КРИС ПЕРВЫЙ. РИ

(КРИС РИ. ПЕРВОЕ ПРИШЕСТВИЕ)

Московское лето обещает быть жарким. Дело не в зашкаливающем ртутном столбике, тем более что под сводами лучших концертных залов столицы довольно прохладно.

К нам впервые в жизни едут ветераны “Роллинг Стоунз”, дабы тряхнуть стариной. Собирается исполнить битловскую “Back in USSR” в одиночку барабанщик легендарных ливерпульцев Ринго Старр – и это настоящая сенсация. Еще?..

Еще раз свели с ума своих фанатов Дитер Болен и Томас Андерс, вновь побратавшиеся на глазах изумленной и ностальгирующей по 80-м годам публики.

И все же рискнем утверждать, что самым потрясающим по экспрессии выдался единственный концерт певца-гитариста-композитора-поэта Криса РИ в московском Кремле. Вот уж кто дал жару на пару часов – до сих пор музыкальная тусовка первопрестольной остыть не может. Ниже приведенные заметки – угли того яркого костра.

Юльке на этот раз достался амфитеатр. То есть не совсем на галерке, но от сцены Дворца – далеко, однако.

Однако она не переставая хлопала в ладоши, и если бы кинооператор съемочной группы смог уловить эту ликующую физиономию в плотной толпе, портрет типичного зрителя живого концерта живого же Криса Ри в Кремле получился бы на славу: огромные сияющие глаза, улыбка до ушей и вскинутые аплодисментами руки.

Такого приема в приснопамятные времена здесь удостаивались только небожители рангом не ниже генерального секретаря КПСС.

…Он вышел к авансцене как-то вдруг, запросто, с ходу. Хоть и не сразу. То бишь не в указанное на билетах время 19.00 – с опозданием на 45 минут. Как объяснила взявшая на себя роль посредника Ксения Стриж, проблема заключалась в плохой – дождливой до ливня – погоде и в том, что напуганные навечно стражи Боровицких ворот Кремля максимально заузили этот непередний проход (один боец все требовал от меня, чтобы репортер выложил металлический предмет, диктофон, прямо на деревянную, залитую дождем тумбочку по соседству с магнитной рамкой. Сказать, что дурак, ведь обидится! И офицер, им командующий, сочтет это не самое крепкое выражение за оскорбление. Но аппарат в лужу, это оч-чень круто: тут надобно две-три, а не одну перестройку).

Сами понимаете, Крису Ри на эти наши домашние проблемы глубоко плевать. Хотя что касается обговоренного в контракте времени выступления – здесь никаких претензий к британцу: отпел и отыграл без перерыва полтора часа.

Любопытно, что концерт “пляжного” гитариста-романтика начался спустя минуту после того, как другой Крис – наш, Кельми – занял со своей спутницей место в самопальном партере: танцующий полуэллипс площадки у сцены перед концертом вновь нашпиговали стульями с пронумерованными мелом цифрами, это были самые дорогие места (и самые прореженные, кстати).

Ну так вот. Выходит этот самый их Крис Ри – и безо всяких прелюдий заводит блюзовое соло на своей гитаре. Не сказать что журналисты “МузПравды” редко лицезреют мастеров эстрадного жанра поп, рок, бит и прочих музыкальных направлений, однако такое мы видели на сцене КДС впервые.

Простой мужик – их британский левша (он пишет левой рукой, хотя играет правой): в простых штанах – футболке – туфлях черного цвета ну просто вмиг заставил оторопеть огромный зал.

Поясню.

Публика на концертах в родном отечестве бывает разная, от разнузданных псевдорокеров со стойким запахом пивного пота до упакованных пачками валюты нуворишей. Дорогое же удовольствие посетить концерт и буфет в Кремле могут позволить себе в какой-то степени лишь фанаты конкретного артиста, а большей частью – люди с деньгами. Причем последние-то как раз сидят в первых рядах и реагируют на происходящее без особого энтузиазма. Им главное потом рассказать в кругу знакомых, загибая пальцы: “Да, были на единственном концерте Криса – поет и играет, короче”. Они, эти слушатели, редко уходят с шоу – деньги уплачены солидные, кресла мягкие, сидеть можно.

Таким в этот вечер было особенно скучно. На сцене никаких прибамбасов – только звуковая аппаратура, инструменты и микрофонные стойки. Ни тебе привлекательных декораций, ни полуодетых девочек, единственное разнообразие – переливы цветных софитов.

Так что было две категории обалдевших: одни от знакомой искренности крисовых композиций, другие – от непривычной необходимости вслушиваться в живой звук, высматривать неведомые жемчужины в обстановке концерта а-ля “вечер в ДК”.

Были, правда, еще некие невнятные персоны, вроде бабули и дедка, который посередине концерта проникся темой и… сладко заснул на покатом плече верной подруги.

Ну а что же концерт?

Сорок пять минут опоздания Крису простили сразу и все: начал он не с извинений – его гитара выдала такие чувственно высокие звуки “пардона”, что смолкли даже завзятые свистуны. А потом пошли оригинальные вещи, одна за другой. И с аккордами в оттяжку, и под бонги с бас-гитарой, и с паузами для Крисова голоса без оркестра.

Тембр у британца специфический. Чем-то напоминающий хрипотцой нашего Владимира Высоцкого, только басовитей и глубже. Ну, и пение профессиональное, грамотное, эстрадное. Еще нельзя отказать г-ну Ри в артистизме: он то мимикой дополняет вокал, то выразительными жестами рук, то танцевальными па. Трудно было ожидать от полноватого мужика с отекшим лицом индейца пластичности и подвижности, однако, поди ж ты – он и прыгал по сцене, и выпады демонстрировал с гитарой наперевес вместо штыка, и с публикой успевал общаться накоротке. Вот только в зал не выходил – гитарный шнур ограничивал свободу.

С ней, с гитарой, Крис не расставался ни на минуту. Вернее, их было две – красная и синяя Fender, потертые электроподруги откровенного блюз-мена. Он менял их периодически, но из рук не выпускал, заставляя голосить на все лады и на всех ладах – от колков до нижней деки.

На хите “On The Beach” лед тронулся: первый букет поплыл к сцене и всполохом одобрения грянули аплодисменты. Тогда следом пошла хорошо знакомая нам композиция “Josephine” в переливах мелодического платья голубого цвета. У Криса привычка петь-играть с закрытыми глазами, он знает каждую ноту наизусть и может работать хоть с черной повязкой на глазах. На зал ориентируется лишь отчасти, когда ему нужен зрительский бэк-вокал или притоп-прихлоп в ритмичных вещах.

К тому же и команда у гастролера – настоящие профессионалы. Интеллигент-клавишник Макс Миддлтон в белой кепочке, которому одинаково здорово подчинялись и крутой “Roland”, и простоватый “Fender piano”. Коротышка-негр Сильвиан Марк с бас-гитарой, на коей этот пиратского вида крепыш с длинными руками иногда лабает даже аккордами. Ну и за ударными неизменно торчала голова “профессора Доуэля” – Мартина Дитчэма: он ни разу не покинул свой пост, без устали барабаня очередями в темный зал.

Сыгранный состав, где, как в отряде спецназа, каждый понимает партнера без слов – не глядя. Натуральный джаз-бэнд, только электронный. Это чувствует и зритель. Вот опять пошел букет к сцене – на этот раз папа с дочкой.

– Спасибо, – говорит Крис Ри по-русски. И за “Джозефиной” идет “Джулия”.

Вдруг засвистела аппаратура, заставляя басиста недоуменно вытянуть шею, которой, казалось, и нет вовсе. Но досадное недоразумение растворяется в грохоте горного потока электроники, а солнечное соло гитары Криса на пару с клавишами заставляет уши тут же забыть о секундном конфузе.

Прыгающих с кресел не видать, хотя зал благодарит артистов очень громко: не привык наш простой народ “безобразничать” на дорогих мероприятиях. Ментальность не та, это как во фраке в фонтан прыгнуть – неудобно как-то.

И все же на призыв-клич со сцены – “Moscow!” – москвичи и пресловутые гости реагируют сочувственно: мол, давай-давай, наяривай, “гитара семиструнная”. Мы хоть и не пляшем, но слушаем – чудно ведь впервые лицезреть соло-гитару не под “фанеру”! Вдохновленный скорее собственным энтузиазмом раскачать-таки строптивцев белокаменной, Крис без передыху ударяет по струнам. Пошло нечто с хард-роковскими перепадами – звук ложится плотно, падает росой пот с увлажненной шевелюры Ри и летит под сводами раскатистый тембр:

– Уep!

Потом был танец бас- и соло-гитаристов, с кодой, синхронизированной до мгновения. И еще рок-н-ролл, и еще один. И еще…

Лицо Криса залито потом, из первого ряда видно, что майка промокла насквозь, но перекур делать некогда: едва Ри, зажав пачку сигарет в одной руке и полотенце в другой, отправляется за кулисы, как тут же возвращается обратно.

Взмах руки над головой, одна пустая – другая с боттлпеном на левом мизинце, удар в ладоши – и вновь забойная вещь. Народ расшевелился окончательно. Иные пытаются танцевать между рядами кресел, некоторые прямо на месте. Одна девица бросается к сцене и кидает музыканту свою усыпанную бисером шаль. Зачем – непонятно, но Крис джентльмен: благодарит, демонстрирует презент публике и опять берется за гитару.

– Давай-давай, – голос из зала.

Он дает. Выдает известную “Road To Hell” в новой аранжировке, да так рьяно, что его медиатор летит на пол.

На сцене явление – пара прелестных длинноногих девиц в черных вечерних туалетах с прелестным же букетом. Крис сначала шутливо шарахается от них, затем принимает цветы и укрывается в… “Голубом кафе” – новая вещь из последнего альбома.

За ним следует очередной рок-н-ролл, от которого, кажется, все музыканты в кураже разбегутся кто куда. Однако остаются. Зал тоже. Преимущественно на местах.

– Но хоть хлопайте, – кричит Крис Ри по-английски.

– Это можно, – отзывается, русский народ и следующую песню сопровождает дружное оживление в партере и на галерке. Только на самом интересном сюжетном повороте, подобно сбивке на рекламу или серийному кинопродолжению, Крис словно острой косой отрезает последний кадр концерта, вскидывая гитару. И закручивает верхний колок на грифе.

– Спасибо, Москва!

Все.

Он ушел так же, как появился, – внезапно. Запросто. Без причуд.

Кстати, и вне концерта он вел себя точно так же: гоняться за столичными прелестями не стал, ограничился несколькими обязательными визитами и покупкой армейской шапки-ушанки.

Не суетный, улыбчивый, в аэропорту “Шереметьево-2″ Крис Ри прошел на борт самолета не через VIP-зал, где его ждали, а общим коридором:

– Не надо делать из меня пижона. Я иду вместе со своей командой.

Такой вот парень. Одна знакомая как-то на интерес покопалась в Интернете, выискивая музыкантов по имени Крис. Обнаружила четыре фамилии – де Бург, Кельми, Норман, Ри. Блюз-мен – последний по алфавиту. И букв-то всего две у скромняги. Но вот что сказал наш Крис Кельми после концерта их Криса Ри в Кремле:

– Выступление очень понравилось. Потрясающий концерт. Уровень исполнения – мировой, звук – сумасшедший по качеству, и программа построена отлично. Трудно сравнить его с кем-то из громких имен еще потому, что у него какая-то российская пентатоника с рок-н-ролльным настроем.

С нашими сравнить? Я бы не стал этого делать. Сам понимаешь…

Я понимаю.

Но что самое интересное: Юлька, которой всего 17 лет, тоже поняла. Что настоящий рок – это совсем не то, что звучит в родном отечестве и насаждается нашими шоу-авторитетами. Что это прежде всего живая музыка, с ритмом, который диктует не кассовый аппарат, а сердце музыканта.

Сергей СНОПКОВ.

Кристофер Энтон Ри родился 4 марта 1951 года в Англии, в большой семье эмигрантов, где он был седьмым ребенком, его отец – продавцом мороженого, что не помешало ему, подрабатывая где придется, в девятнадцать лет купить себе настоящую гитару, а в двадцать два года стать достаточно зрелым гитаристом и войти в состав “Magdalene”, из которой только что перешел в “Deep Purple” Дэвид Ковердейл.

В 1978 году Крис выпустил дебютный альбом “Whatever Happened to Benny Santini?”, в состав которого вошел сингл “Fool (If You Think It’s Over)”, ставший большим хитом в Америке и положивший начало карьере музыканта. Длительное восхождение Криса Ри на вершину славы увенчалось громким успехом в 1983 году, когда тур, начавшийся в Финляндии и завершившийся на родине, принес ему европейскую известность и звание суперзвезды.

К середине восьмидесятых он становится ярчайшим представителем британского рока. Растет его заокеанская аудитория благодаря золотым альбомам, вышедшим в Австралии и Японии: “Water Sing” (1982), “Wired To The Moon” (1983), “Shamrock Diaries (1985).

“On The Beach” (1986) и “Dancing With Strangers” (1987) обогатили мировую музыкальную коллекцию удивительными балладами, а альбом “Road to Hell” стал его первым топовым альбомом в Англии. “Наша жизнь – это дорога, – говорит Крис, – поэтому в музыке у меня, так сказать, дорожный стиль”.

Мультиплатиновый по продажам альбомов, артист Крис Ри выпустил 10 января 1998 года свой семнадцатый альбом, записанный за 10 дней – “The Blue Cafe”, который был представлен российской публике в прошлом месяце”.

(Московит концерт Moscowit concert.)


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

SPICE GIRLS НЕ ДЕРЖАТ ЗЛА НА ГЭРИ ХОЛЛИУЭЛЛ
Коротко
ДЭВИД ЙОУ ВЫШЕЛ СУХИМ ИЗ ВОДЫ
КЛУНИ НЕ ПРИШЕЛ НА СВАДЬБУ СИНДИ КРОУФОРД
“ИВАНУШКИ” ПОЛЮБИЛИ КАВКАЗСКУЮ КУХНЮ
ЛАРИСА ДОЛИНА С НОВОЙ ПРИЧЕСКОЙ
Уикенд
ДЭВИДУ БОУИ НЕ ПРИДЕТСЯ СУДИТЬСЯ С МАКСОМ ФАДЕЕВЫМ
ДЖОРДЖ МАРТИН БОРЕТСЯ С НАРКОТИКАМИ
“ЗЕМЛЯНЕ” И ВЛАДИМИР ПОПКОВ ПОСТАВИЛИ ЖИЗНЬ НА КАРТУ!
МОСКОВСКИЙ КОНЦЕРТ МОНТСЕРРАТ КАБАЛЬЕ
КОРТНИ ЛАВ ВСЕ ДРАМАТИЗИРУЕТ
НА ЗНАМЕНИТОЙ ФЕРМЕ ВНОВЬ СОСТОИТСЯ КОНЦЕРТ
“ФАВОРИТ ЛУНЫ” ПОРАЗИЛ ПОСЕТИТЕЛЕЙ НОЧНОГО КЛУБА “МЕТЕЛИЦА”
ВТОРОЙ СОЛЬНИК АЛЕКСАНДРА ИВАНОВА
ДИ ЭМ ЭКСА ЖДУТ В СУДЕ БРОНКСА
АНИТА ЦОЙ ЛЮБИТ СВОИ ПЕСНИ
ПОДКРАВШИЙСЯ НЕЗАМЕТНО
ТРИ ТЕНОРА СПОЮТ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА ПО ФУТБОЛУ
ПРОЩАЛЬНЫЙ КОНЦЕРТ DODGY НЕ СОСТОИТСЯ
ЛАЙЭМ ГЭЛЛАХЕР ЗАПИСАЛ ПЕСНЮ В ЧЕСТЬ СВОЕГО ПАСЫНКА
ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА
ЯПОНИЯ ЖДЕТ АЛЕКСАНДРА ГРАДСКОГО
ДЖОНА ЛАЙДОНА ВЫДВОРИЛИ С ТЕЛЕСЪЕМОК
МОСКОВСКИЙ НЕЗАВИСИМЫЙ
САМАЯ КРАСИВАЯ
СОФИЯ РОТАРУ ПОНРАВИЛАСЬ НЕМЦАМ
БАСИСТУ GREEN DAY КОЛЛЕГА ПРОЛОМИЛ ЧЕРЕП
ГОЛЛИВУД И ПОЛИТИКА
АКАДЕМИЯ ИГОРЯ МОИСЕЕВА
У ВАЛЕРИЯ ЛЕОНТЬЕВА ВЫШЕЛ АЛЬБОМ
НОВЫЙ ФИЛЬМ О PRODIGY, ВОЗМОЖНО, НЕ ВЫЙДЕТ В СВЕТ
ПЛАНЫ “НА-НЫ” НА ЛЕТО
ПОПУЛЯРНЫЕ ГРУППЫ ПОЮТ В «MANHATTAN-EXPRESS»
“АЗБУКА ЛЮБВИ” ОТ ВЯЧЕСЛАВА ДОБРЫНИНА


««« »»»