РЕЦЕПТЫ БАНКОВСКОЙ КУХНИ

Более века назад В.Даль писал в своем словаре: “Банк – верительное учреждение для вкладов, займов, учета векселей”… В наши дни российский коммерческий банк, тем более крупный, это не одно юридическое лицо, еще полсотни всевозможных финансовых организаций, а также предприятий, контрольные пакеты которых выкупил банк или от 10 процентов его акций до права вето, т.е. 25 процентов и плюс один голос. Именно таким за восемь лет работы стал “Инкомбанк”.

Вполне логично, что четверть оборота российских предприятий с США и 19 процентов – с Германией проходит через этот банк. И нас не удивляет, что с начала года клиенты “Инкома” зарегистрировали паспортов-сделок по экспортным контрактам на 5,5 млрд. долларов.

Естественно, что вы, как физическое лицо, с большей уверенностью вверяете свои средства этому банку, вы надеетесь не только на их сохранность, но еще и на прибыль. Вы знаете, что в банке деньги работают, создают еще деньги через депозиты, ценные бумаги, кредиты и другие финансовые операции с приростом в виде процентов. Любой вкладчик ищет банк понадежнее и выгодней для себя. И степень риска зависит от нашего выбора.

ХОВЕРВУДСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

И конечно вкладчик не может знать, что кто-то в структуре банка, а может и в его Правлении придумал хитроумную операцию по отчуждению части ваших денег. В “Инкоме”, как ни прискорбно, заместитель председателя Правления по валютным операциям В.Дудкин доложил своим коллегам (май 1992 г.) схему офшорных операций, которая, якобы, должна была принести “навар” банку и его клиентам. Как пишет автор схемы в своем служебном объяснении, он согласовал регистрацию офшорных компаний, одной из которых стала “Ховервуд Лимитед Дублин” (“Ховервуд”). Ее зарегистрировали в Швейцарии, но до середины 1993 года “положили на полку”, т.е. не использовали. И тем же летом Дудкин самостоятельно включил ее в действие. Он даже поставил вопрос о лимите операций с “Ховервудом” на валютном комитете в июне того же года и поначалу верхняя планка оказалась не выше 10 млн. долларов, позднее лимит увеличили до 30 млн. Тогда же г-н Дудкин увидел возможность организации на основе предложенной схемы специализированной финансовой компании в рамках банка или действующей в его интересах. Затем он поясняет:

“Средства Ховервуд получал от “Инкомбанка”. Размещались ресурсы в трех направлениях: группа “Интерфининвест” (Болгария), американский банк “Смит Барни Ширсон” и кредитный портфель”. Финансист подписал договор от имени банка о мастер-счете “Инкома” в “Ховервуде”, по которому последний должен был действовать в качестве брокера банка. Фактически все операции банка с “Ховервудом” и самой компании, расчеты, их выверку и ведение позиций осуществляли Е.Егорычева и А.Шимкевич (сотрудники “Инкома”). Первое время они приносили все документы мне на подпись, но позже интенсивность переписки потребовала предоставления им права подписи, которое я давал только для выверки расчетов и переписки, но затем Е.Егорычева пользовалась им и для перечислений, превысив свои полномочия.”

И далее: “Мне известно, что в ряде случаев Е.Егорычева пользовалась моей подписью, срезанной бритвой с других документов и наклеенной на новые… Среди документов, которые, как я подозреваю, были “подписаны” таким образом, я обнаружил три перевода на фирму Сом трейд на счет в Барклайс на Каймановых островах на суммы 50799 долл., 27173 долл., 110813 долл. О существовании этой фирмы и ее владельцах мне ничего не известно.”

Клиенты “Инкома” не могли и подозревать, что их деньги помещались не под контроль и менеджирование “Инкомбанка”, как было указано в договорах, а под контроль и в распоряжение “Ховервуда” и иных офшорных компаний, которыми управляли Дудкин и Ко. Деньги клиентов переводились в Болгарию, на Кипр в Англию, США, Швейцарию.

Первыми почувствовали нечто неладное американские партнеры “Инкома”. Заподозрив, что именно происходит в банке, они наняли адвокатскую фирму для сбора необходимых сведений и составления судебных документов. Расследование охватило период с 1991 по 1993 годы.

Американцы докопались до мошеннической аферы. Они обнаружили, что “Ховервуд” никогда не приобреталась “Инкомом” и все документы о ее, так называемом “приобретении” в том числе и акции с номерами 5 и 6, являются подложными. По финансовым отчетам компании за последние четыре года, полученных из Ирландии, в государственном учреждении по регистрации корпораций, удостоверенные ирландским нотариусом видно, что за все годы через “Ховервуд” прошло около шести тысяч долларов и всего было выпущено четыре акции с номерами от одного до четырех. В документах компании не упоминается “Инкомбанк”.

В.Виноградов вынужден был начать расследование внутри банка. Так появилась служебная записка г-на Дудкина, которую мы цитировали. Но есть еще одно письмо этого человека, адресованное лично Виноградову, в котором автор признает, что “он временно сошел с ума” и ничего не помнит, а потому не знает, виноват ли он. Но г-н Виноградов знал, что его заместитель виноват. О этом свидетельствуют судебные документы, поданные в Верховный Суд штата Нью-Йорк, среди которых имеется собственноручное утверждение президента “Инкома” о взыскании с компании “Ховервуд”, господ Дудкина, Шимкевича и Егорычевой похищенных 62 млн. долларов. Оно датировано 1 мая 1994 года.

КАК ОЧИЩАЛИ МУНДИР

Между тем еще 22 декабря 1993 года в связи с расследованием дела о “Ховервуде” Виноградов издал приказ об отстранении Дудкина от должности и об отмене его права подписи любых финансовых документов. 27 декабря того же года Виноградов в письмах банкам и финансовым учреждениям, имевшим дело с “Ховервудом”, дает указание о переводе всех денег, депонированных этой компанией, на счет “Инкомбанка” в Нью-Йорке. Он строго наказывает не выполнять ничьих инструкций кроме Виноградова, Кузнецова и Здраевского. 28 декабря – А.Кузнецов, заместитель Виноградова, отправляет в госдеп США письмо, в котором обвиняет Дудкина в различных уголовных деяниях и просит не впускать этого господина в США.

Сам г-н Дудкин 9 января 1994 года письмом на имя европейского управляющего “Ховервуда” Вальтера Герцога, директора компании в Лихтенштейне “Инвеста Истеблишмент”, специализирующейся на офшорных услугах, сообщил, что все дела “Ховервуда” отныне передаются “Инкомбанку”. 12 января Виноградов оповестил вице-президента “Бэнк оф Нью-Йорк” г-жу Гарфанкел, поскольку там имеется счет “Инкомбанка”, о том, что г-н Дудкин не имеет больше права действовать от имени “Инкома”.

Но что поразительно, 28 января, как явствует из документов, представленных банком в Нью-Йоркский суд, “Инкомбанк” купил “Ховервуд” за 1 ирландский фунт, при этом сделал это ретроспективно, начиная с 1 июня 1992 года, а г-н Дудкин вновь является одним из доверенных лиц этой компании. А в органах банковского надзора США и штата Нью-Йорк, в документах “Инкомбанка”, поданных туда для получения представительской лицензии, “Ховервуд” указан как “крупнейший иностранный заемщик банка”. Ложное утверждение было послано за океан, чтобы сохранить лицо при неблаговидной игре.

И эту игру продолжил В.Виноградов уже на допросе в американском суде 1 сентября 1995 года, когда вопреки фактам утверждал, что впервые услышал название “Ховервуд” в конце января 1994 года. А когда ему предъявили в качестве вещественного доказательства письмо Дудкина, долго смеялся. Допрос пришлось прервать.

МЕХАНИКА ПОДЛОГА

Что же произошло в конце декабря 1993 года и в первые дни января 1994 года? Почему В.Виноградов изменил свое отношение к Дудкину, почему бывший заместитель вновь обрел доверие президента?

Вернемся к служебной записке Дудкина, где автор обвиняет Е.Егорычеву, оператора иностранной валюты, ставшей впоследствии старшим экономистом, и выгораживает себя. “В январе 1994 года, – пишет Дудкин, – мне стало известно об операциях, проводившихся Егорычевой, на которые я никогда не давал санкций. В частности, в августе 1993 г.”

Автор записки длинно и подробно живописует “злокозни” г-жи Егорычевой против него, маневры в обход его, сокрытие ею немалых процентов (16% годовых) с неких сумм, которые она инвестировала, самовольное снятие со счета 80 тыс. долл. на покупку за океаном квартиры и прочее. И за набором приводимых Дудкиным фактов обмана и подлогов вырисовывается мрачная картина группового мошенничества, когда каждый участник обманывал всех и вся. Оказывается Егорычева и Шимкевич по документам, представленным в банк “Смит Барни Ширсон”, проходили как вице-президенты “Ховервуда”, хотя таковыми никогда не являлись.

Люди, облеченные доверием “Инкомбанка”, на деле за рубежом не только всячески ухитрялись при совершении финансовых операций урывать что-то для себя, но придумывали их исключительно для себя. Только за деньги клиентов. Сотоварищи Дудкина шантажировали его тем, что о многих операциях “Ховервуда” он не докладывал членам Правления “Инкома”. И тогда, как пишет г-н Дудкин, “я принял решение поставить Вас полностью в известность о деятельности “Ховервуда” и предложить поставить ее под полный контроль Правления”.

Обратите внимание на последний абзац его записки: “В Швейцарии я вместе с Вами переоформил все документы по владению “Ховервудом” напрямую на банк и, как я считаю, в плане операций сделал все, что от меня зависело для возврата средств клиентам банка”. По указанию Виноградова, Дудкин составил график возврата похищенных денег на сумму 51.024.000 долл. с ноября 1993 г. по 30 марта 1994 г. Часть денег была возвращена.

Виноградов вывел резюме в конце дудкинской записки: “Другие документы, излагающие данные факты по-иному, считаю недействительными. 18 февраля 1994 года”.

Е.Егорычева также представила встречные обвинения в адрес Дудкина о хищении им миллионов долларов. И оба в этой махинации пытались свалить часть вины на Э.Зельцера, который вскрыл факты хищения.

И когда в июле 1995 года “Инкомбанк” подал документы в американскую Комиссию по Ценным Бумагам для предоставления банку права продажи таковых в США, в них вновь фигурировал г-н Дудкин, как заместитель Председателя по валютным операциям. Хотя на допросе в Нью-Йорке двумя месяцами позже Виноградов говорил, что Дудкин с начала 1994 года в “Инкомбанке” не работает.

И если такие метаморфозы соответствуют рецептам кухни банкира Виноградова, то это вовсе не означает, что они приемлемы для иных банкиров. Неудивительно, что старший вице-президент “Ширсон Леман Бразерс” г-н У.Редферн высказал письменно свое изумление Виноградову по поводу оказанного им доверия Егорычевой. Американец просил российского коллегу разобраться в создавшейся ситуации и сообщить о решении, мол, в противном случае его банк будет вынужден прикрыть все дела с “Инкомбанком”. И летом 1994 года американский банк закрыл инвестиционные счета российского банка.

ЧЕМ ПОВЕЯЛО ОТ “МИРОВОГО ХРАНИЛИЩА”…

Банкир В.Виноградов нередко ссылается на опыт цивилизованных финансистов. По его мнению, “все другие со временем сойдут со сцены”. Что он имеет ввиду под термином “цивилизованный”, раскопали американцы в анналах уважаемого банка. Там нашлась любопытная схема, датируемая началом 1994 года. На ней графически изображена система переводов фондов “Инкома” через множество счетов офшорных компаний, контролируемых Виноградовым и его приближенными с целью “слития” с банковского баланса части денег в “осадок”.

Согласно схеме 50 млн. долл. делятся на три части и проводятся через серию банковских счетов (офшорных компаний) в странах, заметьте, с разной системой налогообложения и, что важно, не имеющих двусторонних соглашений ни с США, ни с Российской Федерацией. Означенная сумма используется для финансирования нового филиала “Инкома” на острове Антигуа, в Карибском море, но деньги “осядут” в другой фирме – “Regal-V” (дословно с английского – Царственный В).

Когда полсотни миллионов долларов в виде кредита приходят на место назначения (на Антигуа), в обратную сторону начинают движение выплаты в размере 25 процентов годовых. В процессе многоступенчатого перевода часть денег оседает в виде различных выплат на счетах посредников и только 10,5% из суммы 25% годовых приходят в конечный адрес “Regal-V”.

Обратите внимание на совпадение смысла всей схемы, названной ласково “Global Custody” – “Мировое хранилище” с сутью Ховервудской операции. А ведь “хранилище” замышлялось тогда, когда г-н Дудкин не был разоблачен, а г-жа Егорычева была его подручной.

Предусмотрительные люди продумали меры по созданию максимальной безопасности и проводка денег по счетам нескольких банков, по их мнению, наглухо засекретит операцию. Было подсчитано, что из 25 процентов выплаты по кредиту “выпадают в осадок” 14,95 процентов денег. По три процента ежегодно банковских выплат “заговорщики” могли бы получать из филиала на Антигуа. И вот в нижнем углу схемы видна фраза по-русски, начертанная рукой Виноградова: “Прошу Вас исполнить все необходимые переводы, все выплаты по счетам прошу Вас хранить”. Так вот значит, что означает “цивилизованный”.

Олег КОРНЕЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МИХАИЛ ШЕСТОВ ПРИГЛАШАЕТ.
ОТЛОЖЕННЫЕ ВЫБОРЫ
ДЕЛО АРТУРА БРУКА ЖИВЕТ И ПОБЕЖДАЕТ
С КЕМ НЕ ПО ПУТИ БЕЛОРУССИИ?
Проблема конституционной передачи президентской власти
КОГО ВЫБИРАТЬ В ПРЕЗИДЕНТЫ?
Выигрывает каждый – кто тостер, кто холодильник, а кто и бесплатную жилплощадь…
ИЗ ЧУЖАКOB – В ВОЖАКИ…
ХОДИТЕ В БАНЮ С ПЕЙДЖЕРОМ!
ПРИВАТИЗАЦИЯ ПО-СОВЕТСКИ
ПАРАЛИЧ ВЛАСТИ?
ИДЕЯ МАРТИНА ШАККУМА


««« »»»