Худайберды Оразов: Ниязов обманул Путина и Россию

В канун годовщины нашумевшего покушения на Президента Туркменистана С.Ниязова мы решили взять интервью у лидера туркменской оппозиции, председателя движения “Ватан” (Родина) Худайберды ОРАЗОВА.

Бывший вице-премьер Правительства и Председатель Центробанка имеет репутацию реформатора экономики постсоветского Туркменистана и чиновника с собственной точкой зрения, что доставляло Ниязову немало хлопот. Известен случай, как на одном из расширенных заседаний Правительства он публично и напрямую упрекнул Президента в свертывании курса реформ и потребовал отставки Ниязова. Такие эпизоды диктаторы не забывают. Последовали опала, арест, побег через пустыню. Сегодня заочно приговоренный у себя на родине к пожизненному заключению Х.Оразов находится в одной из европейских стран, где мы и взяли это интервью.

Худайберды Артыкович, правда ли, что вы нелегально ушли из Туркменистана после того, как вам предложили возглавить Министерство экономики и финансов страны?

– Да, но этому предшествовало освобождение от должности вице-премьера правительства, полгода слежек, различных провокаций и, наконец, почти год мытарств в КНБ и Генеральной прокуратуре, проверок с пристрастием силовыми и финансовыми структурами моей служебной деятельности.

Если кто-то подумает, что восторжествовала справедливость, то сильно ошибется, так как это «воспитательная» мера предназначалась, чтобы выбить почву из-под ног, вытравить основные человеческие качества. И человеку было бы уже не до экономических реформ, а тем более до критики коррупции и методов руководства экономикой Ниязовым. Вроде тот же Оразов, но уже ручной. Видимо, все-таки чего-то не учел циничный Ниязов, и я, понимая, какая роль меня ждет, вынужден был уйти. После этого у Ниязова началась истерика, целые бригады во главе с генералами были направлены в Россию и на Украину с заданием привезти меня обратно.

Нанимались как ЧОПы, так и бандитские группы. Так что, когда некоторые «эксперты» после встречи с Ниязовым дают заключения о действиях туркменской оппозиции как о террористических, необходимо подумать, не сидели ли они только что с настоящим международным террористом. Около сотни моих родственников, односельчан и знакомых оказались в камерах КНБ. Если основная часть этих людей после того как отсидели от трех дней до трех месяцев, хоть и покалеченная, вышла из тюрьмы, то 15 человек односельчан получили длительные сроки заключения, якобы за то, что помогали мне с отъездом. На самом деле, Ниязов понимает, что эти люди ни при чем, просто им давно взят на вооружение гестаповский принцип – если из этого села, по его мнению, кто-то сделал что-то не так, то его жители должны быть наказаны. Так что, в борьбе с Ниязовым, хоть при должности или без нее, романтики мало.

Худайберды Артыкович, приближается год со дня нашумевшего покушения на жизнь Туркменбаши. Как вы оцениваете события годичной давности с позиции исторической ретроспективы и как они отразились на жизни страны?

Здесь надо сразу сказать, что этого так называемого покушения не было. Была большая провокация ниязовских спецслужб, организованная с целью развертывания масштабных репрессий против критически мыслящих туркменистанцев. Вся эта история шита толстыми белыми нитками от начала и до конца. Оппозиция, с приходом в нее новых людей в 2001-2002 годах, значительно окрепла и стала реальной силой, которая уже начала влиять на ситуацию в стране. У Ниязова звериное чутье, когда вопрос касается собственного самосохранения. Он сразу почувствовал, что через некоторое время он утеряет контроль, так как люди стали освобождаться от страха. Ему срочно нужен был повод, чтобы устроить жестокую показную расправу над инакомыслящими. И он этот повод организовал, остальное вы знаете.

Что касается фактов, то следует обратить внимание на два момента. Первое – даже в официальных документах Генеральной прокуратуры указывается, что оппозиционеры планировали задержать Ниязова, привести его в здание Меджлиса, где бы он признал незаконность своего нахождения у власти и в дальнейшем предать его суду. А четыре старых автомата египетского производства, которые обычно используют наркокурьеры на туркмено-афганской границе и несколько старых охотничьих ружей, которые демонстрировались как вещественные доказательства, говорят о том, что сама провокация готовилась на скорую руку. Видимо, до конца не верили, что смогут заманить в страну лидера НДДТ Б.Шихмурадова.

Второе – в тюрьмах по этому делу оказались бывший Председатель Совета министров Туркменской ССР 73-летний А.Ходжамурадов. Несколько лет назад Ниязов, обвинив в драке, расстрелял его сына. Далее, бывший Председатель КНБ, бывший командующий погранвойсками и много других людей, которые не имеют никакого отношения к организованной оппозиции, но, в отличие от Ниязова, имеют определенный интеллектуальный потенциал и уважение в народе.

Судилище, устроенное впоследствии Ниязовым, сыграло против него. Абсолютная фальшь этого спектакля, открытые призывы к убийству собственных сограждан показали всем туркменистанцам, казалось бы, ко всему привыкших, мерзость этого режима и его главаря. Именно после этого мир стал понимать, что на самом деле происходит в Туркменистане, потому что все это напомнило ему худшие времена гитлеризма и сталинизма. Так что наши соотечественники, попавшие в эту западню, стали мучениками не напрасно. Страна уже не та, люди живут ожиданием перемен. Для Ниязова пошел обратный отсчет времени.

Недавнее выдвижение ЕС одного из лидеров НДДТ Батыра Бердыева на Международную премию имени Сахарова – это убедительное доказательство, что провокация полностью провалилась.

В каком состоянии находится оппозиция сегодня? Каковы ее цели?

Как говорится, испытания – лучший воспитатель. Провокации и массовые репрессии последнего времени со стороны Ниязова помогли полнее осознать туркменским оппозиционным силам, с кем мы имеем дело и что всякие иллюзии вроде добровольного ухода Ниязова с незаконно занимаемого им поста или переговоров с оппозицией о демократизации общественных процессов, если у кого-то и были, то Ниязов тут внес полную ясность. Ради сохранения захваченной им власти он не остановится ни перед чем.

Поэтому сегодня происходит много позитивных сдвигов в рядах противников режима. Недавно, по инициативе двух туркменских женщин Таджигуль Бегмедовой и Ларисы Шихмурадовой, у которых на двоих больше десятка репрессированных родственников, создан Туркменский Хельсинкский Фонд. В настоящее время Фонд начал активную деятельность по защите прав туркменистанцев и сбору материалов о преступлениях Ниязова. В послениязовский период внутри страны уже будет готовая, профессионально подготовленная правозащитная организация.

В структуре четырех основных оппозиционных формирований функционируют хорошо налаженные информационные службы, которые на трех языках подготавливают и публикуют материалы, касающиеся Туркменистана. После падения режима эти службы могут стать основой для быстрого развертывания партийной прессы этих формирований.

Недавно в Праге прошел съезд противников Ниязова, на котором было полное понимание необходимости консолидации сил противников режима, организационного и программного укрепления действующих оппозиционных сил. Договорились о главном – все оппозиционные силы поддержали необходимость строительства в Туркменистане в постниязовский период демократического государства с парламентской формой правления. Надеюсь, что на следующих встречах расширится круг участников, а договоренности примут более реальные очертания.

Насколько верно мнение, что туркменская оппозиция настроена прозападно?

В туркменской оппозиции, как и в любом обществе, есть различные точки зрения. Что касается нашего Общественно-Политического Движения «Ватан», то наша программа не предусматривает проведения политики, направленной на безоговорочное склонение к каким-то определенным странам или силам. Проведение независимой национальной политики в интересах своего народа – вот цель нашего Движения.

В то же время нельзя быть Иванами, не помнящими родства. Я имею в виду, в первую очередь, восстановление дружественных отношений с братскими народами Центральной Азии, активное участие в региональных интеграционных процессах. Ведь сегодня, особо не напрягаясь, можно назвать с десяток проектов, исполнение которых качественно улучшило бы ситуацию во всех сферах жизнедеятельности людей нашего региона. Справедливости ради надо сказать, что не мы одни это понимаем. Лидеры соседних стран неоднократно пытались привлечь Туркменистан к интеграционным процессам, но позиция Ниязова сводила все эти усилия на нет.

Каково положение российских граждан, проживающих в Туркменистане. Произошли ли изменения в их судьбе после громкого заявления Государственной Думы РФ и создания российско-туркменской комиссии по урегулированию вопроса о двойном гражданстве?

Положение тяжелое, но ухудшаться оно начало не вдруг и не вчера. Ниязов, боясь реакции России, очень осторожно, сперва руками приближенных стал пробировать запуск этого механизма. Потом, когда понял, что руководству России нет дела до русских и лиц, имеющих российское гражданство, то в Туркменистане нарушения прав этих людей приняли открытый и массовый характер.

Люди, которые все поняли, стали массово уезжать. Именно поэтому недостатка жилья в стране остро не ощущается, хотя жилищное строительство прекратилось с 1992 года. Подержанными вещами по низким ценам заполнились все рынки страны. Но чем дальше, тем обстановка становилась хуже. Поэтому уезжать стали и те, у которых в России нет никаких родственников, нет финансовых возможностей для обустройства на новом месте. На туркменской земле остались могилы нескольких поколений их предков. О них Ниязов тоже не забыл: под видом улучшения внешнего вида пригородов Ашхабада сравняли с землей несколько кладбищ, где были похоронены христиане и заслуженные люди советского периода.

Долго можно перечислять формы этой травли: прекращение изучения и использования русского языка, ограничение в приеме на работу, систематические многочасовые байки по телевизору о колонизаторской сущности русских, уничтожение тех ценностей, что нас связывали. Но одна его выходка поразила даже привыкших ко многому туркменистанцев.

В апреле 2002 года, не поехав в Кишинев на совещание лидеров СНГ и мотивировав это болезнью, он в этот день, когда проходил саммит, весь лоснясь, разъезжал на бронированном джипе по полям столичной области, рассказывая нищим и голодным дайханам, как коварные русские все годы Советской власти грабили Туркменистан. Мол, хотят эту политику продолжать и сегодня, но из-за принципиальной позиции Ниязова это им не удается, благодаря чему народ Туркменистана счастливо и радостно живет в «Золотом веке». И все это в течение недели освещалось всеми каналами центрального телевидения. Видимо, Ниязов посчитал такой подарок ко дню рождения В.В.Путина очень подходящим.

Поэтому апрельские приемы этого года в Кремле, объятия, подписанные в угоду Ниязову соглашения были восприняты народом Туркменистана очень тяжело. Ведь трудно поверить, что никто в России не понимает, что подписывать с Ниязовым соглашение о борьбе с терроризмом – это все равно, что договариваться с лисой о совместной охране курятника.

И на этом фоне двухмесячное изучение реального положения дел, рассмотрение данного вопроса на заседании Государственной Думы, где проект резолюции, осуждающей режим Ниязова, получил практически единогласную поддержку, сыграло свою положительную роль.

Однако у Ниязова весы аптечные – создав мощную зарубежную инфраструктуру своего самосохранения, в том числе и в России, он постоянно отслеживает действия, которые могут реально угрожать его абсолютной власти. Такой угрозы он, конечно, пока не увидел. А то как иначе понять его наглые утверждения о том, что никаких притеснений не было и не будет, приглашение корреспондентов и комиссий рассмотреть реальное положение дел на месте, подписывая одновременно в августе закон о лишении туркменистанцев права иметь второе гражданство. То есть, нет проблемы – нечего и обсуждать. Вот его послание России.

Можно говорить, что угодно, тем более когда понятие совести давно стало забытым атрибутом, но факты – вещь упрямая. Так, зам. начальника Миграционной службы России г-н И.Юнаш в интервью, при всем желании смягчить фактическое положение дел, называет некоторые цифры, которые говорят сами за себя. Только в Туркменистане на консульском учете состоят 95 тыс. человек, имеющих двойное гражданство. По ниязовским же данным таких людей всего 47 человек. По данным Ниязова, в стране созданы едва ли не лучшие в мире условия для жизни человека. По данным г-на И.Юнаша, только через консульские службы в Туркменистане и только в Россию с 1996 по 2002 годы оформили документы на выезд 114 тыс. человек, в том числе 13 процентов лиц коренной национальности, т.е. туркмен. Какой «золотой век» надо создать в стране с 4-миллионным населением, чтобы «неблагодарные» люди так старались бы вырваться из этого рая.

Россия получила тяжелую пощечину от Ниязова, и далеко не первую. Однако в середине октября, при обсуждении на заседании ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве, Обращение Туркменского Хельсинкского Фонда и Международного Хельсинкского Комитета по Правам Человека «О рассмотрении катастрофического положения с правами человека в Туркменистане» трудно поверить, но российская делегация грудью встала на защиту Ниязова. Не зря Ниязов не устает повторять, что у него везде все схвачено, а в России, видимо, особенно.

Имеет ли, на ваш взгляд, Россия действенные рычаги влияния на ситуацию с правами человека в Туркменистане?

– Конечно, она их имеет более, чем достаточно. Это давление на Ниязова как напрямую, так и через международные организации, например, ООН и ОБСЕ. Методов воздействия, политических и экономических, много, они известны. Вопрос в том, хочет ли она их использовать. К сожалению, внешняя политика России напоминает мне строки Есенина: «Остался в прошлом я одной ногою, стремясь догнать стальную рать, скольжу и падаю другою». С одной стороны, попытка скорейшего полноправного вхождения в мировое демократическое сообщество, с другой – дружба и попытка тесного сотрудничества с самыми одиозными режимами современности. Даже на базе серьезных последних провалов России пора понять, что для диктаторов главное – это сохранить власть, и никакие интересы народа и государства не заставят их пойти на сотрудничество с нормальными странами. Поэтому простая истина заключается в том, что интеграция и взаимовыгодное сотрудничество на постсоветском пространстве могут идти только синхронно с демократизацией в этих странах.

Касательно российско-туркменских договоренностей о поставках туркменского газа в Россию, насколько они, по-вашему, экономически и стратегически выгодны России?

Они бесспорно выгодны. Известно, что покупать газ в Туркменистане и в других странах Центральной Азии дешевле, чем развивать северные капиталоемкие месторождения. Российская экономика растет, естественно, растет потребность в энергоресурсах. В то же время необходимо поддерживать объемы экспорта в Европу и собственной добычи «Газпрома» уже не хватает. Так что преимущества сделки с Туркменистаном очевидны. Но почему-то мало кто обращает внимание на то, что таких объемов товарного газа, прописанных в контракте, у Туркменистана сейчас просто нет. Безусловно, газа в Туркменистане много, но чтобы добывать его, надо вложить миллиарды долларов. В постсоветское время никто этим в Туркменистане не занимался. Ниязов нагло блефует, когда ставит свою подпись под обязательством поставить сотни миллиардов кубометров в следующие 25 лет. Я хочу повторить: этого газа нет. Это как раз тот случай, когда «либо ишак умрет, либо падишах».

Ниязову неинтересно, что будет через 25 лет, ему интересно продержаться у власти следующие лет 10. Заманить Россию необходимым ей газом, получить ее в качестве экономической союзницы, готовую защищать его уродливый режим – вот основная его цель. На этом его фокусы не заканчиваются. Буквально на следующий день после подписания контракта с Россией он встретился с Леонидом Кучмой и пообещал ему столько же газа на такой же срок. Еще через несколько дней встретился с компанией «Литера» и ее не обделил. А через некоторое время, при встрече с руководителями Пакистана, весь объем газа основного Довлетабатского месторождения поклялся зарезервировать для Трансафганского газопровода и отказался признать наличие договоров с Россией и Украиной.

Он открыто сталкивает лбами Россию и Украину, прекрасно зная о существующих узлах напряженности в их отношениях. Надо сказать, ему это удается, несмотря на то, что его хитрости шиты белыми нитками.

Выходит, что стратегический газовый контракт с Россией – это чистый блеф со стороны Ниязова?

Да. Ниязов просто обманул Путина и Россию. Кстати, сам российский президент это недавно публично признал, заявив, что Туркмения продает один и тот же объем газа России и Украине одновременно. Так что, Ниязов как всегда играет. Он сталкивает, разъединяет, интригует, обещает все и всем с одной целью – сохранить власть.

Не секрет, что недавнее соседство с талибами представляло серьезную угрозу не только странам Центральной Азии, но также и России. Однако Ниязов, как известно, был весьма близок с лидерами «Талибан». На чем же зиждилась его дружба с бывшим террористическим режимом?

По своей природной сущности это братья-близнецы. Их роднит абсолютное пренебрежение к человеческой личности и мракобесие. «Талибан», пожалуй, единственный партнер Ниязова, о котором он всегда отзывался только в дружественном тоне. Я был свидетелем разговора Ниязова, в котором он откровенно признавался, что талибы обещают прислать ему до 2500 бойцов по первому зову, случись какая неприятность. Дружба имела солидную денежную основу. Практически все материально-техническое снабжение талибского режима шло через Ниязова. Не случайно любые предложения по контролю над вооружениями как внутри страны, так и на международном уровне Ниязовым отметаются с порога. По всем информационным каналам прошло сообщение когда глава Временной администрации Афганистана Х.Карзай прибыл в Ашхабад с просьбой о продолжении поставок хотя бы горюче-смазочных материалов, Ниязов ответил, что мулла Омар остался должен ему 200 млн. долл. США, вот заплати этот долг, потом пожалуйста. Какое доверие и объемы сотрудничества должны были быть, чтобы появилась такая задолженность, остается только догадываться. Но эта торговля не была односторонней.

Из Афганистана Ниязову шли тонны наркотиков и одним из основных перевалочных пунктов служили подвалы здания бывшего ЦК Компартии Туркменистана. Это особо и не скрывалось в близком окружении Ниязова. У нас есть также основания полагать, что ниязовские сподручные поставляли талибам, с его ведома, химические ингредиенты для производства героина, так называемые прекурсоры. Не случайно, как свидетельствуют его приближенные, разгром талибов явился для Ниязова неожиданным и тяжелым ударом. Лихорадочная попытка замести следы привели к тому что сотни работников КНБ были обвинены в сотрудничестве с режимом талибов и заключены в тюрьмы на длительные сроки. По нашей последней информации, по личному указанию Ниязова эти люди там умерщвляются. А провокация с покушением, проведенная против Бориса Шихмурадова и его соратников, по сценарию режиссера Ниязова должна была переместить его из партнеров террористов в решительного борца с международным терроризмом.

Как бы вы охарактеризовали режим, созданный в Туркменистане? Какова его социальная опора в обществе?

Это тоталитарная диктатура, основанная на насаждаемом культе личности Ниязова и без колебаний убивающая своих граждан, не согласных с ней. Режим Ниязова – один из очень немногих диких реликтов, оставшихся в мире. По родовым признакам вспоминаются только усопшие талибское государство, Северная Корея да полпотовская аномалия. Я даже не могу, например, провести аналогию с Мьянмой или Кубой, там внутри страны, хоть и жестокие, но есть установленные нормы поведения, исполнение которых гарантирует человеку безопасность; хоть преследуемая, но существует оппозиция, которая может открыто заявлять о своем несогласии с режимом и даже выходить на улицы. В Туркменистане это абсолютно невозможно. Любая, даже выраженная в безобидной бытовой форме критика режима означает немедленное тюремное заключение с вероятным навешиванием ярлыка изменника родины, без шансов выйти живым из застенков, не говоря уже о здоровье. Причем будут замучены и посажены и родственники, друзья, знакомые «виновного». Диктатура держится на страхе, как это всегда и бывает. У ниязовской деспотии нет никакой базы в обществе, ее опора – кучка иностранцев, репрессивные органы, где на руководящих постах находятся люди, у которых руки по локоть в крови моих соотечественников. Первые, участвуя в разграблении страны, знают за что воюют, а вторым, после совершенных преступлений уже некуда деваться.

Будучи экономистом как вы видите сегодняшнюю социально-экономическую картину Туркменистана в его «Золотой век»? Как чувствует себя бизнес в стране?

Трудно использовать слово «экономика» применительно к сегодняшнему Туркменистану. Правильнее будет сказать «личное хозяйство Ниязова». В нем потеряно какое-либо вменяемое представление об экономических законах и процессах. Все они подменяются ниязовскими указами, содержание которых является наглядной иллюстрацией возведенного в абсолют экономического маразма. Пропаганда постоянно говорит о невиданном экономическом росте. Здесь не мелочатся. Приведу простую арифметику. Если мы берем официальную статистику, то получается, что с 1997 года, за 5 лет, рост экономики составил 100%, т.е. в 2 раза. Это огромная цифра. С известной долей упрощения можно сказать, что население страны тоже должно жить в 2 раза богаче. В действительности, оно стало беднее в 2 раза. Вероятно, Ниязов экстраполировал рост своего благосостояния на каждого туркменистанца.

Загублено село, где находятся корни большинства туркмен. Все уже привыкли, что объявленный урожай зерна надо делить минимум на 3, чтобы получить представление о реально собранном объеме. Некогда процветавшее хлопководство просто исчезает как отрасль. Недавно Минсельхоз США сделал прогноз, что урожай хлопка-сырца в этом году составит 150 тысяч тонн. В советское время он был на уровне полутора миллионов тонн, в 10 раз больше. Или хваленая текстильная промышленность. Как бывший председатель Центрального банка могу со всей ответственностью заявить, что за все годы независимости в казну не поступило ни единого доллара от экспорта текстиля. Эта сфера тотально оккупирована малоизвестными у себя на родине жуликоватыми турецкими дельцами, которые покупают хлопок по внутренним ценам, вывозят продукцию и открыто оставляют выручку на своих зарубежных счетах. Вдобавок втридорога продают Туркменистану сомнительного качества оборудование. При этом являются неприкасаемыми для регулирующих органов, так как регулярно носят мзду Ниязову и его ближайшему окружению. Аналогичное положение в нефтегазовом секторе, тот же пир во время чумы. В сухом остатке жирующий Ниязов с кучкой придворных и нищее население. Наиболее точную характеристику невольно дал после своей поездки в Туркменистан небезызвестный депутат Шандыбин и по совместительству один из друзей Ниязова. В своем интервью он с блестящими глазами утверждал, что это такая хорошая страна, в ней никто не платит налогов. И это действительно так, потому что все забирает Ниязов, с чего платить налоги. Он только не подумал, что было бы с Россией, например, если бы в ней хотя бы 3 месяца никто не платил налогов.

В таких условиях не может развиваться никакой бизнес в нормальном понимании. Туркменский бизнес представлен в основном торговцами, владельцами точек бытового обслуживания и мелкими производителями продуктов питания. Существует негласное правило, что нельзя богатеть слишком сильно. При этом понятие «сильно» означает чуть выделиться на фоне остальных. Наказание следует мгновенно. У человека отбирают бизнес и имущество, а самого сажают в тюрьму для острастки. Удача, если оставляют какое-нибудь жилье, где могла бы приютиться семья. Почти всегда приказ на расправу отдает сам Ниязов, который не стесняется отслеживать, не разбогател ли кто, уделяя этому занятию огромную часть своего бестолкового времени. Эта черта его характера меня всегда поражала. Имея абсолютную власть в стране, по сути, приватизировав ее, он, тем не менее, никогда не мог смириться, что кто-то, даже вполне обычный человек, стал жить лучше, выше той планки, которую он отмеряет для людей в его уродливом царстве. Его постоянно гложет злобная зависть к чужому успеху. Неудивительно поэтому, что те, кто может применить свои деловые способности в другом месте, уезжают, а вместе с ними и новые рабочие места, налоги и благосостояние народа и государства.

– Считает ли оппозиция Ниязова легитимным Президентом?

Оппозиция считает Ниязова узурпатором. Он ни разу не был избран народом. В 1992 году, используя модное тогда выражение «коней на переправе не меняют», оформили документы о якобы состоявшихся безальтернативных выборах, а после этого о выборах никто не вспоминал. В угоду ему несколько раз менялась Конституция, причем не путем народного референдума, а голосованием на так называемом Халк Маслахаты, т.е. Народном Совете, где заседают чиновники и тщательно отобранные «представители народа». Нелегитимный президент, избранный нелегитимным органом. Это узурпация, я не знаю другого определения.

Именно эта ущербность, понимание того, что при свободных демократических выборах он не смог бы получить и нескольких процентов голосов избирателей, видимо, и заставляет его неистово мстить людям. А природная алчность не дает возможности удержаться от продолжения разграбления страны, несмотря на тяжелое положение в стране

Верите ли вы по-настоящему в возможность скорых, радикальных изменений в Туркменистане?

Я знаю одно: если Ниязов удержится у власти еще пять лет, то о Туркменистане как о нормальном государстве можно будет забыть. Уже выросло поколение, которое вроде закончило школы, но которое не умеет ни читать, ни писать, потому что без учебников, находясь постоянно на полях или на подсобной работе, научиться чему-либо трудно. Среди людей и животных свирепствуют такие болезни, с которыми, казалось, еще в советское время было покончено навсегда. Представители приграничных соседних стран поставляют лекарственные препараты, умоляя только о том, чтобы эпидемия не перекинулась на их территории. Благодаря рекламным усилиям Ниязова о том, что наркотики в небольших дозах полезны, наркомания охватила все слои общества и особенно молодежь. Не осталось семьи, из которой хотя бы один человек не прошел бы «перевоспитание» в тюрьмах и лагерях Ниязова. Для тысяч особо неблагонадежных это путь в одну сторону.

Поэтому, у организованной оппозиции, у всех патриотов Туркменистана мечта одна – это скорейшее отстранение Ниязова от захваченной им власти и начало строительства нового демократического Туркменистана. И конечно, мы сделаем все, чтобы это случилось как можно скорее.

Геннадий СВИРИДЕНКО,

Москва – Копенгаген – Стокгольм.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


2 комментария

  • Какажан Какажан :

    То что читал,как Худайберди Оразов пишеть: нет много факты.Больше всего политика.Ниязов был через чур выскомерним,фашистам, перед ним Гитлер,Мау цедун, ПоЛ ПОТ и другие варворы известних в мире свою жестокостю показался бы, как не винный ребёнок.Я Какажан Асгаров 1988 году Туркмении гос Сбербанк выложил боле 60 000 тысячи рублей. Через несколько лет Туркменбашы заморозил у всех жителей Туркмении вклады. После выпустил манаты своим портретами, котрое напечатанные бумагы горазде дороже.Таких жестоких приступников в мире не сушествоваль никогда, что бы обманут так жестоко многнациональный народ.Пусть он будет всегда проклятым.Кто мне вернёт тперь мои деньги?

  • Какажан Какажан :

    Бывшый Ниязов бывшый Туркменбашы попал в ад и там изгорел от проклятие своего народа.Он обанным путём у всех жительей отнял деньги заморозив. Оставив людей даже без куска хлеба.Тогда Туркмении от голода умерали очень-очень многие. В том числе мои родственники. Никто против него пикнет даже не смог.Или ждал смертные казни. Его портретом выпушенние так называемый деньги назвали туалетные бумагом. Моим честим путем зароботанные деньги 1985 году 80 000 тысячи рублей вложил в Туркмении сбербанк. Из Мосмквы увёс и вложил Туркмении госсбербанк СССР когда Советский союз был. этот проклятие Туркменбашы всё отнял.Это тоже горозда хуже чем КИПР

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Борьба с терроризмом
Четверги на Никольской
“Жизнь среди монстров”
“Серебряный Лев” для ИДР


««« »»»