Разговор с супругой о главном

Что значит, в Театр Эстрады я больше не ездок? Нет, ты положительно загонишь меня в гроб, Евгений! Ну, куда тебе еще приткнуться? У тебя же за душой, кроме эстрадно-циркового училища, ничего нет! У тебя за душой пустыня, Евгений! Ты же ничего не умеешь, кроме как свои дурацкие юморески читать!

Ты даже в магазин за молоком сходить самостоятельно не можешь! Если даже случится невероятное, и ты сумеешь отыскать магазин, можно быть совершенно уверенным, что молоко ты в нем не отыщешь никогда! А если вдруг случайно отыщешь молоко, то не отыщешь кассу! А если отыщешь кассу, то… Да что говорить, Евгений! Моя мама называла тебя полным банкротом, когда о ставке рефинансирования мы еще и слыхом не слыхивали! Геращенко тогда еще не родился…

Ах, у тебя депрессия! Ах, тебя интеллигенция не любит! Женечка, милый, она ведь никого не любит! Ну, кроме самой себя, Окуджавы и Жванецкого. И потом, что такое интеллигенция? Так… прокладка между рабочими и колхозниками, не более того… Да, прокладка – это что-то из жизни сантехников, ты совершенно правильно все понял… Сантехники тебя, кстати, очень любят!

И не надо тебе в «Кривом зеркале» читать монолог Гамлета! Этим ты им все равно ничего не докажешь, а рекламодателей отпугнешь: разбегутся, как ошпаренные! Последним, кто сумел заработать на Принце Датском, был Костя Райкин. Но ты ведь знаешь, кто у него отец!

Так что, Женечка: руки в ноги, ноги – в тапки и работать, работать, работать…

Как завещали нам братья Дроботенко.

Александр КОГАН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Аквариуму» – 35
Brooklin Boy: привет из Лондона
Детям – мороженое, артистам – цветы!
Мой друг Борис Краснов
Работа – верволк
DVD-обзор


««« »»»