокая, как бы стесняющаяся своего роста молодая женщина в коротком темном платье с обрезным воротом и ниткой крупных бус на шее, обычная короткая стрижка густых светлых волос и всего украшений – огромные сияющие глаза да скромный жемчуг улыбки: мол, извините за доставленные хлопоты.

Ничего особенного Она не сделала – негромко говорила приличествующие церемонии слова, очень внимательно слушала перевод, отвечала на все вопросы и по делу задавала свои. Впрочем, одно меня слега удивило – как Она уселась играть с детьми на полу: встав на колени, опустив спину на каблуки сдвинутых туфель – мама, сестра, подруга. Это естественно и просто, как утренний рассвет: смотришь на ежедневный, привычный восход солнца и радуешься. Почему – не объяснить.

Она такая же.

Внешне простая, естественная, волнующая. Как любовь.

Наверное, в этом секрет Ее безмерного обаяния – умение любить, желание любить, потребность любить. И быть любимой.

Ей не повезло с мужчинами. Принц оказался ходячим военно-морским кителем, увенчанным аксельбантами, – супругом казенным, как дворцовая мебель. Офицер королевской гвардии, которому Она доверила свою честь – ничтожеством. Другие…

Только дети. Этот союз – настоящее счастье, мать и сыновья любят друг друга безмерно. Однако идет время, мальчики вырастают, у них все больше своих интересов, самостоятельная жизнь маленьких королевских наследников. Диана все чаще остается одна – и наедине с собой, и на протокольных мероприятиях, и в окружении золотой молодежи. Во дворце много золота, только Она все больше чувствует себя окольцованной птицей в золотой клетке.

Это трагедия, когда ты сгораешь от любви, но лишен взаимности. Так из года в год, день за днем, час за часом.

Когда после развода с принцем Чарльзом Диана выставила на аукцион семьдесят своих платьев разных лет, устроители благотворительного вечера собрали рекордную за всю историю таких мероприятий в мире сумму, – почти 6 миллионов долларов! Для Нее это был жест сродни сбрасыванию надоевших оков или паранджи, для обладателей новых нарядов Принцессы – дорогие сувениры и предмет гордости, для нуждающихся людей – огромная помощь.

Если суммировать все деньги, которые собраны на благотворительность с помощью Дианы, – цифры астрономические. Да, любовь нельзя купить. Но благодаря ей можно совершать великие дела, стоящие великих денег! Как-то Она получила известие о том, что в одной из бедных стран из-за нехватки средств закрывается детский госпиталь. Невзирая на опасность, едет на помощь – лечебница до сих пор работает. Сколько бы ни пыжился принц Уэльский, он ни до встречи с Дианой, ни после – никогда не сможет сделать столько полезного для своей страны, сколько успела совершить Принцесса, и сегодня самая популярная женщина на планете.

Смешно, но высочайшие титулованные хозяева Букингемского дворца, даже лишив Диану официального статуса Ее Высочество, не смогли повлиять на поистине всемирную популярность и любовь к народной Принцессе. Расставшись с сыном королевы Елизаветы II, Диана по-прежнему влияет на страны и правительства, хотя остается частным лицом. Где бы и в каком бы качестве Она ни появлялась, всюду столпотворение и высшие почести.

Смотрю нынешний чемпионат мира по футболу во Франции. Ловлю себя на мысли, что в этот раз Парижу явно чего-то недостает. Хотя собрались самые известные спортсмены и политики, певцы и музыканты, самые громкие имена…

Между прочим, англичане и не могли выиграть у аргентинцев. Потому как принц на трибуне – это, конечно, вселяет оптимизм, внушает уважение и команду заставляет подтянуться. Однако без вдохновения побед не бывает ни в спорте, ни в жизни. А мужчины, что стремятся быть первыми, черпают вдохновение прежде всего в любви. Впрочем, настоящие женщины тоже.

Она родилась 1 июля шестьдесят первого года, чтобы быть первой.

Диана Первая. Другой такой нет. Ей могла бы составить конкуренцию языческая богиня охоты. Но то была личность мифическая. Наша Принцесса – настоящая.

Как горящая свеча на столе, накрытом по случаю дня рождения Дианы Спенсер. Она сама пожелала быть принцессой – и стала ею. Она предпочла королевской короне свободу любить – и ушла из дворца. Чтобы стать королевой. Я не про тот титул, который Ей присвоили в прошлом году – Королева людских сердец. Дело в том, что старший цесаревич по восходящей, Уильям – будущий король Англии – сын Дианы. А ведь каждый школьник знает: мама короля – точно королева.

Хотя, что слова – мишура, облетающая, словно краска позолоты на монументах.

Один такой стоит над выездом из тоннеля в начале парижской авеню Нью-Йорк – золотой факел, копия в натуральную величину с американской статуи Свободы. Этот символ привезен из-за океана в знак благодарности Парижу за тот подарок, что сделали французы сотню лет назад. У подножья всегда толпится народ – здесь берег Сены, поодаль видна Эйфелева башня. Но главное не это: постамент в виде пятиконечной звезды, нижняя часть застывшего над тоннелем пламени, каменные ограждения рядом – всюду посвященные Принцессе автографы, визитки, записки, игрушки, мелкие сувениры, монеты. Конечно, охапки цветов.

Где не каждая роза английская, но – живая.

Настоящая.

Сергей СНОПКОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГАРИК СУКАЧЕВ КИНО СНИМАЛ И СНИМАТЬ БУДЕТ
МЕНЮЭТ:
ЧУБАЙС И БЕРЕЗОВСКИЙ – БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ
ЧТОБЫ НЕРВЫ НЕ ВЫШЛИ ИЗ ПОВИНОВЕНИЯ…
ПОКА ЗЕЛЕНЬ СВЕЖА И ДУШИСТА…
ТОМ КРУЗ ПРИКОСНЕТСЯ К ПУСТОТЕ
НУЖНО ПРОСТО ХОРОШО СПАТЬ
МЭРИЛ СТРИП ОБВИНЯЕТ
ДЖЕК НИКОЛСОН ПОСЕТИЛ КУБУ
ЖАН-КЛОД ВАН ДАММ – ДВАЖДЫ ПРОДЮСЕР
“ПРАХ АНДЖЕЛЫ” ОТ АЛАНА ПАРКЕРА
ВОССТАНОВЛЕННЫЕ “НОЧИ КАБИРИИ” В США
У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ
ЧЕРТ В ПОМОЩЬ
НУ ОЧЕНЬ ДОРОГОЙ СЦЕНАРИЙ!


««« »»»