Жизнь среди монстров

Сейчас и во власти, и в обществе весьма популярна тема «среднего класса», малого и среднего бизнеса. Как средний бизнес решает свои денежные проблемы? С каким банком ему проще и приятней работать? Как сложится судьба среднего бизнеса в банковской сфере?

Эти вопросы обсуждают Председатель правления АКБ «Славянский банк» Светлана ЛОЩАТОВА и главный аналитик Издательского дома Родионова Никита КИРИЧЕНКО.

Светлана Михайловна, сейчас, как говорили при старом режиме, «есть мнение», что банков должно быть мало и желательно, чтобы они были крупными. В частности, в этом духе неоднократно высказывался первый зампред ЦБ Андрей Козлов. Но, скажем, в Италии, видишь банк – он вполне средний, но ему оказывается 600 лет. Значит, «малыши» и средние банки могут предложить рынку что-то такое, что дает им право на жизнь среди «монстров», «мастодонтов» и прочих «акул».

– Я полагаю, что у мелких и средних, особенно у средних стабильных, устойчивых банков будущее есть. Не думаю, что есть принципиальное различие в пакете услуг, которые предлагают разного размера банки. Набор услуг сейчас стандартен, соответствует требованиям рынка. Но, с моей точки зрения, средние банки, предположим, «Славянский банк», может предложить качественно иной сервис для определенного рода клиентов. А именно индивидуальный подход при предоставлении стандартных услуг.

У нас, в отличие от «гигантов», есть возможность работать с каждым клиентом индивидуально, обсудить его проблемы, посоветовать и предложить именно то, что ему нужно. Будь то кредитование, работа на рынке ценных бумаг или с физическими лицами (в частности, с пластиковыми картами). Я могу сказать, что работники «Славянского банка» обслуживая своих клиентов, держателей пластиковых карт, практически каждого знают персонально, к каждому могут подъехать, поговорить, разъяснить, посоветовать. Мне кажется, ни один крупный банк не в состоянии предложить сервис такого качества.

Да. Большой банк – большие клиенты. Нередко видишь, как в приемных «гигантов» часами просиживают руководители «немелких» предприятий – крупных заводов, гостиниц, торговых домов. Но у «гигантов» к категории VIP относятся лишь экспортеры с миллиардными (в долларовом исчислении) оборотами.

– Сейчас на уровне правительства много говорится о поддержке малого и среднего бизнеса. Я полагаю, что только средние банки могут работать с такого рода предприятиями. Крупным банкам, действительно, не до того, им просто не интересно работать с мелкими или средними клиентами. А принципы кредитования, безусловно, везде едины: срочность, возвратность и платность. У нас точно так же, как и в крупных банках, есть кредитное управление активных операций и т.д. Виды деятельности одни и те же, здесь вопросы в объемах и в возможности предоставить именно ту услугу, которая интересна клиенту сейчас, сегодня.

Наш козырь, в частности, – оперативность принятия решения, возможность собрать кредитный комитет не в четверг, как это предусмотрено, условно говоря, а во вторник. Возможность, если это нужно, выехать в какой-то регион на встречу с клиентом для того, чтобы посмотреть документы и принять решение на месте.

Но все-таки работа с крупной клиентурой, связь с олигархами, наличие их в составе акционеров – тоже козырь неслабый. С этим тяжело спорить.

– Мы ведь не банк одного клиента, как это часто бывает с банками, интегрированными в финансово-промышленные группы. Мы ни с кем жестко не связаны, перед нами никто не ставит задачи и условия. Допустим, у нас нет дешевых денег – остатков на счетах, скажем, «Газпрома», или бюджетных денег. Но, тем не менее, мы сами вольны распорядиться теми средствами, которые у нас есть, так, как сочтем нужным.

И все-таки есть устойчивое мнение, что мелкие и средние банки не надежны. Что гарантией стабильности является размер. Ваш банк – один из старейших российских банков, существует с 1990-го года. Как говорится, пережил и многое, и многих. В том числе и «гигантов». Есть ли у вас специальный, «фирменный» рецепт спасения банка в кризисных для всей экономики ситуациях.

– Специальных рецептов нет. В среднем банке проще, как говорится, видеть людей. Проще создать команду – именно команду – профессионалов, проще видеть общую цель. Кстати, выручает в нелегкие времена и доскональное знание клиентов. Так сказать, обратная сторона индивидуального подхода в повседневной работе.

Мне кажется, что у вас есть и еще один плюс. Ваш успех, конечно, зависит от общей экономической ситуации. Но все-таки вы не так завязаны, скажем, на конъюнктуру сырьевых рынков, меньше рискуете, когда власть пересматривает свои отношения с олигархами.

– Да. Наша связь с платежным балансом страны более опосредована. Можно, сказать, что у нас есть чуть больше времени подготовиться к каким-либо макроэкономическим изменениям. Но главное, поскольку жизнь заставляет работать с большим количеством клиентов, то и наш клиентский портфель зачастую более сбалансирован, чем в крупном банке, кладущем, как говорится, все яйца в одну корзину.

А вообще среднему банку надо взаимодействовать с властью? Если не с федеральной, то, скажем, в регионах, где работают ваши филиалы? Нет ли желания у местных властей «повесить» на вас какие-либо социальные программы, как это делает федеральная власть во взаимоотношениях с «олигархическими» банками?

– Повесить соцпрограммы желания, в общем-то, нет. Мы можем оценивать местные власти как угодно, но здравый смысл у них, естественно, присутствует. Думаю, среднему банку не вытянуть полноценную соцпрограмму. Конечно, у любой местной администрации всегда есть позыв поработать с любым банком с точки зрения получения от него каких-то средств – кредитов и т.п. Но дело это несколько рискованное для нас, мы здесь мало защищены. Трудно представить, что в региональном бюджете будет прописана статья «возврат кредита «Славянскому банку» или любому банку нашего уровня. Хотя опыт работы с обладминистрациями у нас есть, в частности, мы кредитуем Новосибирскую область, правда, не в очень больших объемах.

Крупные банки, особенно сегодня, так или иначе политически активны. Приходилось сталкиваться с политикой? Или средние банки по определению деполитизированы. Вообще чего больше в политбизнесе – прибыли или риска?

– Все зависит от руководства банка. Можно в этом участвовать, если кому-то интересно. Но весь вопрос в объемах. Средний банк не может себе позволить участвовать в действительно серьезных программах, будь то политические акции или серьезные экономические программы.

Для себя вы не считаете этот бизнес рентабельным?

– Я нет, но в принципе это возможно при наличии цели.

Не поймите меня как ярого мужского шовиниста. Однако многие считают, что лицо банковского бизнеса совсем не женское. Были ли в жизни какие-то неприятности, связанные с этим мнением. Вас серьезно воспринимают коллеги-мужчины, от чего это зависит? В принципе вам тяжелее, чем мужчине или легче?

– У меня никогда не было проблем этого уровня. Но все же, думаю, мне в какой-то степени легче. Все, в общем-то, от человека зависит, от структуры личности. Зачастую я могу сказать какие-то вещи, достаточно серьезные, в более мягкой форме и получается не так обидно, как это бывает, что называется, в «мужском разговоре». Иногда даже, когда действительно возникают тупиковые вопросы на мужском уровне, приходят ко мне за советом.

Мы говорили, что банки, связанные с базовыми отраслями, более чутко реагируют на успехи и провалы нашей экономики. Вы работаете со средним классом. Интересно, по его поведению вы чувствуете, что в экономике идет реальный подъем? Вы чувствуете сигналы, что средним фирмам становится легче жить, люди больше стали накапливать, сберегать, вкладывать?

– Клиенты – физические лица, которые к нам приходят, стали активнее работать на рынках, в том числе и ценных бумаг. Их активы становятся все более мобильным, частные лица предъявляют спрос на все более квалифицированные банковские услуги. Люди все больше интересуются возможностями рынка. Не знаю, с чем это точно связано. То ли общий уровень деловой культуры растет, информации больше, люди больше читают, пытаются что-то делать. Но, наверное, действительно, экономика все-таки выровнялась. Мелкие и средние фирмы берут кредиты и на пополнение оборотных средств, и на инвестпроекты. И что самое главное – возвращают эти кредиты. Это более всего приятно, что люди стараются деньги вкладывать в развитие собственного дела, именно в развитие, а не просто в спекулятивные операции.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“Гойю” зря не дадут
Прелести доступной Фемиды


««« »»»