Евгений Фридлянд никогда не сдается

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

Евгений ФридляндЕвгений Фридлянд в последние годы известен не только как продюсер эстрадных проектов, но и как активный блогер; об этом он и побеседовал со своим тезкой Додолевым.

ТРЕТЬЯ ЖЕНА, ЧЕТВЕРТЫЙ РЕБЕНОК

– Евгений, в твоем Фейсбуке во всех подробностях можно было прочитать про беременность жены, про роды и про собственно ребенка. Фото жены из роддома, твое из реанимации, семейное с курортов. Откуда такая открытость – на грани эксгибиционизма? То есть, я так понимаю, что за счет этого и массовое количество подписчиков.

– Не знаю, может быть, я ошибаюсь. Может быть выдаю желаемое за действительное, но, мне кажется, что та огромная аудитория, которая у меня собралась и в качестве «друзей», и в качестве подписчиков, что это близкие, родные люди. Они сопереживают со мной.

Хотя, конечно, бывает, что делают замечания и направляют на какие-то свои вещи. Но, мне кажется, что это люди, с которыми я проживаю сегодня свою жизнь. Для меня все это было не то, что не ново, а для меня это какие-то в этом возрасте ощущения особенные. Вот то, что происходило и с беременностью и с родами. И я такой счастливый, мне хотелось поделиться просто этой радостью. И по тому что я получаю от аудитории, я понял, что на самом деле я прав. Потому что люди действительно искренне радовались и искренне переживали всему.

– Я хотел бы узнать, у вас нет такого клуба свежеиспеченных отцов? Не обсуждаете со всеми остальными героями светской хроники? Градским, например, который тоже в прошлом году неожиданно в третий раз стал папой?

– Ну, нет, так получается, что последнее время у меня не очень много друзей среди тех, кто обзавелись детьми, родили кого-то. Но вот, скажем, с Сергеем Жуковым из группы «Руки вверх», с которым мы на самом деле никогда не были ни близкими друзьями…

– У него же тоже четвертый.

– Да, у него тоже четвертый. Единственное, что мы сейчас с Валерой Меладзе общаемся, у которого пятый. Потому что я переписывался с Валерой. Пишу: «Валера привет. У меня скоро будет четвертый ребенок. Я тебя догоню». Он говорит, «Нет, у меня будет пятый».

Нет, какого-то клуба нет. Но хотя было бы интересно поделиться и опытом, и какими-то своими переживаниями, эмоциями. Но я переживаю это пока один.

– Поподробнее про жену. Ведь все же думают как, если продюсер из сферы шоу-бизнеса, новая жена должна быть моделью лет 18. Никак не больше.

– Подробнее – пожалуйста. На самом деле я сегодня хотел написать про свою жену небольшой пост. Но потом думаю, не буду. Потому что я такой человек, я не совсем, скажем, подумываю о последствиях своих выражений или слов, своих мыслей. Поэтому я вроде как воздержался. На самом деле у меня жены не были никогда моделями. Но все жены были красивые. Все жены были умные, с образованием. Или даже с двумя высшими образованиями.

И на самом деле вот последняя и надеюсь уже окончательно последняя жена, она совсем не похожа на остальных. Вот я думал, что же в ней такое? И, вы знаете, ну, конечно, она прекрасный человек. Она очень симпатичная женщина. Но она совершенно отличается от моих вкусов. Но то состояние, в котором я сейчас нахожусь, состояние комфорта, состояние ощущения, что со мной действительно близкий человек, соратник, друг, вот сейчас я прямо чувствую, что это мое. Что это тот человек, с которым я готов состариться и умереть в один день. Она на самом деле пришла совсем юной девушкой работать в нашу компанию с Игорем Крутым, которая называлась «Арт Рекордс», это был 1998 или 1999 год. И вот с тех пор она все время где-то рядом. И последние, наверное, лет 10, она работает в компании, которая уже моя собственная, продюсерский центр.

И я всегда на нее посматривал. И она приходила самая первая на работу, уходила самая последняя. Я всегда говорил, да, ребята, вы посмотрите какая девушка. Может быть, подружитесь. Как-то вот так все время пытался устроить ее личную жизнь. И, когда так получилось, что я со второй женой развелся, я стал поглядывать на нее.

– Это третья жена?

– Это третья жена, да.

– Из Фейсбука знаю, что ее все время Фридлянд зовет Галчонком. Можно предположить, что она Галина.

– Да, Галина, да.

– А как назвали дочь?

– Мы очень долго выбирали имя. На самом деле в последние дни прямо перед родами мне почему-то показалось, что очень красивое имя Даниэла. Но, что мне особенно нравится в имени, что оказывается, оказывается это древнее еврейское имя. И переводится с иврита, как «Бог мой – судья».

– Бог нам всем судья. Это правда. А как старшие? Как они отнеслись к тому, что у них появилась сестра?

– Но старшая дочь, которой 28, Екатерина Евгеньевна еще не видела. А вот Дэвид Евгеньевич и Далида Евгеньевна уже приходили, встречались уже, дарили букеты Гале. Уже приносили подарки для дочки. Мне показалось, что им очень понравилась. Потому что вы даже не представляете, какой у меня замечательный ребенок родился. Это просто кукла. Золотой ребенок. Я сейчас вот уходил, зашел в спальню, зашел в детскую, и смотрю так спит сладко. Я думаю, Господи, но неужели вообще бывают дети лучше, чем мой ребенок.

– Но вот каково, в принципе, быть отцом, когда фактически, да, это ведь возраст…

– Предпенсионный.

– Ну, да, такой для дедушки.

– Нет, старшая дочь еще не подарила внуков. Я все хочу стать дедушкой.

– Но вот не смущает, что будет очень большая разница. Я смотрю, допустим, на того же, Табакова Олега Павловича с его младшей дочкой. Очень большая разница в возрасте. Это не отношение отца и дочери будут вот по тому, что у вас будет колоссальный разрыв в годах, в пониманиях о том, какие фильмы смотреть, какую музыку слушать.

– Я вам скажу, что на мой взгляд, как мне кажется, у меня гораздо больше противоречий и проблем со старшей дочерью, которая всю жизнь говорила: «Папа, я такая счастливая, куда бы я не пришла, в детский сад или в школу, мне говорили, что у меня самые молодые родители». То есть она испытывала удовольствие от этого. И вот именно с ней у меня самые большие проблемы.

– А сколько вам было, когда вы… ?

– Когда она родилась, мне было 19 лет.

– Очень рано.

– Да, так было. Хотя я очень горжусь. И она замечательный человек, красивая девушка. И делает карьеру, как может, сама.

– В шоу-бизнесе?

– Она не в шоу-бизнесе, она в журналистике. Она закончила МГУ, журфак.

– Это тоже шоу-бизнес.

– Я много очень встречал семей, где большая разница в возрасте между родителями и их детьми. И все-таки мне кажется, что чем больше разница, тем родитель становится что ли мудрее. Или, может быть ребенок больше любит своего родителя, видит, что он уже пожил, наверное. Вот буквально недавно встречался с друзьями, у них тоже родилась дочь, когда ему было 47 лет. Точно, сколько и мне. И они сказали, что у них очень близкие отношения со своими детьми, вот со своей дочерью очень близкие отношения. У них нет вообще никаких секретов. Они могут разговаривать о сексе, о любви, о чем угодно.

КАК ЕВГЕНИЙ-ИОСИЧ С АНДРЕЙ-ВАДИМЫЧЕМ ПОССОРИЛСЯ

 

– Но вот, если просматривать Фейсбук, можно опять же узнать, что было на завтрак, на обед и на ужин, с кем. А почему-то детей я там не видел. Кроме малышки.

– Нет, нет, фигурируют. Они живут отдельно, конечно. Это понятно. Они живут со своими мамами. Но у меня в Фейсбуке очень много фотографий с детьми. Как раз я им очень много внимания уделяю. Я вообще своими детьми горжусь. Они у меня очень красивые, очень умные, оба отличники. Я вчера с сыном час разговаривал по телефону обо всем, начиная от его сестры, заканчивая последними моделями телефонов. Конечно хотелось бы больше, хотелось бы каждый день встречаться. Но, тем не менее у меня там очень много публикаций. Вы не успеваете следить за всеми.

– Это невозможно, по-моему – уследить за всеми. Потому что, когда мы в прошлый раз встречались, один из вопросов был, сам ли Фридлянд пишет все эти посты. Во-первых, потому что они очень хорошо исполнены. То есть профессионально. Мне кажется, что не каждый журналист может так грамотно излагать тезисы. И, кстати, по содержанию этих тезисов. Я заметил, что последнее время, ну, время, прошедшее с момента предыдущей нашей встречи – пришлось расстаться с очень многими коллегами по шоу-бизнесу. Просто вдрызг разругались.

– Не только по шоу-бизнесу.

– И эти баталии сетевые были на виду. Нет разочарования, что, может, не стоило это в Фейсбук заводить? Потому что теряешь друзей.

– Нет, Фейсбук здесь не причем.

– Не соглашусь, что Фейсбук не причем. Потому что я именно в Фейсбуке узнал о несовпадении своих, допустим, личных позиций с людьми, с которыми я был знаком с 80-х, когда мы были все едины. Раньше-то казалось, что мы все мыслим одинаково. И именно в Фейсбуке я узнал, что дело обстоит не так. И там с очень многими тоже расстался. И расстался в том числе и в оффлайне. То есть перестал общаться. Так что не знаю, мне кажется, вред от этого вашего Фейсбука.

– И от вашего тоже. Да. Наверное, может быть, конечно, отчасти вы и правы. Но все-таки обострились мне кажется все эти отношения. Все-таки Украина. Я думаю, что если бы была тема Бразилии или там Австралии или голодных в Африке, это бы так людей не волновало. И даже, наверное, может быть какие-то небольшие проблемы даже внутри нашей страны. Здесь мы раскололи то, что называется русский мир, да, православный мир раскололся пополам, и семьи пополам, и страны пополам, которые очень близкие. Я, например, очень переживал. Я начал переживать, потому что мои родители – выходцы из Украины. У меня мама из Николаева, папа из Харькова. Всю жизнь там прожили. И дедушки и бабушки. И много там предков похоронено. И я все детство проводил на Украине. Для меня это очень болезненная тема.

Потому что группа «Диалог» вся из города Николаева, они там все родились. Мы туда уехали. У меня там был дом и квартира. То есть у меня многое в жизни связано именно с Украиной.

– Меня как раз иногда удивляет градус дискуссий, когда люди, которые друг друга знают хорошо и понимают, кто чего стоит, и в профессиональном отношении, и в человеческом, переходят всякие границы.

– И с Андреем Макаревичем вышла история, который когда только появился в Фейсбуке, мы с ним сразу начали переписываться и я ему подсказывал, как чем пользоваться. Он какие-то вещи не знал, как комментировать, как ставить «лайки». Я ему это все рассказывал. Мы с ним общались. Я знаком с его сестрой. Когда он меня заблокировал…

– Заблокировал? В Фейсбуке?

– Да, Андрей меня заблокировал именно за мои высказывания по поводу Украины. Хотя я за него заступался, как мог. Говорил, что, да, Макаревич не прав, но он имеет право ошибаться. В принципе, я Андрею прощаю все, и понимаю прекрасно, что и народ он обидел. Но понимаю, что для него это очень большие переживания.

– Сложная тема.

– Очень сложная тема. Судить, конечно, тяжело.

– Особенно учитывая, что мы находимся в среде, которая в значительной степени несет ответственность, люди шоу-бизнеса, сцены и люди, которые работают в медиа-индустрии, мы ведь в известной степени ответственны за формирование общественного мнения. И, когда общественное мнение «среды» не совпадает с общественным мнением как таковым, то получается не очень хорошо.

– Я знаете, о другом даже. Вот понятно, что у каждого своя правда. И у украинцев, которые хотят другой жизни, хотят в Европу, и у русских. И все имеют право заблуждаться.

ПОПСА & ДЖИНСА

– Поэтому все мы, все люди, имена которых здесь прозвучали, и даже те, которые не были названы, допустим, все мы любим «Битлз», да, вот ни одного человека не найдешь, наверное, а в политике расходятся. В прошлый раз мы говорили, кстати: как можно любить «Битлз», а в результате потом вот заниматься такой голимой попсой. Я не понимаю.

– Но, может быть как-то менее критично к себе относишься, когда занимаешься этим, да. Кажется, что когда занимаешься просто высокой модой или высокой музыкой или очень серьезными вещами, надо быть другим. Но понятно, что я, скажем, не в классической музыке. И я сам не музыкант. То есть я устраивал фестивали, конкурсы еще в медицинском институте, когда учился. Поэтому для меня было интересно само шоу. Я начинал заниматься даже конкурсами «Королева красоты». Мы вручали приз «Мисс Кузбасса», самый первый конкурс проводил я.

А замечательные исполнители, начиная с группы «Браво» и Валеры Меладзе и «Премьер-министр». Это исполнители, которые все-таки какую-то планку задавали попсе. И я помню прекрасно, когда делали проект «Народный артист» конкурсанты пели, в основном, «Премьер-министр», «А’Студио», то есть тех людей, которые, на мой взгляд, делают действительно качественную популярную музыку. Поэтому попса попсе немножко рознь все-таки. Хотя, скажем честно, понятно, что я не являюсь поклонником группы «Руки вверх» или группы «На-на». Но проходит время, и находятся песни, и вот «Ласковый май», кстати, тоже, мы все смеялись, а находятся песни, на которые мы делаем сегодня ремейки, перепеваем. И эти песни обретают совершенно другой смысл какой-то.

– Но все равно все те же три аккорда.

– Но это неважно. Я думаю, что в песне должна быть эмоция. Должен быть какой-то посыл, состояние. Мы же не говорим сейчас о том, что мы воспитываем на этом музыкантов. Мы говорим о том, что просто людям доставляет удовольствие, радость.

– А я с очень многими разговариваю. Допустим, это в известной степени относится к исполнительницам из категории «поющие трусы»; ну вот эти девичьи группы, девушки поющие. И все они милые достаточно. И как бы и петь худо-бедно умеют. Но я все равно понимаю, что без денег, без вложений, без инвестиций все равно бы их не было.

– Согласен с этим. Сегодня особенно это коммерциализировалось все очень.

– И с каких пор эта тенденция сложилась, Евгений, что невозможно пробиться без инвестиций?

– Это особенно в 2000 годы расцвело. Потому что я помню прекрасно 90-е годы, когда Валера Сюткин пришел в группу «Браво», мы как-то начали ее продвигать без денег, я помню прекрасно, что приходил к Ване Демидову, приходил к Игорю Крутому, и это не стоило никаких денег. Или звонил Васе Косолапову на радио «Маяк» и как-то пропихивал там интервью.

– Не стоило никаких денег, потому что крыша была общая?

– Нет, крыши не было, правда, правда.

Потом начали брать деньги, гасить как бы расходы. И мы понимали прекрасно, что есть расходы по декорациям, свету, звуку. Сегодня это все умножено просто на 10. Сегодня цифры, которые объявляют за промоушн, вообще неадекватные.

ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС

– С кем из бывших хотелось бы однажды сойтись заново?

– С кем из бывших? Знаете, это имеется в виду, женщина?

– Это, Евгений, здесь каждый понимает в меру своей испорченности.

– Сойтись, наверное, нет. Наверное, все-таки должно все идти вперед. А хотелось чтобы были все-таки более теплые отношения что ли дружеские, с моими бывшими женами. Потому что они мамы моих детей. И я, конечно бы, очень этого хотел.

Евгений Ю. ДОДОЛЕВ.

Фото: Айсель МАГОМЕДОВА, Facebook Евгения ФРИДЛЯНДА, сайт frid.ru.

ИЗ «ФЕЙСБУКА» ФРИДЛЯНДА. ПОЗДРАВЛЕНИЕ ЮРИЯ АНТОНОВА.

Я точно помню, как в самом начале 80-ых у нас в Кемерово народ бурлил: «Вы только представьте себе, он поселился в Сочи в трёхкомнатном номере, выпивал с поклонницами, побил всю посуду в серванте и обматерил сотрудниц гостиницы!». Я был в шоке, вот это звезда, наверное первая в таком формате! Как же мне хотелось пожить такой жизнью! Ведь мне никогда не доводилось бывать в гостиницах, кроме как в парикмахерской при гостинице «Кузбасс» напротив моей школы. А затем следующий шок – стоимость его большой виниловой пластинки на чёрном рынке доходила до 25-30 рублей! Тех рублей, за один который давали аж доллар и двадцать центов! А ещё за его пластинку можно было выменять венгерскую или югославскую пластинку «Скорпионз» «Блэкаут»! Я стремился к такому и в какой-то момент у меня появились поклонницы и я даже с дружной командой, сначала «Браво», а потом Валерчика Меладзе выбрасывал из окон гостиниц старые чёрное-белые телевизоры… Правда, потом оплачивал их, как впрочем и он, наверное! А потом в моей жизни появился и он сам. Собственной персоной, безусловно великий, но для меня очень доступный! Меня он называет не иначе, как Женёк, Я много раз бывал у него дома, играл с кучей кошек, слушал в домашней студии новые песни, всегда встречался с его мамой. А несколько лет назад мы встретились в «Ритц-Карлтоне» на каком-то мероприятии, сидели за одним столиком и в один момент засобирались домой! Он спросил на каком этаже я запаркован – оказалось рядом и мы пошли вместе! Он достал из машины кучу своих подарочных дисков и протянул мне! – А вот этот диск ты обязательно посмотри! – и дал DVD с концертом из «России», – «Там классный звук и я в ударе!». Дорогой мой, да я был на этом концерте. а так-как все билеты были распроданы, то я простоял все два часа в проходе у 16-ого ряда! С юбилеем, Юрий Михайлович Антонов! Вы лучший в мире мелодист и душевно-совратительный певец!

 

ИЗ «ФЕЙСБУКА» ФРИДЛЯНДА. ПРО УКРАИНУ

Когда расходятся гости и засыпает ребёнок вновь оказываюсь в страшной действительности. Теракты, бомбёжки, дети-инвалиды… А главное, всё дальше и дальше от меня оказываются мои соотечественники, так страдающие по европейским ценностям, мерзким карикатурам, устрицам и своим лжецам-лидерам… Не надо мне ничего говорить – я всё слышу и вижу! Белый дом со сворой мерзавцев, покрывающих убийц трёх сотен душ на «Боинге», пассажиров автобуса под Волновахой и простых жителей Донецка и Луганска! Нет у нас друзей и партнёров! Не с кем разговаривать! Всё ради денег и власти! И Германия, фальшивый друг с отвратительным Бундестагом, не в силах ответить нацисту Яценюку! Только несколько смелых и честных человек встретили аплодисментами выступление принципиальной Сары Вагенкнехт! Я с вами, смельчаки! Победа будет за нами! Завтра я поеду в Храм! Нас там ждут добрые и светлые люди! Я не буду креститься или макаться в воду, а отвезу свою дочь в её Церковь, в место, где она чувствует себя как дома! А я просто расскажу о своих тревогах и сомнениях очень хорошему человеку, своему другу и товарищу Отцу Петру! И хотя бы на один день или даже на миг мне станет легче! С праздником, православные! Мира вам и добра! Ведь один еврей две тысячи лет назад просто хотел, чтобы люди и мир стали лучше!

 

ИЗ «ФЕЙСБУКА» ФРИДЛЯНДА. НОВОГОДНЕЕ ОБРАЩЕНИЕ

Не буду желать всем подряд радости и благополучия! Пусть у каждого в Новом году будет то, что он хочет! Защитникам либеральных ценностей – устрицы, олигархам – дешёвых долларов, карьеристам – должностей, бездельникам – яхты! А нам, простым смертным, счастья и здоровья!

 

ИЗ «ФЕЙСБУКА» ФРИДЛЯНДА. ПРО «ФЕЙСБУК»

Блин, повылазили придурки! Один средней руки бывший концертный администратор, ещё недавно так желавший со мной дружить, звонивший постоянно, что-то просивший, которого я недавно заблокировал за антироссийскую пропаганду, сегодня опубликовал пост обо мне! Пишет разные гадости и задаётся вопросом, кто я, что сделал и какой-же я еврей с такой пророссийской риторикой! Да идёт он на… Я свою репутацию заработал без чье-либо помощи, а свои проекты делал только на свои деньги, без спонсоров и крыш! А он… Да пусть это останется на его совести, тем более, если в друзьях у него Нелли Лаховски, то мне с ним не по пути! А ещё удивил один мой старинный друг, лайкнувший этот бред, вроде приличный парень, который ещё пятнадцать лет назад, подловив меня на лестнице в ГЦКЗ Россия, шептал, что мы два лучших продюсера, он в роке, а я в попе… Вот такой он шоу-бизнес… Вернее, его огрызки…

 

ИЗ «ФЕЙСБУКА» ФРИДЛЯНДА. ПРО ПОЛИТИКУ

Может быть я совсем дебил, что так настойчиво не хочу понять, но объясните мне: вот эти все наши бывшие граждане, эмигрировавшие в разные капиталистические страны, почему они считают, что если я поддерживаю свою страну, то я что-то у кого-то лижу, что мне что-то, немногое, разрешают иметь какие-то паханы, и что мне обязательно нужно отложить денег на какой-то билет до Филадельфии? Но по-моему, это у них паханы, контролирующие всё в мире, у них тотальная слежка и шпионаж и за своими гражданами, и за правительствами стран, их союзников, у них секретные тюрьмы по всему миру! Или они считают, что арестовать разоблачителя их мерзких делишек, разогнать из водомётов демонстрацию профсоюзов, профинансировать и организовать революции и перевороты по всему миру – это признак демократии, а посадить пару мерзавок или расхитителя государственного добра – это тоталитаризм? Или они думают, что их Обама – красавец, а наш президент – мелкий и злобный карлик? Или они наивные считают, что сейчас идёт война добра со злом и они непременно светлые, а мы из мрака. Хотя всего лишь, идёт война за мировое влияние, а любая внешняя политика больших стран – зло по определению!


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Исполненная миссия
Зло не исчезнет никогда
Коротко
Под зонтом Лёвкина
Зураб Соткилава, рак и время
Ещё не вечер
Ловушки для читателей
Прорыв в прошлое Цоя


«««
»»»