ТЭФИ ПО ФРЕЙДУ

Голубой экран. Когда-то цвет его ассоциировался с голубизной небес. Потом – с модной сексуальной ориентацией. А теперь вызывает ровно одну ассоциацию. С критическими днями. Поэтому голубые полотнища, которые развевали на сцене в момент начала праздничной церемонии вручения теленаград вызывали в сознании совсем не те образы, на которые рассчитывали ее создатели. “Девочка Тэфи достигла половой зрелости!” – догадался зритель.

Сразу возникли и опасения за ее невинность, потому что всю церемонию некое фаллических очертаний существо, символизирующее рейтинг, то поднималось, то опускалось, то окончательно падало. А участники действа изо всех сил пытались изобразить волнение по этому поводу. Однако сценаристы промахнулись с центральной темой своего произведения. Шутки на лично-половую тему и вправду проходят на ура почти в любой компании. Но только не в той, что собралась по случаю подведения итогов TV-года. Зал сидел все три часа, как отмороженный.

Устроителям следовало бы догадаться, что острить в компании телезвезд можно только с подложкой из аплодисментов. Впрочем, если бы рейтинг был облачен не в золотой наряд, как эдакий goldfinger, а в костюм розового цвета и соответствующих очертаний, возможно шутка и прошла бы. Однако тонкий намек создателей, по всей видимости, заключался в том, что для телеэлиты палец – орудие куда более актуальное…

Но что бы там ни имели в виду сценаристы церемонии, спектакль прошел на редкость скучно и уныло. Особенно первая треть шоу, возглавленная Кириллом Набутовым, который в приступе мании величия попытался отрастить бороду. Видимо, решил, что он есмь Евгений Киселев. Но кулацкого плебейства своего начальника несчастный не приобрел. За счет неряшливой поросли на круглом личике официанта он смотрелся на сцене бомжем, нашедшим на помойке смокинг, а вовсе не сытым хамом, как его начальник.

К тому же на реплику своей партнерши: “Мы подошли к кульминационной части церемонии…” Набутов отреагировал весьма странно, отрезав: “Кульминации нашей с вами части. Первой трети…”. Если учесть, что объявленная номинация являлась для этой пары последней, то вывод был очевиден. Ведущий накануне принял лишнего или не знает смысла слова “кульминация”.

Вторую часть позорного мероприятия изо всех сил вытягивали Валдис Пельш и Мария Киселева. Симпатичная пара весело играла в слабое звено, что смотрелось мило и профессионально. Оба были артистичны, органичны и раскованы. Но спасти телетитаник им все равно не удалось. Блеснув, они уступили место мастодонтам отечественного ТВ. Большим, черт побери, профессионалам. Один из которых не знает, как сказать “оговорка по Фрейду”, а другая не может отличить одну информационную программу от другой.

Так на глазах у изумленной публики концовку церемонии блистательно завалили мастера старперского телевидения. Друг всех режимов Владимир Познер и неувядаемая комсомолка Светлана Сорокина. Телекраса вместо того, чтобы пригласить на сцену команду “Вестей”, хорошо поставленным голосом объявила победителей в номинации лучшая информационная программа: ”Сегодня” НТВ! Напоминаем, что это еще то НТВ! В прошлом сезоне мы работали вместе!” И после невидимого зрителю пинка Познера взлепетнула: “Ой, я сказала “НТВ”!?”

ВВП, пытаясь забить возникшую паузу пролепетал: “Это называется… фрейдианская оговорка!” Поняв, что ляпнул что-то странное, добавил “фрейдистская, если хотите…”. Но мы-то хотим, чтобы все было грамотно! А когда звезда от волнения запуталась в трех соснах информационных номинантов, а звездец блеснул незнанием элементарных словосочетаний, какая уж тут грамотность…

Сорокинский пассаж навел на мысль, что степень живости мадам зависит исключительно от магической цифры потенциальных зрителей телеканала. В этом смысле Светлана подобна пресмыкающемуся, которое, прогревшись на солнышке, начинает шустрить, а в холоде цепенеет. Так и голосисто народная ведущая не способна на шестой кнопке выжать из себя и малую толику того, чем блистала на НТВ. Но попав в эфир родного телеканала (именно НТВ транслировало “Тэфи”), притухшая в эфире ТВ-6 барышня мгновенно перевозбудилась, что и привело к печальному результату.

Однако тоску церемония вызвала не только убогим сценарием и бездарным ведением (что, повторяю, не относится к Пельшу и Киселевой), но и чисто смысловыми моментами. Как всегда, в подборе номинаций не было логики. Например, номинация “ток-шоу” есть, а “ведущий ток-шоу” – нет, в то время, как номинация “ведущий развлекательной программы” есть, а номинации “развлекательная программа” – нет. Хотя отдельно было сказано, что ведущий ток-шоу – это самая престижная и самая сложная телепрофессия.

Номинация “музыка на телевидении” подразумевала не музыкальное оформление передач, что следовало из слов “вручанта” Николая Петрова, а сборники разного рода песен. И тому подобных деталей была тьма-тьмущая. Короче, как обычно, совмещали несовместимое, а выигрывали не лучшие. Только победа ток-шоу “Жди меня” (ОРТ), пожалуй, была безусловной. Но как можно было давать в той же номинации “Двенадцать злобных зрителей” (MTV)? Как можно проводить параллель между легким жанром шоу-биза и большими человеческими трагедиями? Это знают только телеакадемики.

В целом порадовал лишь факт наличия в номинациях представителей российского MTV. И текст слов совершенно секретного Арифджанова. Предваряя вручение приза за лучшее журналистское расследование, он среди прочего сказал: “Любимой может быть музыкальная передача, сериал, ток-шоу, Шелест и Камолов...” То есть позиционировал MTV-ребят как некий реально существующий фрагмент теледействительности.

Свершилось! Наш насквозь пронафталиненный ТВ-бомонд не может более не замечать, что “папино” телевидение начинает сдавать позиции. И дело тут не в возрасте. Василий Стрельников, седой любимец не только школьников, но и многих своих ровесников, постарше какой-нибудь Елизаветы Листовой. Однако же является представителем новой волны отечественного телевидения, как и бесподобная Шелест, и миловидный Камолов, попавших в номинанты по категории ведущих развлекательной программы. Ребята ничего не получили, но сам факт их присутствия в зале (равно как и появление Тутты Ларсен в качестве “вручанта”) обозначил неумолимость наступления нового стандарта на старые каноны. Что уже само по себе приятно.

Но в целом “воз и ныне там”. Вот, пожалуй, единственный вывод, который можно было сделать после мучительнейшего многочасового просмотра широко разрекламированной телемастурбации. И еще один, навеянный пламенной речью продюсера “Времен”. Выйдя на сцену получать приз за лучшую публицистическую программу, сия дама с детской непосредственностью произнесла следующий текст: “Вы знаете, я сегодня целый день нервничала, боялась, вдруг перепутают и нас не назовут?” Из чего следовало, что некая предварительная договоренность существовала и номинантов беспокоила только возможность какой-нибудь накладки типа сорокинской. Впрочем, это faux pas растворилось в последующем тексте: “Я считаю, что мы действительно… хоть и не совершаем подвиг… но что-то делаем героическое!” Тут внутри все упало при мысли, что очередной телеработник сейчас будет сравнивать себя с моряками Курска. На этот раз, слава Богу, пронесло.

Единственным существом, которое на протяжении всей церемонии вызывало сочувствие, был Орфей. Упавший на колени в позе “Какой же я м…дак!”. Неприятно ему, бедняге, быть идолом прорвавшихся в телевизор. На ту единственную сцену, где бездарность не приговор, а залог успешной карьеры. Великий певец в отчаянии рвал струны своего сердца, пока его вытаскивали, как бейсбольную биту, чтобы в очередной раз вручить Бог знает кому.

“С кем был…” – тихо стонал возлюбленный Эвридики. “Куда закинула судьба…”. И правда уж лучше оказаться в царстве мертвых с любимой женщиной, чем в очередной раз быть разорванным в мелкие клочки своих изображений на какой-то жалкой телетусне. И вообще, почему именно сын Музы Каллиопы стал символом Тэфи? Вероятно, потому, что все телевизионщики – несостоявшиеся артисты, что лишний раз подтвердил убогий квартет из Владислава Флярковского, Петра Марченко, Николая Николаева и Алексея Пиманова, которые не отказали себе в удовольствии осуществить мечту всей жизни – попеть на сцене.

Словом, вся церемония “Тэфи” была масштабной оговоркой по Фрейду. Хотели сказать, кто лучший, а получилось по Черномырдину.

М.ЛЕСКО.


М. Леско


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

РУССКОЕ ПОЛЕ
Уикэнд
УРА ДОБРЫМ ХУЛИГАНАМ!
“ГОРЯЧАЯ ДЕСЯТКА” НА ТЕЛЕКУХНЕ
БЫТЬ ГРАДСКИМ
ЭСТРАДНЫЕ ЗВЕЗДЫ ПОДАЛИСЬ В БАСКЕТБОЛ
Коротко
СЕКРЕТЫ ВЕСЕЛОЙ ЧЕТВЕРКИ


««« »»»