Сергей Галанин. Настоящий совершенно рокер

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

ГаланинВ прошлую пятницу группа «СерьГа» концертом на одной из столичных площадок отметила свое 20-летие. Зная, с каким трудом Сергей ГАЛАНИН работает над песнями, осмелюсь предположить, что с более примечательным энтузиазмом музыкант работал бы, например, ТВ-ведущим… И об этом тоже мы с ним говорили.

Музыкабельный

– А вот сыграй что-нибудь неплохое. На свой вкус.

– Ну, раз уж я взял с собой гитару, одна из хороших, красивых старых песен. Просто она в оркестровке, я думаю, будет звучать тоже замечательно (начинает играть и петь). «Мечтал, увидел, устремился. Спешил. Ошибся. Не достал. Разбился вдребезги, добился. Привык. Забыл и потерял. Нашёл. Поднял. Протёр и спрятал. Закрыл. Зарыл. Припорошил. Не думал. Не грешил. Не лапал. Поторопился. Затушил. Уехал. Улетел. Вернулся. Приплыл. Пришёл. Приковылял. Устал. Прилёг. Завис. Очнулся. Завыл. Залаял. Замычал. Напился. Протрезвел. Умылся. Собрал. Слепил. Нарисовал. Смеялся. Спорил. Вновь напился. Привык. Забыл и потерял, и потерял. Привык, забыл и потерял. Привык, забыл и потерял».

– Ой, как лично, мне вот этого не хватает всего в эфирах. Наверное, старый я стал.

– Все стесняются, а я наглый, я всегда с гитарой.

– Нет, ты молодцом. Насчёт того, что не стесняться. Мы как раз с тобой вспоминали до эфира. Вы ведь с Маргулисом вели передачу «Музыкабельный телефон» в прямом эфире.

– Да, кабельное телевидение.

– Вы были лучшие телеведущие отечественные, ну – в моём представлении. Потому что вы с Женей были такие естественные. Вы не парились по поводу того, что происходит. Кто вас позвал, чья это идея была?

– Нас позвали друзья, Женькины друзья, которые были руководителями в этой телекомпании, на этой телевизионной частоте эфирной. Говорят, давайте, есть такая мысль ставить в эфиры клипы. Но мы тут же поняли. Там, конечно, есть момент сложный. Потому что все клипы удовольствия не доставляют. Очень много чего раздражает. Даже из своего: вроде бы рок…

– Но вы же выбирали или нет?

– Вообще-то выбирал зритель, народ. Писал письма. И мы честно вскрывали эти письма.

– То есть ещё письма – настоящие, бумажные?

– Были мешочки. Я не скажу, что мешки. Время писем, как известно, проходит. Но в то время всё-таки мешочки с письмами приходили. А это были прямые эфиры. И мы, значит, каждый раз в следующий эфир вскрывали то, что за неделю приходило. И старались. Мы, конечно, издевались над всякой ерундой.

– Как это было смешно!

Сюткин

– Но тогда можно было показывать что-то зарубежное. Сейчас, наверное, с авторскими правами сложнее как-то.

– А, то есть вы не парились насчёт авторских прав?

– Я думаю, там как-то парились. Но по тем временам, видимо, не такая уж была запарка. И я всё готовил дома. Женька тут же перед эфиром спрашивал: ну, о чём сегодня, о чём? Я рассказывал вкратце. Он говорит: всё понял, всё понял, друг мой. Всё, начинаем. И самое главное, что у тебя сейчас происходит, – это прямой эфир. Это такая радость. Потому что мы, как Женька говорит, мы не козлы. Мы ерунды говорить не будем такой, за что потом стыдно могло бы быть и нам, и тем, кто за камерами. То есть в этом был как раз кураж.

Романтический

Скажи, а вообще было стыдно за что-то? Понятно, что у каждого человека в жизни чего-то бывает, за что ему было стыдно. Если мы про творчество говорим, то когда-то приходилось прогибаться, что-то из репертуара выпиливать?

– Сложный вопрос. Но сейчас немножко есть претензии к каким-то ранним песням. Я их просто не играю. Не то, чтобы стыдно. Но я понимаю, что в то время было такое настроение. И на самом деле лучше бы я это всё играл просто для друзей, которые знают меня, каким я бываю. А на широкую публику, может быть, некоторые песни не стоило и записывать. Я совсем с недавнего времени стал вести себя, как взрослый мальчик. И стал думать, какие песни войдут в пластинку, какие нет. Потому что раньше я просто всё подряд: вот сегодня такое состояние, вот, нате, слушайте. Такой юношеский максимализм.

Кинчев

– Говорят, у тебя какая-то песня есть, которая заточена изначально на дуэт с рок-женщиной с какой-нибудь.

– Конкретные песни, которые специально бы для дуэта с женщиной, – я не записывал. Но есть пара вещей подходящих. Я, кстати, сейчас их не смогу сыграть. Если бы ты меня предупредил по этому поводу… Есть хорошая песня. Я помню, как она называется. И она уже записана без вокала. Она лежит в инструментальном своём разнообразии, с применением даже фортепьяно. Она лежит пока в загашнике. Песня называется «Когда деревья были большими». Такая красивая песня. У-у, сейчас не рискну её играть. Но хотелось бы её записать.

– Ты можешь продемонстрировать хотя бы фрагмент? А лучше целиком, конечно.

– Целиком вряд ли. Могу тоже ошибиться (поёт). «Я влюбился в тебя по новой. Я тебя обнимаю крыльями. Мы вернулись в то время клёво, клёвое. Туда, где деревья были большими. Туда, туда. Ту-ту-ту-туда, туда, туда». Ну, вот так. Романтическое что-то, до сих пор не могу понять, с кем её спеть.

– Хорошо, но а кого ты вообще мыслишь себе в пару?

Галанин Александр Цой Додолев

– Все девушки на виду. Их не так много. И надо просто как-то, может быть, решиться.

– Ну, кто? Бритни Спирс? На виду.

– Не, ну… С Настей Полевой мы пели. На «Нечётном воине» у Шуры «Би-2». На третьем «Нечётном воине». Кстати, с Настей эта песня тоже замечательно бы прозвучала. Я просто уверен. То есть здесь должна быть такая натура, которая не боится романтики.

– Но она такая честная. Она без этих, без розовых соплей. Она такая, как и должна быть.

– Я не знаю, я пока стесняюсь. Песен о любви я всегда опасался. Они самые сложные.

Цеховой

– Может быть, ты поэтому мастер дуэта? Ты всё время желаешь делегировать ответственность партнёру, у тебя дуэтов очень много.

– Кстати, песня «Привык. Забыл. Потерял», которую я спел у тебя в эфире, это дуэт с Андреем Сапуновым.

– Пел по-сапуновски.

– Старался, да, по-сапуновски, конечно, не получается. Но я помню все Андрюшкины интонации такие красивейшие. И мы с ним и на концерте её исполняли. Я очень рад этому. Вообще дуэты вещь такая, с одной стороны, сложная, потому что не хочется никогда использовать дружбу, товарищеские отношения. С другой стороны, людям нравится, если это получается. А когда ты приглашаешь к сотрудничеству людей, ну, как говорится, крутых в своём деле – ну, ты понимаешь, о чем я говорю, да? – то есть настоящих людей, как Женька Маргулис, как Чиж, как Гарик. Большой очень список. Вот на последней пластинке есть дуэт с Лёшей Романовым, со Славой Бутусовым.

– Скляр, кстати, на минуточку.

Бригада

– С Александром Феликсовичем. Мы спели песню на стихи Владимира Семёновича Высоцкого.

– Он вспоминал. Тоже был в эфире, рассказывал.

– Да, 10 лет назад это произошло. Мы иногда с Сашей, когда что-то вместе играем, даже её поём.

– Давай.

(Поёт) «Если бы я был физически слабым, я б морально устойчивым был. Ни за что не ходил бы по бабам. Алкоголю б ни грамма не пил. Если был я физически сильным, я б тогда даже думать боюсь, пил бы влагу потоком обильным, но по бабам ни шагу. Клянусь. Но если я средних масштабов, что же делать мне, как же мне быть. Не могу игнорировать бабов. Не могу и спиртного не пить. Не могу и спиртного не пить. Ла-ла. Ла-ла-ла». Таким осипшим после дня рождения голосом. Ляй-ля. Кстати, сейчас Володя Бегунов и Егор Белкин задали мне в соцсети вопрос. Кто-то интересуется из свердловских ребят, музыкантов из старой школы, чья это песня. То есть они знают, что стихи Семёновича. А я сам рискнул на Владимира Семёновича написать музыку. Стихи были просто стихами, да.

– Слушай, но ты вообще ведь с текстами работаешь, ты сам про себя говоришь: текстовик. А при этом последнее время у тебя какие-то совершенно случайные люди в качестве авторов текстов появляются. Насколько понимаю, ты тоже через сеть находишь авторов?

– Бывает по-разному. Как раз песня «Привык, забыл и потерял» родилась от четверостишья, подаренного мне в Одессе замечательным парнем, есаулом. Мы тоже нашлись с ним недавно в сети. Он говорит: «Ты меня помнишь? Это я четыре строчки тогда тебе подарил». Он тогда подарил их и Чижу. Мы с Серёгой вспоминали. Серега говорит, что не смог ничего написать дельного. Я говорю: а у меня вроде получилось. Я добавил к четырём строчкам ещё свои 12. Короче… Иногда присылают. И если это ложится на моё ощущение собственное, – есть песня; бывает, кстати, так и с девушками, которые присылают стихи. Вот с «Детским сердцем» так произошло. Это из Киева девушка прислала стихи, Алёна Елетина или Ковальчук. Я там никак не могу понять, какие правильные фамилии, какие замужние. Ещё с одной девушкой, Юлией Юффи, в сетях как-то мы разговорились. Она мне прислала несколько текстов.

Сергей Галанин и группа  Гулливер

– То есть, тебе в Facebook’е спокойно можно стучаться в личку и предлагать?

– В принципе да. Или в почту. У меня там почта висит. Но самое главное, чтобы меня что-то зацепило. Я не всегда что-то доделываю. Иногда что-то и так ложится. Но, как показывает практика, у каждого человека свой взгляд на жизнь, и целиком никогда не получается его на себя, так сказать, спроецировать, поэтому я что-то добавляю. Ну а что получается из этого «Детское сердце» посмотрите, клип висит. Гляньте.

– Пару недель назад у меня в гостях был Иван Охлобыстин, который сказал, что вы тоже дуэт записали.

– Мы не то чтобы записали. Мы его поём периодически.

Кто написал текст?

– Я. Конечно, не перевод никакой. Просто как настроение. Там высоко. Сейчас буду сипеть. Но ничего, зато от чистого сердце. Как Иван его поёт (поёт). «Есть где-то лунная река. Она, как Млечный путь, легка. Войди в воду, дождись восхода. Почувствуй на миг неземную свободу. Мы рядом в этот дивный час. Луна всю ночь блестит для нас. Река нам поёт о любви, о том». И тут уже я сам: «что скоро всё пройдет. Нам нужно быть вдвоём. Всё время вдвоём». Я попытался изобразить Ивана Ивановича. Не судите строго.

– Ну, кстати, получилось. Я считаю, что получилось.

– Он очень здорово поёт. Он очень трепетно и очень душевно поёт. Но только для своих. Ему бы записать чего-нибудь для народа-то, выпустить.

– Ну, ты разведи его, выступи продюсером.

– Он, конечно, многогранен. Но очень занятой – ты же понимаешь. Сейчас у него фильм.

– А у тебя с кино как складывается?

– В основном камео. Началось всё давно, когда Александр Наумович Митта пригласил нас с Гариком (Сукачёвым. – Е.Д.) в фильм с Леонидом Филатовым, с Олегом Павловичем Табаковым, с Леной Яковлевой. Фильм «Шаг» (1988 год. – Е.Д.). – очень серьёзный фильм о научных исследованиях советских. О том, как Советский Союз спас Японию от полиомиелита. Комаки Курихара опять же (cнялась в роли Кэйко – женщины, сын которой был болен полиомиелитом и которая, желая спасти его, обращается к советским медикам, которые разработали вакцину от этой болезни. – Е.Д.). Ну, то есть, всё круто. И мы такие с чубами пели «мою маленькую бэби». Такие лаборанты, стиляги. А так, ну, что-то иногда получается. Последнее действие – фильм Клима Шипенко «Кто я». С Аней Яценко и, как её, как её – наша прекрасная «блестящая»?

– Фриске. Да, ну, как же можно забыть про Фриске?

– Да. Прости, Жанна. Толя Белый плюс Вика Толстоганова. Сергей Газаров. Там совершенно чумовой состав. Такой мистический фильм. Но я очень рад, что там песня прозвучала. Потому что я вообще с кино бы дружил всегда…

СПРАВКА

«Кто я?» (рабочее название «1000 километров от моей жизни») – полнометражный художественный фильм, снятый в 2010 году. История молодого человека, потерявшего память. Наряд милиции находит его на севастопольском вокзале – без паспорта и каких-либо сведений о личности. Позже всплывают шокирующие факты биографии парня – и убийства, и большие деньги, и прочие неприятности. Съёмки проходили в Севастополе, родном городе режиссёра картины Клима Шипенко. «Я бы хотел, чтобы этот фильм стал самым севастопольским из когда-либо выходивших на экраны. Улицы, бульвары города, севастопольский вокзал вплетаются в действие фильма. В некоторых частях фильма я сознательно пытался создавать жизненность, близкую к документальной правде, достичь эффекта cinema verite», – рассказывает Клим Шипенко. Сам сюжет фильма основан на реальных событиях. Творческий процесс создания сценария запустила детективная история в севастопольской газете, которую Клим прочитал, будучи еще студентом, а потом рассказал генеральному продюсеру «ВайТ Медиа» Тимуру Вайнштейну. «Реальные события – это очень плодотворная почва для развития сюжетных линий фильма. Часто, когда люди смотрят кино, они не верят, что такое может произойти. Но реальная жизнь еще более непредсказуема, чем вымысел. Сюжет пока мы хотим сохранить в секрете. Могу лишь сказать, что севастопольская журналистка, написавшая ту самую заметку, стала персонажем фильма в исполнении Виктории Толстогановой», – говорит Тимур Вайнштейн.

В съёмках фильма принимали участие и реальные люди и жители города – таким образом, создавалось ощущение, что всё происходит по-настоящему. «Например, все сцены в милиции – а это треть фильма – мы сняли в действующем отделении, в Нахимовском РОВД Севастополя. Договорились с начальником о съёмках в кабинетах и коридорах. Но так получилось, что вместо актёров массовки мы сняли реальных сотрудников РОВД. Удивительно, но актёры играли хуже, чем это делали настоящие милиционеры», вспоминает Клим Шипенко.

По словам генерального директора UMP Рауфа Атамалибекова, в фильме «Кто я?» более 90 % звука – чистовая фонограмма, записанная на площадке. «Обычно после съёмок при последующем озвучании актёрам сложно повторить то, что они делали на площадке, поэтому чтобы сохранить эффект реальности, мы старались по максимуму записать чистовую фонограмму во время съёмок», – говорит Рауф Атамалибеков.

 

– Автор музыки?

– Саундтрека. Саундтрек, потому что композиторские оркестровки – это дело отдельное. А вот саундтрек – с удовольствием. Я считаю, что у меня 90% песен – это хорошие саундтреки. Господа, обращайте внимание на некоторые мои песни. Они могут вам подойти. Очень хорошие есть песни.

Сетевой

– Опять же, через Facebook можно обратится, не только в эфире канала «Москва 24». Скажи, в соцсетях ты прямо вот этими своими музыкальными перстами набиваешь всё лично или кто-то помогает?

– Нет, нет, я сам, лично.

– У тебя же два сына. Которые тоже, наверное, в соцсетях сидят.

– Младший совершенно не болеет интернетом, слава Богу.

– Да ладно! Как так можно? Мне кажется, чем младше, тем больше вовлечённость во все эти истории.

– Пронесло пока.

– Старший-то у тебя уже работает, по-моему.

– Старшему 25 лет. Он художник. Помнишь, старую шутку? Ну, я сам художник, а работаешь ты кем? М-да… Он неплохо рисует. Сейчас на масло перешёл. И усиливает свои теоретические познания. Ходит на всевозможные курсы. Не будем об этом говорить, чтобы, тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить. Дай Бог, чтобы всё это у него продолжалось, чтобы не терялся интерес.

– А у наследников что с голосом и слухом?

– Нормально.

– Но ты не втягиваешь их в музыкальные дела?

– Нет, зачем? Пашка иногда, у него же компания серьёзная; он же общается с Black Star и со всеми этими модными ребятами. И даже иногда с Мэгом (диджей Мэг такой есть замечательный парень) в каких-то сетах принимает участие. Но я об этом пока мало что знаю. Он меня больше радует как график – он зажигает меня как художник.

СПРАВКА

Black Star Inc. (полное название Black Star Incorporated) – российский независимый звукозаписывающий лейбл и продюсерский центр, каталог которого включает в себя артистов совершенно разных музыкальных направлений. Основателем и владельцем лейбла является хип-хоп-исполнитель и музыкальный продюсер Тимур Юнусов (Тимати). Деятельность команды Black Star Inc. включает в себя разноплановую музыку, лицензирование, работу со звёздами, межконтинентальные проекты и др.

 

Рок-н-ролльный

Что с музыкальной индустрией, по-твоему, происходит? Потому что, знаешь вот это – рок-н-ролл мёртв, а Галанин ещё нет.

– Сложно всё. Это же часть культуры общей. Когда культура под горку, то же самое и с музыкой. Вот и всё. Имеем такого слушателя, какого имеем.

– Ты считаешь, культура под горку, прямо под горку, под горку?

– Мне кажется, да, сейчас как-то тоскливо… Я вообще люблю театр. Максим Суханов замечательный совершенно. Он мне напомнил Петра Николаевича Мамонова. Но просто Пётр Николаевич ближе. Он с гитарой иногда. Но он такой же отрешённый. И такой же свободный. Это вообще здорово.

– Скажи, а как ты вообще ладишь с музыкантами, которых, условно говоря, называют классическими? И даже какой-то был заголовок интервью, что «полюбил».

– «Полюбил» – это неправильное слово. Они мне стали нравиться, да. Было написано: влюбился. Я так не говорил. Но действительно, совершенно по-другому их услышал. Это здорово. Кстати, мы с женой в Венеции попали на концерт местного октета. Они играли в основном музыку Вивальди. И когда это происходит в таком настоящем, пропитанном культурой и временем здании, которому, лет 500, например. И всё это звучит удивительно! Естественно, можно без всяких микрофонов, без всякой этой ерунды. С ума сойти как здорово! Надо ходить на классическую музыку. Инструментальная мне больше нравится. С вокалом у меня сложнее отношения. А струнников я очень люблю. Я преклоняюсь перед ними.

– Ну да. А есть люди, которые преклоняются перед «СерьГой». И вообще перед Музыкой с большой буквы. Потому что, мне кажется, что такие персонажи, как ты, это не просто рок-музыка.

– Мы просто делаем свое дело. Вот и всё.

– И вы делаете его совершенно замечательно.

ОТ РЕДАКЦИИ. Полная версия беседы включена в книгу «24 кадра правды pro…», которую выпустит издательство «Олма медиа групп».


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Кое-что о ботинках
Перед разлукой
Русские песни
Квант божественного света
Александру Градскому – 65/50
Коротко
Пелагея в третьем «Голосе»


««« »»»