Этот Кирсан

Рубрики: [Интервью]  

Самый экстравагантный лидер в корпусе республиканских президентов. Подобная репутация у наиболее молодого среди российских руководителей такого ранга сложилась чуть ли не со дня избрания его главой Калмыкии. Надо признать, что Кирсан регулярно, как говаривал Горбачев, подбрасывает пищу для разговоров о своей, скажем так, неординарности и оригинальности. Когда стал президентом ФИДЕ, когда пригласил Клавдию Шиффер, когда провел закон о многоженстве, когда на днях объявил о переименовании построенного им City Chess в Нью-Васюки… Газеты (в том числе и “Новый Взгляд” и “Моя Газета”) обильно писали о строительстве этой столицы мировых шахмат (или шахматного королевства, как он сам назвал свое детище). “В этом центре, помимо зданий, предназначенных исключительно для проведения шахматных мероприятий, сооружены суперсовременные гостиницы, жилые дома, внедрены новейшие системы связи. “Мы предлагаем создать на нашей территории экспериментальный прообраз будущего города – города новых технологий, города новых достижений прогрессивного человечества”, – заявил Кирсан Илюмжинов. И вот так всегда. Слухи, домыслы, версии. Потом – конкретные дела. Пять лет назад, во время “октябрьского расстрела Белого дома” К.Н.И. тоже поступил неординарно…

– В свое время был скандал по поводу подробностей вашего участия в событиях вокруг Белого дома. Слышал, что из Белого дома вы вынесли какие-то кассеты от Руцкого.

– Да, Александр Владимирович передал мне свой диктофон и десять микрокассет с записями радиоперехвата переговоров военных, штурмовавших парламент.

– На кассетах в самом деле есть запись об отданном приказе убить Руцкого и Хасбулатова?

– Приказом назвать это я не решился бы, но на пленке слышны голоса людей, обсуждающих, кого ликвидировать, а кого взять в плен. Один командир другому говорил: надо сделать так, чтобы при аресте были жертвы. Руцкого, суку, надо замочить. Второй собеседник отвечает: не торопись убивать, давай сначала его опустим.

– Куда опустим?

– Ну, это воровской жаргон. Опустим, значит, в задницу трахнем, педиком сделаем.

– Вы это своими ушами слышали?

– Ну не чужими же! Там такие речи, что и вспоминать противно. Мат-перемат…

Часть этих так называемых переговоров я слышал, что называется, живьем, когда в Белом доме находился, остальное прослушал в более спокойной обстановке.

– Зачем Руцкой отдал вам эти пленки?

– Александр Владимирович не рассчитывал, что останется живым, пленки должны были послужить доказательством того, как все происходило на самом деле.

– Послужили?

– Еще послужат. Я кассеты и диктофон аккуратно сохранил. Когда Александр Владимирович вышел на свободу, я все ему вернул.

– А следствию, получается, вы эти документы не передавали?

– Нет. На меня выходили разные люди, просили отдать кассеты, даже деньги немалые сулили, но я всем отвечал, что верну имущество законному владельцу.

– Признайтесь, кроме кассет, еще что-нибудь захватили?

– Есть же видеозапись. Я иду в костюме, руки свободны. Куда же чемодан спрячу?

– Говорят, и материальную помощь семье Руцкого вы оказывали?

– Я деньги не давал, это делали мои друзья. Кстати, интересная деталь: ко мне обращались как бы от имени Александра Владимировича. Якобы бывшие помощники Руцкого и по его поручению. Я потом у Александра Владимировича справлялся, никого он не посылал. Даже в этой ситуации находились такие, кто пытался извлечь личную выгоду.

Смешно! О взятках, которые якобы Руцкой брал, болтали. Если хотите, я могу собственными наблюдениями поделиться. Я сам не первый год президентствую и, представьте, не в состоянии вообразить, как мне взятку давать будут. Ну как, действительно, как?

Сунут сверток? Сколько в него положат? Десять тысяч долларов или сто тысяч? Так, чтобы и не продешевить, но и не переплатить.

– Кирсан, это, согласитесь, не аргумент. Всегда найдутся такие, кто жмотничать не станет и за ценой не постоит.

– Тогда другое. Шила в мешке не утаишь. Мир тесен, информация о том, что “этот берет”, обязательно просочится.

Чиновничество наше насквозь коррумпировано, не секрет. Может, и есть такие отчаянные головы, кто не хочет подкармливать всю эту ораву оглоедов, предпочитая подкупить первое лицо. Но к высшему руководству со взяткой так просто не сунешься. Слишком много барьеров между просителем и тем, в чьей компетенции решение вопроса.

– И с этим доводом, извините, трудно согласиться.

– Что значит “трудно”? Я вам все как президент ответственно заявляю!

– А ваши незабвенные предвыборные обещания о ста долларах для каждого калмыка? Это не политиканство и не популизм?

– Это журналисты придумали, что я деньги раздавать собирался. Я обещал людям дать шанс заработать, и они такую возможность получат. Я создаю негосударственный пенсионный фонд, и на счет каждого жителя республики мы положим определенную сумму денег. Это по принципу некоторых нефтедобывающих арабских стран типа Кувейта.

– И каждый сможет купить “Линкольн”, как у вас?

– Если хотите знать, я специально во время предвыборной кампании на заморской машине разъезжал. Я пацанам показывал, к чему стремиться нужно, как жить, чтобы на девятиметровых “Линкольнах” по степи кататься. Хочешь добиться – учись, работай.

– И тем не менее конкретно у этого автомобиля, кажется, незавидная судьба?

– Да, его помяли во время октябрьских событий 1993 года. “Линкольн” мне тогда жизнь спас. В машину стреляли, хотели раскачать и перевернуть. Но авто мощное, мы пробили заграждение и ушли от преследователей.

– А кто на вас нападал?

– Боевики, штурмовавшие Белый дом.

– Выкупленная у Гарри Каспарова его шахматная корона за победу над Карповым по-прежнему лежит в вашем сейфе в швейцарском банке?

– А куда она денется? Пусть лежит.

– Сколько еще времени вы на посту президента оставаться намерены?

– Сколько захочу, столько и буду. А захочу я ровно столько, сколько будет нужно народу Калмыкии.

– Достойный ответ.

– А что? Я доказал, что мои слова не расходятся с делом.

– На что ж вы себя обрекаете? Сами же говорили, что кресло жесткое.

– Смеетесь? А если серьезно, я решил, что когда с поста президента уйду, то в монастыре поселюсь. Вот только пока не выбрал, в каком – в буддийском или в католическом. Меня и папа римский, и далай-лама звали. Наверное, сначала в одном монастыре поживу, а потом в другом…

“Как-то повелось в нашем отечестве с давних времен представлять себе руководителей всех рангов исключительно как людей, обремененных непосильной ношей государственных забот, – писала в свое время Надежда Горчакова (журнал “Секрет”) – Их лица, манера поведения обязаны ежедневно напоминать простым смертным, какой тяжкий крест несут их вожди в заботах о благе своих подданных. “Все-то ты в трудах, государь, все в трудах”, – так и хочется сказать, глядя на театрально измученный вид наших государственных мужей. Труд, как известно, в нашей стране всегда рассматривался как некая повинность, а уж труд на благо всей страны тем паче. Но, к счастью, в последние годы на уже не первых и поэтому более чистых волнах демократизации и свободы в бизнес и политику стали приходить жизнерадостные молодые люди, способные получать удовольствие, занимаясь предпринимательством или политикой. При этом удовольствие они получают не оттого, что у кого-то что-то отбирают, а оттого, что отдают. Пока их не так много, как хотелось бы, но хочется верить, что в скором времени их будет достаточно, чтобы создать настоящую элиту страны, способную крепко поставить ее на ноги”.


Андрей Ванденко

Победитель премии рунета

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ХРОНИКА НЕПОТОПЛЯЕМОГО ЗАМА
РЕБЯТА, НЕ МОСКВА ЗА ВАМИ!
КРИЗИС НЕ МОЖЕТ БЫТЬ БЕСКОНЕЧНЫМ
ПОКА В МОСКВЕ ДЕЛИЛИ ВЛАСТЬ, СТРАНА ЛЕТЕЛА В ПРОПАСТЬ
СКАЖИ МНЕ, ОТ ЧЕГО ТЫ ЧИХНУЛ
ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ:
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ЧИТАТЕЛЯМ


««« »»»