Ав-то-ра! К ответу!

Юрий ЛУЧИНСКИЙ работал в бригаде прокурора по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР Тельмана Гдляна, расследовавшей в 80-х гг. прошлого века коррупцию в верхах сначала узбекской, а затем и союзной властей. Милицейский следователь, он оставил службу в «органах» 13 лет назад ради адвокатуры. И начал писать рассказы. «Профиль» представляет интервью с автором и образец его творчества.

– Вы кто?

– Я – мент. Вернее, под таким ником фигурирую в интернете: Ment52 – соответственно году рождения. Юрист по образованию, выпускник одного факультета с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым.

От первого, хоть мы и ровесники, я отстал: Путин, он в армии не служил, а я, как «умная Маша», три года флоту отдал. А второй – сильно моложе. Вообще я – МВД-шный подполковник, правда на пенсии, уже 13-й год адвокатствую. А ментом себя в сети изображаю для эпатажа. Уж больно толпа любит порычать на эту братию. Но виртуально, так безопасней.

В одном из рассказов вы слишком реалистично – для человека со стороны – живописуете жизнь участкового милиционера, особенно, что касается отношений с сидящими в «обезьяннике»…

– Дело было так, если по порядку. В 70-м я закончил 11-й класс вечерней школы. С пятнадцати лет работал токарем на заводе. Затем три года на Черноморском флоте радистом. А как домой вернулся, старый друг позвал за компанию в университет поступать. Я напрягся и поступил (а друг не поступил, бедолага). Учился на вечернем, работал водителем, заведующим магазином (но не смог, это не для каждого), юрисконсультом – до тех пор, пока не устал жить на советскую зарплату. А в милиции побольше тогда платили, да и форма казенная опять же. Вот и подался туда, ближе к тридцати годам. Но – странное дело – меня с моим университетским образованием и ленинградской пропиской брать не хотели: дескать, таким образованным и независимым управлять сложно было бы. А участковых всегда не хватало, и я им стал – в РУВД Кировского района. Оттуда, то есть из жизни, и рождаются у меня байки об «обезьянниках»: все, что пишу, сам видел и слышал.

Кстати, РУВД Кировского района Ленинграда оказалось очень богатым именно на творческих людей – именно в нашем РУВД «родились» известные писатели – воспевший «Ментов» Андрей Пименов (Кивинов) и его соавтор по «Убойной силе» Олег Дудинцев. Сильное РУВД было, талантов больше, «оборотней» поменьше.

– Как вы попали в группу Гдляна?

– Случайно. Друг-однокурсник уже два года у него работал в Узбекистане. Группу расширять надо было, а прокурорских кадров на перифериях не хватало. Стали брать милицейских следователей. Вот друг меня и порекомендовал. А я как раз перенервничал (такое у следователей бывает), в клинику неврозов уже направление было. Но тут – ба-бах, в Москву вызывают. В начале 88-го я туда поехал, в длительную командировку.

А вообще я с детства всегда против всех «органов» был, начиная со школы. Потом пообломался, стал более-менее тихим. Мимикрировал к Системе. А Тельман Хоренович Гдлян меня, на финише четвертого десятка лет, снова человеком сделал. Оказалось, что «возникать» можно и нужно. И при этом даже побеждать можно.

– Подробнее о группе Гдляна: с начала 90-х уже сменились поколения, и новая молодежь о тех временах знает лишь понаслышке…

– Дело началось в 1983 году. Узбекские гебисты решили перед тогдашним генсеком (а до того – председателем КГБ СССР) Юрием Андроповым «прогнуться». И прихватили на взятке начальника ОБХСС (так раньше назывался ОБЭП) одной из областей Узбекистана. А тот помолчал-помолчал, а потом и выдал всех и вся в узбекских высших эшелонах. Узбеки с перепугу это дело – от себя подальше, в Москву. А из Москвы и прислали следователя по собо важным делам Генеральной прокуратуры СССР Тельмана Гдляна. На целых 6 лет дело затянулось: взятки в Узбекистане брали, не особо стесняясь. Тогда, помнится, много секретарей обкомов попересажали, из руководства республики. И скандал пошел по всему Союзу: Гдлян со своей группой уже и руководителей союзного ЦК «цеплять» начал. Денежки-то все брали…

Чурбанова, заммистра МВД и зятя Брежнева, ведь по этому же делу взяли (слава богу, что потом досрочно выпустили, ему изначально 12 лет дали, а он отнюдь не был главным боссом той советской мафии, жалко его). И когда дошло до самых верхов (я уже вовсю в группе работал), начались попытки прикрыть нашу работу, дискредитировать: Гдляна с Ивановым, его замом, вообще посадить хотели. За сворачивание дела ведь те же союзные гебисты взялись. А про то, как эти ребята могут все мехом наружу выворачивать, объяснять, думаю, не надо.

Но уже время тогда другое было: за наших шефов народ встал, Москва и Ленинград по полмиллиона на митинги за них собирали. Кончилось тем, что избрали Гдляна с Ивановым народными депутатами СССР. Всего через год и я «вторым эшелоном» из Петербурга избрался депутатом РСФСР. И голосовал за председателя Верховного совета Бориса Ельцина. И за ликвидацию СССР. А потом – и Белый дом в 91-м, и танки на Садовом…

– Что заставило перейти в адвокатуру – банальная необходимость зарабатывания средств?

– После 1993-го совсем другие ветры подули… Меня – обратно в МВД, дослуживать. Дослужил. На пенсию ушел и вот уже 13 лет адвокатствую. Специальность моя – уголовное право и процесс. Писатель я не такой, чтобы этим кормиться, вот и приходится подрабатывать, да еще и инвалидность есть по сердечно-сосудистой системе. На маленькую пенсию не жалуюсь…

– С чего вас на писательство потянуло?

– Вторая российская болезнь – писательство (первая – стремление загнобить Америку). Все сейчас пишут. Но мне и правда есть, что рассказать, вот и балуюсь. То в интернете на контркультурных сайтах, то в небольших СМИ. В питерском благотворительном журнале (помощь бездомным) «Путь домой» уже много лет публикуюсь. Это, извините за пафос, точно для души – без гонораров. Сколько я в советское время этой братии за бомжовство попересажал, о «хьюман райтах», не думая. Теперь искупать как-то надо.

– Какие отклики получаете на свою писанину – от родных, друзей, профессиналов – журналистов и писателей?

– Родные и близкие большинство написанного давно от меня устно выслушали. В журналах идут материалы понейтральнее. А вот в инете и я не стесняюсь, и мне достается. Во-первых, за то, что мент. Во-вторых, за то, что адвокат. А также за то, что продался «жидам», «пендосам» и «банде Ельцина», которую до сих пор, оказывается, надо отдать под суд.

Антон АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО-МЛ.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Профиль”, №19-2008 г.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Майский вечер» Юры Шатунова
Киновстречи на Волге
Музыкальный Олимп
Приглашение на закат
Жизнь, посвященная романсу


««« »»»