СТАРЫЕ СТЕНЫ, НОВЫЕ ЛИЦА И НИКАКОЙ МИСТИКИ

Странные у нас отношения с западным миром. По меньшей мере, непростые. Даже, можно сказать, любовные. В любом случае, слишком страстные. То есть у нас-то к ним особых чувств нет. Зато у них к нам – “неизбывный океан эмоций”. Каждый третий американский боевик несет в своем массово-культурном чреве русскую мафию, агентов КГБ, жестоких советских военных или что-нибудь в этом роде. Французская “качественная” пресса (типа журнала Paris Match или газеты Monde) с завидной регулярностью анализирует как русских в целом, так и отдельных их представителей в частности.

Однако пока элитарный, и, соответственно, полоумный, французский философ по фамилии Глюксман брызжет слюной на страницах упомянутого Paris Match по поводу того, что патологически кровожадные русские используют в своих неблаговидных деяниях все достижения западной цивилизации, а подчиняться морально-этическим западным нормам не желают, газета Monde и прочие почтенные издания вынуждены упоминать не только “колониальную” войну в Чечне, но и другие феномены российской жизни.

К таким явлениям относится не имеющая пока аналогов фигура Андрея Деллоса, в недалеком прошлом заметного французского художника, а ныне известного во всем западном мире российского ресторатора. О нем европейцы говорят много и подробно. Взять хотя бы огромную статью в журнале Financial Times и целый ряд публикаций в Le Point, Figaro magazine, L’Express, Loisir и так далее. Эти весьма респектабельные издания пишут о Деллосе как о человеке, который не только овладел искусством декора и настоящей “высокой” кулинарии, но и освоил европейскую культуру во всех ее проявлениях.

Резюме подобных публикаций сводится к следующему – “у них” (то есть русских варваров) все ужасно, но есть рестораны Андрея Деллоса (“Бочка”, “Шинок”, “Ле Дюк” и несравненный “Пушкинъ”), где не только кухня соответствует самым высоким французским стандартам, но и атмосфера, персонал, интерьер и даже, очевидное – невероятное, посетители.

Подобные оценки наших чванливых соседей говорят о том, что там, где хозяином пространства выступает Деллос, придраться воистину не к чему. Забавно, что выбранная Андреем Константиновичем сфера деятельности издавна является полем, на котором землякам великого Наполеона не было равных. А теперь, по проверенным данным, целый ряд весьма известных французских рестораторов настойчиво пытаются вступить с Деллосом в творческую связь. И дело не в том, что по происхождению звезда нашей ресторации – француз, и не потому, что долгое время жил во Франции (и, казалось, останется там навсегда), а потому, что, выбрав Россию, тихо и скромно бьет злобных лягушатников на их же поле.

Неделю назад Москва обогатилась еще одним центром высококультурного отдыха имени Андрея Деллоса. В Доме литераторов состоялась презентация очередного произведения гордости нашего ресторанного искусства. На этот раз Андрей, ценитель старины далекой, решил вдохнуть новую жизнь в весьма заслуженные стены. Ибо выбранная им площадка воистину стара. Даже, можно сказать, антикварна. Речь идет о знаменитой Масонской Ложе. Ставшей впоследствии рестораном ЦДЛ, впавшим после Перестройки в полнейшее ничтожество.

Обычно концепцию нового ресторана Деллос реализует в специально создаваемых для решения поставленной задачи пространствах. В декоре продумывается каждая мелочь. Вплоть до формы вилки или специфики шума воды в фонтане. Однако в данном случае интерьер был оставлен практически без изменений. Только совковое полотно на стене закрыл бесподобный гобелен. Сохранив все как было, Деллос провел операцию по пересадке гена. Гена атмосферы. Который должен реанимировать угасающий дух пропитанных некогда могучей энергетикой стен. И сей уникальный эксперимент, видимо, войдет в анналы ресторационного искусства.

Все знают, что среднему актеру, чтобы донести эмоцию до зрителя, нужно совершить множество телодвижений. Покричать, поплакать, потопать ногами, побиться в истерике. А настоящий большой артист может передать самую сложную гамму чувств одним лишь взглядом. Так и настоящий артист своего дела Деллос полностью преобразил дух уникального помещения путем внедрения чего-то совершенного незримого и неуловимого. Но явственного. А подобные явления лежат в сфере настоящего большого искусства.

Масонская Ложа словно ожила. Проступила в каждой детали богатая клубная традиция стен, переживших не одно поколение. Чопорно сурово богатый дух возродился вновь. А как это получилось – одному Богу известно. Ну, разумеется, и Андрею Константиновичу.

Крайне любопытно было наблюдать за гостями, приглашенными на открытие (среди коих были, кстати, замечены Андрей Вознесенский, Галина Волчек, Вера Глаголева, Михаил Казаков, Рената Литвинова, Алексей Митрофанов, Александр Цекало, Михаил Швыдкой, Игорь Шувалов и многие другие весьма известные личности). Все они рассматривали уже сто раз виденное ранее помещение и никак не могли понять, что же именно так принципиально изменилось. Вроде бы Деллос ни к чему не прикасался, но пространство-то преобразилось! Проявился вдруг старый, давно утраченный самими англичанами, благородный английский стиль. Заиграла каждая мелочь. А почему – непонятно. Своего секрета виновник торжества никому не открыл. Так что каждому придется самому разгадывать эту непростую, но имеющую конкретный ответ загадку. И никакой мистики! Один сплошной профессионализм.

Предаваться размышлениям на тему, где именно зарыта загадочная собака “жизни”, посетители смогут, радуя себя яствами как русской авторской кухни (любимый “конек” Деллоса), так и итальянской. Поскольку кафе Дома литераторов вскорости станет итальянским рестораном и, заседая в Масонской Ложе, можно будет ублажать себя и родным, и заморским меню.

Не пройдет и пары месяцев, как столицу нашей Родины в очередной раз посетит бравый отряд знаменитых европейских ресторанных критиков. И снова их пресса будет писать о том, что в Златоглавой существуют вполне конкретные очаги цивилизации. Пока разношерстые и разнокалиберные, но неизменно недалекие, власти ломают свои не светлые головы над проблемой “пиара” страны, отдельные наши соотечественники скромно работают в этом направлении, сами о том не подозревая. Ибо для внешнего мира любая страна – это лица, которые видно.

Что для нас Америка? Это катастрофически дебильный президент Джордж Буш-младший, который путает дефляцию с девальвацией и недалекие американусы, которые ведут себя за пределами своей богатой Родины как “болваны из космоса”. Что Швейцария? Горный рай, персонифицированный упертой Карлой Дель Понте, которой хочется предложить немного сексуальной жизни в таблетках для облегчения ее тяжелого психического состояния. Англия – задроченная королевская семья и страстно обожающий Большого американского брата потрепанный красавчик Блер. Ну а Франция – это мужчинки в шейных платочках, высокая мода и странные интеллектуалы, которые находятся с нами в каких-то сложных отношениях.

А что для них Россия? Когда-то это были Толстой с Достоевским, в недалеком прошлом – плебейская партноменклатура и задроченные профи разных мастей с консервами да колбасой в чемоданах. А ныне загадочный Путин и неэлегантные во всех отношениях новые русские. С чемоданами. Долларов. Вульгарное купечество и преступные наклонности которых полностью скрывают от посторонних глаз то лучшее, что у нас есть. Творческую фантазию, высокий дух и человеческое достоинство.

Поэтому такие, как Андрей Деллос, являются особо ценными представителями российского социума. В стране, у которой полностью отсутствует какой-либо PR, только им под силу улучшить наш коллективный образ в глазах окружающих. Если подобных людей будет видно, мнение о нас так называемого “цивилизованного” мира, да и не цивилизованного тоже, радикально изменится. И слово РУССКИЙ будет звучать гордо.

А в ожидании этого радостного события, можно поразмышлять о светлом будущем за качественной трапезой.

В старых стенах.

С новыми лицами.

И большим удовольствием.

М.ЛЕСКО.


М. Леско


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Уикэнд
Коротко
БАРИ АЛИБАСОВ МЕЧТАЕТ О ПРОМЫШЛЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ КУМИРОВ
KLIMOFF RECORDS
Отчет


««« »»»