РЕЦЕПТЫ ПО ПЕТРОВУ

Сегодня в Думу не рвется только ленивый. Аристократы и дегенераты, чиновники и уголовники, фермеры и кухарки, политологи и сексологи, любители пива… Просто рассмотреть среди этой разношерстной толпы нормального человека, а уж тем более услышать его, нелегко. Встреча с Олегом Петровым, кандидатом в депутаты Государственной Думы по 193-му Кунцевскому избирательному округу от движения “Стабильная Россия”, многое расставила по своим местам. Его рецепты изменения суровой прозы нашей жизни показались интересными.

РЕЦЕПТЫ ПО ПЕТРОВУ

Сегодня большинство кандидатов в депутаты Государственной Думы уютно чувствуют себя лишь в большой политике. Обещают сменить правительство, направить в новое русло реформы, решить глобальные проблемы российской экономики… Об избирателе говорят абстрактно, не знают его проблем и, конечно, не знают, как их решать. Депутат идет в Думу не со своими абстрактными представлениями, а знанием реальной жизни.

Олег Петров баллотируется в Государственную Думу не только по федеральному списку движения “Стабильная Россия”, лидером которого он является, но и по одномандатному Кунцевскому (193) избирательному округу. Конкурентов у него много – десять кандидатов. Противники люди серьезные, с именем. Но когда на одной из встреч с избирателями, где присутствовало большинство кандидатов, Олег Петров предложил взять каждому кандидату обязательство перед избирателями и в случае избрания депутатом нести ответственность за выполнение наказов избирателей вплоть до принуждения судом, никто из присутствующих кандидатов его не поддержал. Почему? Уже не те ли это кандидаты, что стремятся в Думу, чтобы покрасоваться на экране телевизора, квартиру получить или, хуже того, спрятаться на долгих четыре года за депутатской неприкосновенностью? Петров видит в Думе инструмент решения многих социальных проблем своих избирателей. Депутат по закону совести несет персональную ответственность за обещания, данные в ходе предвыборной кампании.

В советскую эпоху перед предстоящими выборами всегда собирали наказы избирателей, то бишь народа. О них говорили по радио, приводили тексты в газетах. Они были удивительно похожи, и если их набиралось два десятка, то можно было говорить о том, как нелегко придется работать депутату.

Только за две недели агитаторы кандидата Олега Петрова собрали около 100 тысяч (!) наказов избирателей. К ним добавились еще десятки просьб, вопросов, предложений, высказанных избирателями на встречах со своим кандидатом.

Специалисты, которые работают в штабе движения “Стабильная Россия”, провели первоначальную обработку данных, определили приоритетность того или иного блока проблем. Для них это огромное поле работы на будущее. В 193-м Кунцевском округе проживает около миллиона человек, 460 тысяч – избиратели.

И мы решили вместо традиционных вопросов, которые задают журналисты герою этой страницы, дать слово самим избирателям. Что они думают о своем кандидате? Какие вопросы ему задают? На что надеятся? Что хотят изменить? Итак, слово избирателям.

ПОХОД В ПОЛИТИКУ

— Что вас заставило пойти в политику? (Сергей Кредов, Кунцево).

— Уверен: мы думаем об одном и том же. Почему плохо живем, почему у нас такое правительство, почему реформы приносят столь горькие плоды… Эти размышления и подвинули меня к решению пойти в большую политику. Но, поймите, за этим решением пять лет активной жизни в политике. И хотя нас этому не учили, не готовили, эти годы я занимался созданием политических структур, организацией проведения предвыборных кампаний на самых разных уровнях. Первая моя самостоятельная работа в амплуа политика – это работа вице-президента Ассоциации международного делового и культурного сотрудничества “1000001”, затем генеральным директором фонда поддержки демократических преобразований в России. Мы сумели объединить демократически ориентированных депутатов самых разных уровней – от союзного парламента до районных советов – и помогали продвигать их программы.

Но и это были лишь подходы к большой политике! А началась она для меня с создания политического движения “Стабильная Россия”. Хотя, наверное, не стоит столь категорично делить свою работу на “до” и “после”.

Ведь это как в школе – не освоив арифметику, не продвинешься к высшей математике. За пять лет мы сумели многое сделать. Сегодняшняя фракция “Стабильность” в Государственной Думе – наше детище. Вообще движение “Стабильная Россия” родилась из понимания необходимости объединения разных людей, идей, подходов к решению проблем… Мы это поняли и сделали.

— Мне очень симпатично название вашего блока “Стабильная Россия”. Хотелось бы услышать лично от вас, что вы понимаете под словом “стабильность”? (Олег Венедиктов, Кунцево).

— Мы понимаем под стабильностью устойчивое поступательное развитие и предсказуемость всех действий, решений в самых разных областях нашей жизни – политике, экономике, социальной сфере. Для того чтобы нам развиваться поступательно, нам необходимо двигаться размерено, равномерно, поставив конкретные, первоочередные цели, задачи и выполнить их до конца, а не метаться из стороны в сторону. Не принимается один закон, давайте продвигать другой. Так нельзя.

Работа законодателя состоит не в том, сколько законов он наплодил, а в том, насколько они реальны, понятны людям, выполнимы. Принимать законы и жить по ним – это разные вещи.

“Стабильная Россия” – это мы с вами. Это люди, которые знают, как строить дома, как убирать хлеб, как учить детей. Именно на таких людях веками держались стабильность и благополучие любого государства.

— Что нового, программного ваше движение может внести в нашу убогую серую жизнь? (Иван Лиходеев, Строгино).

— Как бы трудно не было сегодня, у нас есть надежда на возрождение былого величия России. И эту надежду питают здравый смысл, умение и желание трудиться для блага родной страны. В наших силах не дать отнять эту надежду сторонникам крайностей в политике. Россия устала от революций. Они не нужны честному человеку. Они нужны тем, кто рвется к власти, не думая о том, какую цену заплатит за это народ. Стабильная Россия – это чувство уверенности в завтрашнем дне.

Нам никто не поможет, кроме нас самих. Мы не отрицаем достижения мирового опыта. Но мы имеем право на свой самобытный путь развития – и в политике, и в экономике, и в духовной сфере. Богатство наших недр велико. Мы накопили огромный промышленный потенциал. У нас немало талантливых, знающих свое дело людей. У нас есть все возможности для созидательной деятельности, и мы должны ими воспользоваться. Основой российской политики должны стать приоритетность ее государственных и национальных интересов.

Богатство страны определяется не количеством “Мерседесов” и роскошных особняков. Мы должны выровнять условия жизни россиян, но не за счет экспроприации чужой собственности, а предоставлением равных гарантированных возможностей для развития личности. Государство, состоящее из богачей и нищих, непрочно, нестабильно. Оно не сулит гражданского мира и введения разумной налоговой системы.

Россия – государство с тысячелетней историей, великим культурным наследием, богатыми традициями. Мы должны вернуть высокое звучание словам “Родина”, “патриотизм”, “служение Отечеству”. Мы не должны отдать эти слова на откуп политическим спекулянтам, которые хотят вернуть Россию к “железному занавесу” и временам “сильной руки”. Равно как мы не должны дать понятию “демократия”, столь безответственно эксплуатируемому экстремистами от реформ, окончательно упасть в глазах россиян. Мы не хотим крайностей. Нам нужна великая демократическая Россия.

Нам нужно сильное государство, способное защитить честь и достоинство своих граждан, обеспечить их права и свободы. Уж если мы кормим немалый государственный аппарат, мы должны быть уверены, что государство стоит на страже нашей личной безопасности. Мы не хотим жить в страхе. Стабильная Россия – это справедливые, понятные людям законы. Которые исполняются.

Наше движение создано не для борьбы за властные кресла.

— Что за люди объединились в “Стабильной России”? (Николай Артемьев, Дорогомилово).

— Это учителя, рабочие, деятели культуры, военнослужащие, студенты, предприниматели, парламентарии, руководители предприятий. Вступили в движение или поддерживают его “Союз Севера и Востока России”, “Союз литераторов России”, “Международная ассоциация “Знание”, “Всероссийский фонд милосердия и здоровья”, “Союз городов Заполярья и Крайнего Севера”, Ассоциация военнослужащих “Содействие” и другие общественные организации.

— Судя по всему, вы серьезно нацелились на Думу, баллотируетесь не только по федеральному списку, но и вступили в предвыборную борьбу по одномандатному округу. Подстраховываетесь? (Елена Леднева, Крылатское).

— Во-первых, не надо забывать о своих избирателях. Из нынешнего состава Думы только два или три депутата от Москвы вспомнили о своем округе до начала нового предвыборного марафона. К стыду нашему, депутаты из провинции лоббируют интересы своих регионов гораздо лучше и активнее своих столичных коллег. Наши же московские депутаты не могли даже отстоять закон о субвенциях Москве. В результате все расходы, которые Москва несет как столица, идут за счет самих москвичей.

— Если вас изберут в Думу, какими принципами вы будете руководствоваться в депутатской работе? (Юрий Горин, Очаково).

— Мне не хотелось бы попасть в категорию тех депутатов, которые смотрят на грешную землю с высот законотворческого процесса и которые полагают, что их округ с момента избрания ограничивается зданием в Охотном ряду. И хотя правильно говорят, что дело депутата писать законы, а не “подметать улицы”, до такой жизни мы еще не дожили. По старой традиции депутат все еще должен быть и ходатаем, и просителем, и представителем своих избирателей.

Легендарный московский городской голова конца прошлого века Николай Александрович Алексеев, при котором были заасфальтированы московские улицы, проведена канализация, построена большая часть городских больниц и открыта Московская консерватория, не побрезговал встать на колени перед купчиной, бывшим приказчиком своего отца, чтобы тот дал 100 тысяч на строительство сиротского приюта. А между прочим, был одним из богатейших и образованнейших людей своего времени. У нас если кто получил депутатский мандат, то появится в лучшем случае перед своими избирателями на экране телевизора.

Округ, по которому я баллотируюсь, – это мой родной район. Здесь я родился и вырос. Здесь живет моя семья. Мои сыновья ходят в ту же школу, что и я когда-то. Мои избиратели – это мои соседи. Это люди, с которыми я хожу в одни магазины, выхожу на тех же станциях метро, дышу тем же загазованным воздухом. Все, что я сделаю для них, я сделаю и для себя.

ГРУСТНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ

Изучая запросы, социологи определили четыре блока проблем, которые больше всего волнуют избирателей. В блоке проблем, которые объединены под условным названием “Личное благосостояние”, самый актуальный вопрос о пенсиях.

“Я инвалид первой группы. На мою пенсию можно только есть хлеб и пить воду”. Свямих В.М., Резервный проезд.

“Увеличить минимальную пенсию, пособие на детей, минимальный оклад”. Петухова Т.М., Кутузовский просп. (Из наказов избирателей)

— 29 процентов из ста тысяч написавших наказы кандидату самым насущным считают для себя повышение пенсий, зарплаты, пособия на детей. И это понятно. Как можно прожить на пенсию, на которую можно купить только двадцать батонов хлеба? Вопрос о повышении пенсии не обсуждать надо, а решать. Конечно, за счет бюджета. Если нашли деньги на войну в Чечне, значит, можно найти деньги нашим старикам. Нам давно пора вернуть уважительное отношение к старикам, людям, которых обманывали семьдесят лет, а за годы реформ ограбили и унизили до такой степени, что они уже ничего не понимают и не могут противостоять бульдозерному натиску реформаторов. Старшее поколение людей не готово и не может решать проблемы самостоятельно, и мы обязаны их социально защитить.

22 процента избирателей волнуют цены на продукты питания, одежду.

“Донашиваю последние вещи. В чем в гроб ложиться не знаю. Разберитесь с ценами”. Люлькина Л.М., Б.Дорогомиловская ул. (Из наказов избирателей).

— Выпустить ценообразование из-под государственного контроля – еще не означает обеспечить справедливое рыночное образование цены. Бесконтрольное ценообразование на монополизированных рынках, так же как и административное, порождает глубокие диспропорции, ведущие к стагнации и утрате экономического потенциала.

Мы будем добиваться изменения ценовой базы, необходимой для выработки среднесрочной и долгосрочной экономической стратегии. Поскольку цены, сложившиеся за прошедший период, базируются на фундаментально несбалансированных воспроизводственных пропорциях внутрихозяйственного оборота и не могут восприниматься как “естественные”.

Нормальными могут признаваться только те цены, которые формируются на развитых и стабильно функционирующих рынках факторов производства. Следовательно, по отношению к сегодняшним основным детерминантам внутренних цен – уровню обменного курса рубля, сближению уровня внутренних и внешних цен, налоговой политики и пр. – не может применяться понятие “экономической стабилизации”.

Ценовая политика должна строиться с учетом того объективного обстоятельства, что у вновь сформированной денежной экономики неоправданно зауженная база. Она игнорирует целый ряд ключевых элементов национального богатства, занимающих важное место в любой “нормальной стране”, – земля, нематериальное богатство и даже производственные фонды, которые оказались выключенными из хозяйственного оборота в наиболее ответственный период формирования денежной системы России.

Нет и не может быть сопоставимости внутренних и мировых цен в отсутствии рынков основных факторов производства.

Многостадийная продуманная реформа ценообразования под эгидой государства, дополненная активным становлением микроэкономической рыночной инфраструктуры, – необходимое условие исправления системы координат хозяйственной сферы, которая не может больше воспроизводить себя в системе цен, возникшей в предшествующие годы.

— Что вы думаете об индексации вкладов, “гробовых” денег наших родителей. (Орлова Н.И., Кутузовский просп.).

“Я студент МГУ, вкладчик погоревшего “Макс-банка”. Вместе в друзьями несколько месяцев откладывал деньги со стипендий, всех приработков. Надеялись, что будем получать проценты, которые помогут нам учиться. Центробанк отобрал лицензию у нашего банка, и мы остались без своих вкладов. Кто ответит за это? Ю.Шмелев, Очаково. (Из наказов избирателей).

— Сбербанк для компенсации обесценившихся в результате инфляции вкладов должен выпустить ценные бумаги и выплачивать по ним проценты. Государство не должно выдавать лицензии, не выяснив, куда собирается та или иная фирма вкладывать собранные у людей деньги и не является ли это очередной “пирамидой”;

— прежде, чем давать рекламу на телевидении, радио, в газетах новоиспеченным “МММ” и прочим, необходима их тщательная финансовая проверка;

— имущество разорившихся компаний (находящееся как у нас в стране, так и за рубежом) должно быть передано вкладчикам.

Совсем невообразимо предстал в наказах избирателей развал жилищного хозяйства.

“Как можно жить в квартире, где нет потолка? Ночью наблюдаем звездное небо. Приходите и посмотрите”. (Ананьев С.В., Б.Дорогомиловская ул.).

На Студенческой улице избиратели назвали дом, который не ремонтировали с … 1929 года.

— В своих теоретических рассуждениях политики, наверное, забыли, что наша жизнь складывается из мелочей. Не метут улицы, огни не горят, мусор не вывозится – тошно человеку. Решая проблему одного конкретного человека, мы решаем проблемы всей России. Что касается приведения в порядок жилого фонда, благоустройства, то здесь у меня есть конкретная программа, которую я отправил префекту Западного административного округа А.М.Брячихину.

В блоке социальных проблем на первое место по понятным причинам вышла борьба с преступностью, коррупцией:

“Я инвалид I группы по зрению. Прошу оказать содействие в возвращении мне приватизированной квартиры, оформленной на Симонову Л.С. Мне 83 года, меня обманули”. Якубовская Л.С.

“Прошу помочь в расследовании дела № 1230 (Дорогомиловская прокуратура) об убийстве моего внука”. Савушкина А.О. (Из наказов избирателей).

— В нашей программе есть целый раздел, посвященный личной безопасности граждан. Конечно, прежде всего надо создать такую атмосферу в обществе, при которой никакие преступления против личности не могут быть оправданы. К моему сожалению, Дума, пересмотрев недавно федеральный Уголовный кодекс, многие статьи смягчила. Я же считаю, что за преступления против жизни, здоровья граждан, против собственности, личности нужно наказывать гораздо строже, чем мы это делаем сейчас. Возьмите статью, касающуюся угона автомобиля. Представьте работягу, который полжизни копил на машину, и ее украли. Трагедия! Особенно при неразвитости наших страховых служб. Я считаю: украл автомобиль – получи за это до двадцати лет! А у нас наказывают не за угон, а за то, что взял покататься. То есть опаснейшее преступление низведено до мелкого хулиганства.

Конечно, никакой Уголовный кодекс работать не будет, если не будет судебной реформы, если не будут приняты законы, гарантирующие безопасность судьям, свидетелям, потерпевшим. Для этого нужны специальные подразделения прокуратуры. Ну и, естественно, ничего не получится, пока не будет покончено с преступностью в самих органах правопорядка. Надо поддерживать милицию, но одновременно нужно ужесточать наказания для тех ее работников, которые нечисты на руку, связаны с преступным миром и т.д.

Разумеется, без изменения экономической ситуации, нельзя кардинально изменить и ситуацию криминальную. Но эта зависимость уже стала общим местом, поэтому я на ней не останавливаюсь подробно

— Если вас изберут депутатом, вы тоже будете отстаивать депутатскую неприкосновенность? (Николай Филменов, Очаково).

— Мы считаем абсурдной ситуацию, когда человек, совершивший уголовное преступление, не несет наказание за него только потому, что он депутат. С другой стороны, посмотрите, сколько сейчас на этой теме спекулирует популистов – чего не сделаешь ради лишних голосов. Но если серьезно, то у депутата, на мой взгляд, должны быть определенные привилегии. Допустим, до предъявления обвинения он не может быть задержан на тридцать суток, ибо такая мера пресечения ограничивает депутатскую деятельность. В то же время в законе должны быть предусмотрены условия, при которых депутат может привлекаться к уголовной ответственности и без согласия Думы. Все это должно быть четко прописано. Ну и, конечно, если наше движение будет представлено в Думе, мы будем выступать против того, чтобы в первые же дни работы нового состава парламента обсуждался вопрос о статусе самих слуг народа, о депутатских привилегиях и т.д. Это неприлично вообще, а на фоне трудной жизни избирателей – тем более.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Конечно, в этом прямом и заочном диалоге затронута лишь малая толика проблем, которые обозначили избиратели на встречах с кандидатом Олегом Петровым, в наказах, адресованных ему. Последний комментарий кандидата.

— При изучении наказов избирателей у нас сложилось впечатление, что нет сегодня такой семьи, которая бы не нуждалась в конкретной помощи, поддержке, перед которой не стояли бы проблемы, которые без участия законодателей никогда не решить. Будь то содержание жилого фонда, размер и выплата пенсий, гарантированное государственное социальное обслуживание… И если двадцать лет назад мы говорили о том, что в России нет семьи, которая не пострадала бы в Великую Отечественную, сегодня нет семьи, которая бы не кричала о своих социальных проблемах, о тех лишениях, которые принесли ей бездумно проводимые реформы.

Эти наказы для нашего движения не просто форма агитационной работы. Это обязательство, которое мы добровольно берем на себя и готовы нести ответственность за их выполнение. Эти наказы помогут нам выработать эффективную систему их исполнения. И если даже я не буду избран депутатом, наказы будут переданы тому, кого изберут люди, а выполнение их и будет тем оселком, которым и будет проверяться состоятельность, деловые качества избранника народа.

Александр СОКОЛОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Письмо Громову
НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ
НАС СВЯЗЫВАЕТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДРУЖБА
О ВЫСШИХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРИОРИТЕТАХ
Бюджете доходы от приватизации


««« »»»