ПОДКРАВШИЙСЯ НЕЗАМЕТНО

Публикуя отрывок из новой книги А.Н., мы лишь иллюстрируем текст, напечатанный справа. Обращаем внимание читателей, что на момент выпуска произведения в свет В.С.Ч. был действующим премьером РФ – Ред. ИД “Новый Взгляд”.

Александр НИКОНОВ

ПОДКРАВШИЙСЯ НЕЗАМЕТНО

Повесть о настоящих людях

Все совпадения имен и событий считать случайными

Дома мужа не было. Зато вместо него лежала записка, на которой голубовато-перламутровым по гербовой было каллиграфически написано: “Зайка мая! Твой Филя пашел в магазин за филе. Заодно куплю уж водки Апсалют”.

– Тебе только про зайку и петь, грамотей, – бормотнула Пугачева.

Вскоре пришел и ее лучезарный, ослепительный, тугозадый муж.

– Ну что, купил филе? – спросила Пугачева механически почесывая “мягкое подбрюшье Европы”, как она называла свою мохнатку – песцовое манто. Пугачева часто носила манто: у нее зябли ноги.

– Купил, – лаконично ответил тугозадый и стал доставать из золотой авоськи куски нежнейшей бакланьей вырезки, баночки с замаринованным в яблочном уксусе филе соловья, замороженные яйца барана – полуфабрикат для супа кандей. Кроме того, на свет божий были извлечены фаршированные костной мукой бизоньи рога, мездра молодого осла, планктон в китовом усе и два ласточкиных гнезда.

– А гнезда где купил? – спросила Пугачева, подозрительно оглядывая коричневые глиняные шары.

– У дворника. Он на чердаке сорвал. Экологически чистый продукт, – объяснил Филипп.

– Блин, хозяйственный какой! Теперь иди и отмой их от кошачьего дерьма.

– Там еще внутри птенцы насрали в прошлом году, – похвастался Филипп. – Но мыть нельзя: глина размокнет.

– Ну, оставь для навару: давай говно жрать, давай!

– Не кипятись, зайка моя, не кипятись, любимая, я ведь хотел как лучше.

– Ты всегда хочешь как лучше, а получается… Ты зачем на приеме к Черномырдину приставал?!

– Я-а?! Ну… Все ж таки он наш президент.

– Кто президент, придурок? Кто президент?!

– Ну прости, ну ошибся. Ну не люблю же я эту политику, сама знаешь. Политика – грязное дело… Я творчество люблю…Ну не Черномырдин. Этот… Пельцин.

– Какой еще Пельцин?! Ельцин! Ты же на концертах за него голосовал! “Зайка моя”!.. Господи, и они еще говорят, почему мы периодически ссоримся… Потому что ты дурак! Так, а Черномырдин кто?

– Черномырдин… Он… Он главный в этом… начальник этого…

– Ну!…

– Сдаюсь.

– Твою мать! Запомни раз и навсегда, заруби себе на носу – премьер-министр он!

– Премьер-министр, – послушно повторил Филипп.

– Что это значит?

Филипп опустил голову.

– Сто раз объясняла, сто раз! Это первый министр. Над всеми министрами начальник. Министр – это умный человек. Поэтому министром тебе не быть никогда. Разве что президентом.

Размышления Пугачевой о политике прервал звонок телефона.

– Аллоу, – ласковым голосом привычно протянула Пугачева.

– Алла Борисовна? – раздался в трубке низкий и до боли знакомый бас.

Такой бас однажды уже был в ее жизни. Это произошло в промежутке не то между вторым и третьим мужем, не то между третьим и четвертым. Ах, какой это был мужчина! Настоящий полковник. Александр Кукуевич Зубоскал. Грудь его украшали многочисленные ордена и медали, поэтому, когда они занимались сексом, в гостиничном номере стоял успокаивающий звон.

– Сними свои побрякушки, – злилась Пугачева. – Все груди исцарапал.

– Хирурги новые пришьют, – топорно шутил полковник и пушечно хохотал в такт возвратно-поступательным движениям.

Шло время, и перед Аллой раскрывалось подлинное лицо настоящего полковника. Он оказался не настоящим полковником, а разжалованным генерал-майором. Наказание постигло бравого вояку за половую связь с женами вышестоящего командного состава. Надо сказать, Алла недолго была очарована полковником. Тем не менее что-то ностальгическое и волнительное шевельнулось в отупевшей душе Пугачевой.

– Сашок? – сдавленно прошептала она.

– Я! – уставно отозвалась трубка.

– Ты все такой же дурак и солдафон? – В голосе Пугачевой не было издевки, только безмерная нежность и печаль. – Ты все такой же стоеросовый дурак и не снимаешь сапоги, когда любишь своих многочисленных женщин?

– Так точно, – озадаченно пробасила трубка.

– А помнишь, жеребец, как мы сношались с тобой через дупло старого дуба? – Алла скосила зрачки на Филиппа. Она нарочно хотела сделать мужу побольнее и боялась только, что он ничего не поймет из разговора.

– Не припоминаю. А это точно Алла Борисовна Пугачева? – растерянно спросил низкий бас.

Теперь уже заволновалась Пугачева. Что такое происходит? Да еще Филька сзади пристает: “Алла! Почему ты мне ничего не рассказала про дупло?”

– Отзынь, – отмахнулась Пугачева – Нет, это я не вам. А вы разве не Александр Кукуевич Зубоскал?

– Никак нет. С вами говорит Александр Иванович Лебедь.

– Александр э-э… Иваныч. Я слушаю вас внимательнейшим образом. Я просто перепутала вас с одним старым пердуном из армии.

– Я уже догадался.

– Похвально. Военные всегда отличались острым умом и практической сметкой, – подколола Пугачева, но толстокожая птица укол не почувствовала.

– У меня есть до вас дело государственной важности, Алла Борисовна. Нам нужно встретиться и поговорить, но не по телефону.

– А чем вам не нравится мой телефон? – возмутилась Пугачева. – Вы хоть раз его видели?! Если бы вы видели, вы бы тогда не говорили такую ерунду. Он весь сделан из золота. Корпус из белого, а диск из красного золота. Кроме того, в центре диска располагается крупнейший в мире изумруд, подаренный индийским раджой принцу Шакья Муни

– Алла Борисовна, я имел в виду возможное подслушивание телефонного разговора.

– Я так и поняла, не дура, – буркнула Пугачева. – Ладно, где встречаемся?

– Завтра в 12.00. Возле памятника Пушкину на Тверской.

– А как мы узнаем друга друга?

– Я буду стоять и держать на руках белого лебедя.

Когда Алла Пугачева увидела мужественного Лебедя, она испытала какое-то неведомое ощущение.

– Ах, что вы от меня хотите, мужчина? – томно спросила Пугачева, чувствуя, как тает ее сердце в присутствии генерала.

– Вы знойная женщина, – пробасил комплимент генерал. – Будто вы не знаете, чего хочется по весне генералам.

– Ах, – скромно потупила глазки рыжая. – Вам, генералам, всегда хочется думать только о деле – как достроить дачу.

– Это, простите, херня! – возразил Лебедь. – И мы, генералы, не чужды тонкости. Вот пожалуйста. На волю птичку выпускаю при светлом празднике весны.

Генерал взмахнул дланями и подкинул птицу-лебедя вверх.

– Лети!

Но грузный лебедь один раз тяжело махнул крыльями и рухнул на грязный асфальт.

– Сука, – не растерялся генерал и пнул наглую птицу кованым ботинком. – Лети, говно!

Но лебедь, вместо того чтобы воспарить, радуя Пугачеву и бегающих вокруг детишек, отлетел от удара под лавку и там затих. И у него еще, кажется, оторвалась голова.

– Ладно, к делу, – прервала лирическую тему Пугачева. – Вы ведь не комплименты мне пришли говорить?

– Так точно. Не комплименты. Голую правду про вашу электоральную привлекательность.

– Вот только пошлить не надо, – озлобилась Пугачева. – Нахал! Что за глупости! Дался ему мой электорат! Ты, хамло, моего электората теперь хрен увидишь! Электорат ему подавай! Вот хотела показать, а теперь не покажу! Потому что с женщиной не умеешь обращаться! Сначала надо о прекрасном с ней поговорить, про весну, про звезды! Лапши навешать, а уж потом к электорату грязные лапищи тянуть! На что уж мои мужья му…аки были, а и то вечно в театр звали!

Лебедь опешил.

– Короче. Докладываю. Вас мне рекомендовали, как лицо с самым большим электоратом в этой стране.

Чувства Пугачевой были смешаны. С одной стороны, ее смущала развязность генерала, с другой льстила его оценка.

– Алла Борисовна, я понимаю, это непростое решение, но все-таки – вы согласны? Кстати, договориться нужно на берегу. Я буду играть главную роль, роль ведущего, а вы сыграете роль толкача, что с вашим отзывчивым электоратом несложно. Ну как, по рукам?

– Ладно, согласна. Вы и черта уговорите. Когда?

– Потерпим до 2000 года, Алла Борисовна. Раньше соваться просто бесполезно. Сейчас выбор уже сделан, и не мне с ним тягаться, – Лебедь кивнул наверх.

– С этим дураком? – воскликнула Пугачева, имея в виду Филиппа. – Да пошел он к черту! Он даже ничего не узнает!

Лебедь умудренно улыбнулся.

– Узнает, Алла Борисовна, еще как узнает! Вы себе даже не представляете, насколько он хитер! До свидания, Алла Борисовна.

– До свидания, – растерянно сказала Пугачева и, опустив голову, поплелась домой. Из глаз ее капали слезы. Вот они все такие, эти мужчины – раздразнят и бросают!


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ИВАНУШКИ” ПОЛЮБИЛИ КАВКАЗСКУЮ КУХНЮ
ЛАРИСА ДОЛИНА С НОВОЙ ПРИЧЕСКОЙ
Уикенд
ДЭВИДУ БОУИ НЕ ПРИДЕТСЯ СУДИТЬСЯ С МАКСОМ ФАДЕЕВЫМ
ДЖОРДЖ МАРТИН БОРЕТСЯ С НАРКОТИКАМИ
“ЗЕМЛЯНЕ” И ВЛАДИМИР ПОПКОВ ПОСТАВИЛИ ЖИЗНЬ НА КАРТУ!
МОСКОВСКИЙ КОНЦЕРТ МОНТСЕРРАТ КАБАЛЬЕ
КОРТНИ ЛАВ ВСЕ ДРАМАТИЗИРУЕТ
НА ЗНАМЕНИТОЙ ФЕРМЕ ВНОВЬ СОСТОИТСЯ КОНЦЕРТ
“ФАВОРИТ ЛУНЫ” ПОРАЗИЛ ПОСЕТИТЕЛЕЙ НОЧНОГО КЛУБА “МЕТЕЛИЦА”
ВТОРОЙ СОЛЬНИК АЛЕКСАНДРА ИВАНОВА
ДИ ЭМ ЭКСА ЖДУТ В СУДЕ БРОНКСА
АНИТА ЦОЙ ЛЮБИТ СВОИ ПЕСНИ
ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА
ТРИ ТЕНОРА СПОЮТ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА ПО ФУТБОЛУ
ПРОЩАЛЬНЫЙ КОНЦЕРТ DODGY НЕ СОСТОИТСЯ
ЛАЙЭМ ГЭЛЛАХЕР ЗАПИСАЛ ПЕСНЮ В ЧЕСТЬ СВОЕГО ПАСЫНКА
САМАЯ КРАСИВАЯ
ЯПОНИЯ ЖДЕТ АЛЕКСАНДРА ГРАДСКОГО
ДЖОНА ЛАЙДОНА ВЫДВОРИЛИ С ТЕЛЕСЪЕМОК
МОСКОВСКИЙ НЕЗАВИСИМЫЙ
КРИС ПЕРВЫЙ. РИ
СОФИЯ РОТАРУ ПОНРАВИЛАСЬ НЕМЦАМ
БАСИСТУ GREEN DAY КОЛЛЕГА ПРОЛОМИЛ ЧЕРЕП
ГОЛЛИВУД И ПОЛИТИКА
АКАДЕМИЯ ИГОРЯ МОИСЕЕВА
У ВАЛЕРИЯ ЛЕОНТЬЕВА ВЫШЕЛ АЛЬБОМ
НОВЫЙ ФИЛЬМ О PRODIGY, ВОЗМОЖНО, НЕ ВЫЙДЕТ В СВЕТ
ПЛАНЫ “НА-НЫ” НА ЛЕТО
ПОПУЛЯРНЫЕ ГРУППЫ ПОЮТ В «MANHATTAN-EXPRESS»
“АЗБУКА ЛЮБВИ” ОТ ВЯЧЕСЛАВА ДОБРЫНИНА
ЛИНДУ МАККАРТНИ ПОМЯНУЛИ ВСЕ, КРОМЕ СЕМЬИ ЛЕННОНОВ
ОНА НЕ “РАБОТАЕТ”. ОНА ПОЕТ
ЧЕГО НИКТО НЕ ОЖИДАЛ ОТ “СПЛИНА”
SPICE GIRLS НЕ ДЕРЖАТ ЗЛА НА ГЭРИ ХОЛЛИУЭЛЛ


««« »»»