ВОЙНА XXI ВЕКА, ИЛИ ЧУМА В КОНВЕРТЕ

Чтобы жизнь в Америке обывателю не показалась сплошным раем, давайте представим себе такую картину: по залитым солнцем калифорнийским бульварам движется обтекаемый глянцевый корпус автомобиля, изрыгающего вместе с выхлопными газами измельченный коричневатый порошок, несущий смерть. Название смерти – сибирская язва. Или еще: войдя в Боинг-747, человек, сам получивший заблаговременно профилактическую прививку, распыляет в воздухе вирус оспы. Четыре сотни пассажиров, каждый из которых теоретически может оказаться в супермаркете или концертном зале с центральной вентиляционной системой, на следующий день, ничего не подозревая, становятся ходячим биологическим оружием. Последствия такого кошмара невообразимы. Дантов ад. Сценарий Судного дня, который нам, вполне доверяющим высокотехнологичным средствам современной медицины, трудно представить. О чем, собственно, речь? Сюжет научной фантастики о биологическом терроризме? Увы.

В АФРИКУ ЗА ЭБОЛОЙ

Проблема биологического оружия вызывает сильную озабоченность самых осмотрительных экспертов в правительстве и военных кругах США. Черная биология доведена до совершенства в огромных исследовательских комплексах Сибири и маленьких импровизированных лабораториях США, в которых эксцентричные биологи вершат свой собственный апокалипсис. Представители официальных кругов Америки уверяют, конечно, не принародно, что угроза биологического истребления населения реальна. Поэтому и существует в стране специальное армейское подразделение, готовое отразить биологическое нападение. Обучением способам обращения с биологическим оружием занимается группа особого назначения морского флота, созданная по директиве президента. По его же указанию подготовлены документы, призывающие правительственные организации к подготовке специалистов для отражения опасности биотерроризма. Одной из них является USAMRD – Военная лаборатория для обеспечения сверхбезопасности населения. Ее сотрудник, полковник Дейвид Франц, уверен, что “вероятность биологического наступления на США довольно высока, особенно в предстоящие пять лет”. В связи с этим, по уставу организации, все сотрудники получают полный перечень прививок. Во время испытаний они одеты в виниловые костюмы, заполненные сжатым воздухом. В случае прокола поток воздуха “отбрасывает” вирусы от образовавшегося отверстия. Комнаты герметически закупорены – не только из теории все знают, на что способно биологическое оружие.

Сентябрь 1984 года. Маленький городок на северо-западе штаба Орегон. 4 – 5 человек обращаются с жалобами на температуру и жестокую тошноту. Через неделю больных с подобными симптомами уже 30, через две недели – 200. Заболевание становится массовым, поражает 750 человек, включая детей. Тогда еще никто не знал, что на окраине города есть подземный ход, ведущий в лабораторию, где последователи культа “раджниши” культивируют сальмонеллу. Именно они заражают еду в местных ресторанах и барах, чтобы сократить число избирателей, которые могут на предстоящих выборах проголосовать против интересов культа.

Кто первым использовал биологическое оружие? Говорят, великий Ганнибал напускал на своих врагов ядовитых змей. Как известно, средневековый генерал засылал больных бубонной чумой в город, который хотел завоевать. Из учебников истории школьники знают, что англичане “угощали” американских аборигенов одеялами, зараженными вирусом оспы.

В мае 1995 года произошло еще одно громкое отравление. Члены японской культовой группы “Аум Синрикё” в час пик заложили в токийском метро пластиковые пакеты с нервно-паралитическим газом. В результате массового отравления пять тысяч людей корчились в агонии и конвульсиях, страдая от удушья. Умерло 12 человек. Как оказалось, группа насчитывает более 10 тыс. человек и имеет оснащенные лаборатории и штат микробиологов, а ее имущество оценивается в $300 миллионов. Призывая ко всеобщему Армагеддону, ее ученые пытаются распылить смертельную отраву с высоты токийского небоскреба и разнести микробы по городу с помощью мощных вентиляторов. Группа открывает филиалы в Нью-Йорке, и ее специалисты отправляются в Африку за смертельным вирусом Эбола. Заразившись Эболой, больной обречен на мучительную смерть, его мозг и другие органы истекают кровью. Но вирус очень трудно раздобыть, еще труднее вырастить – под воздействием солнечных лучей он погибает.

“СОКРОВИЩЕ” СИБИРИ

Наиболее популярным агентом в биологической войне является вирус сибирской язвы (с.я.). Объясняется это устойчивостью и стойкостью микроорганизма. Сибирская язва продуцирует споры – дремлющую версию бактерии, на которую не действуют ни солнце, ни высокие температуры. Носителями с.я. являются многие животные, в конском волосе споры могут жить до 100 лет. С.я. передается от инфицированного животного и “процветает” в жидкой питательной среде и тепле. За пару дней от одного миллилитра культуры с.я. образовывается миллиард спор, а в летальной для человека дозе содержится всего 8 – 10 тыс. спор. Через три дня после инфицирования зараженный человек начинает кашлять, ощущает сдавленность в грудной клетке, холод внутри. Потом ему становится лучше, и наступает ложное выздоровление. Этот феномен в науке носит название “затмение сибирской язвы”. Чувствуя улучшение, больной не лечится, в то время как нейтрализовать смертельные токсины можно лишь в первые 24 часа большими дозами антибиотиков. В случае массированного наступления с.я. необходимо гигантское количество антибиотиков, а запасов их в США едва хватит на двухнедельный курс лечения для 1 миллиона жителей. Через один – четыре дня развивается летальная пневмония. Легкие наполняются мокротой, и смерть наступает до того, как больной успевает рассказать врачу о своих жалобах. Можно себе только представить последствия войны с Ираком, зная, что запасов жидкой бактерии с.я. у Саддама Хусейна хватит, чтобы убить население планеты не один раз. Ирак обладает боеголовками, способными поразить цель с расстояния в 400 миль. Американские солдаты получают прививки против с.я., а в военном арсенале США имеются специальные детекторы, которые могут распознать выброс в атмосферу вирусов с.я., но лишь через 30 – 45 минут. Случись, не приведи Господи, эта война сегодня, пришлось бы на всякий случай проводить рутинное тестирование воздуха.

Результат воздействия легко проникающего в воздух материала хорошо известен. В 1979 году в русском городе Свердловске, на Урале, на военном объекте, где тайно проводились биологические разработки, как-то забыли на ночь включить систему фильтрации. Небольшое количество микробов с.я. унесло порывом ветра на расстояние 10 миль. По данным американских ученых, погибло 62 человека. По информации главврача военного госпиталя, жертв было 259. КГБ, конечно, тщательно скрывал данные о числе жертв. В отчаянной попытке вылечить зараженных пробовали все: пенициллин, цефалоспорин, специальный глобумин против с.я., кортикостероиды. Жертвы корчились от боли, ощущая жар внутри, изрыгая из себя кровавую рвоту, состоящую из кусочков разлагающейся печени. Более 10 лет русские отказывались признать факт биологического заражения. Заподозрившие правду два русских врача-патолога с риском для себя сохранили куски инфицированной ткани мозга. Эти образцы были переданы в США.

В январе 1998 года американские эксперты заявили, что образцы эти содержали не только бактерии с.я., но и четыре других резистентных вируса. Для чего русским нужно было создавать такие стойкие вирусы? Сделаем небольшой экскурс в прошлое. В 1969 г. в США действовала мощная программа биологического оружия. Решив положить конец его разработкам, Америка составила договор, который на бумаге был подписан и Россией. Но на деле Россия развернула невиданную программу создания мощного и устрашающего биологического оружия. В 1989 году ЦРУ стало известно, что в глубинах Сибири разрабатывалась “черная” биология. “Вектор” – так называлась гигантская лаборатория, в которой культивировались, собирались и апробировались на животных смертоносные вирусы. Руководство “Вектора” уверяло, что лаборатория занимается мирными научными разработками и даже принимало американских журналистов. Но в хранилище, где существовало 140 граммов оспы, три вида вируса Эбола и многое другое, в эту святая святых, посторонним вход был заказан, а журналистам из Америки тем более. Даже сами сотрудники центра не знали, над чем они работают.

Руководство это не касалось. Кен Алибек, второй человек царства биопрепаратов, уехавший из России в Америку в 1992 году, дав интервью американскому телевидению, подтвердил, что русские готовились в случае необходимости нанести Америке первый биологический удар. Планировалось использовать вирусы чумы, оспы, сибирской язвы, ведущие к высокому уровню смертности и абсолютному разрушению жизнеспособности, причем использовать не один вирус для каждого города, а “коктейль” из 4 – 5 агентов. На развертывание биологического нападения отводилось два – три дня.

ДАЕШЬ ВИРУС СТРАНЕ!

С распадом Советского Союза “Вектор” пришел в плачевное состояние. Ветхость лабораторий, практическое отсутствие охраны здания и сигнализационных систем сейфов, где хранятся смертоносные “коктейли”, могут привести к самым непредсказуемым последствиям. Русские ученые, посвятившие себя созданию всевозможных вариантов био-вирусов, сегодня влекут полунищенское существование. Зарплаты не выплачиваются по 3 – 4 месяца. Около 2 тысяч сотрудников “Вектора” уже покинули стены этого учреждения. Среди них и ведущие специалисты по производству вирусов. Никто не знает, где они сейчас и каким образом зарабатывают на жизнь. Никто не имеет представления о том, сколько из них уже завербованы Ираком (если такие случаи имеются) или же другим государством-агрессором.

США, всерьез обеспокоенные возможной утечкой русских био-умов на Ближний Восток, даже явились инициатором специальной программы с бюджетом в 38 миллионов долларов, позволяющей обеспечить работой этих специалистов в системе медицинских исследований в России.

Более всего внимание русских привлекал, по словам Алибека, вирус оспы. В 1979 году Всемирная Организация Здравоохранения объявила, что с оспой на планете покончено. Прививки от оспы во многих странах перестали делать еще в 1971 году. Так как противооспенная вакцина действует только 10 лет, сегодня иммунитетом против оспы не обладает никто.

Обычная оспа начинается, как и детская ветрянка, с небольшого волдыря на лице, груди и руках, через несколько дней волдыри увеличиваются в размере, сильно поднимается температура, у больного наблюдается шоковое состояние, потом пузыри лопаются и наступает второй круг инфекции, при котором бактерии легко проникают в образовавшиеся на коже раны. 100 случаев оспы приводят к 20 и 30 тысячам новых поражений за несколько дней. Треть больных погибает. В случае террористического выброса оспы среди населения США нужно срочно вакцинировать все 250 миллионов жителей, в то время как в стране имеется лишь 7 миллионов доз вакцины. В случае вспышки оспы эта вакцина будет стоить дороже бриллиантов. В 1990 году русские изобрели способ приготовления тонн вируса оспы в течение нескольких дней. В их несравненном арсенале биологического оружия – 52 биологических агента. Столько прививок, даже если есть возможность сделать их каждому жителю, не способен вынести ни один организм.

Каковы следующие этапы биологической войны? Супервирусы или бактерии, созданные путем генной инженерии? Недавно в британском научном журнале “Вакцина” русские ученые опубликовали доклад о создании резистентного вируса сибирской язвы. На просьбу американских ученых показать им этот вирус они ответили отказом. Существует вероятность, что русские создали или создают еще одно смертельное генетическое сочетание – оспу с вирусом Эбола. Уровень смертности при совместном поражении этим ядом достигает 100%, и никаких способов лечения не существует. Судить о последствиях подобного научного открытия не берутся даже самые смелые предсказатели.

Один из смертельных вариантов вируса Эбола, разработанного в советских лабораториях, носит название Марбург (Marburg). Известен случай, когда молодой советский ученый, уколов палец во время экспериментов, заразился этим вирусом. В последующие две недели он мучительно умирал. Кровь сочилась изо рта, носа, ушей, кожных пор. Причем он прекрасно понимал, что противоядия от созданного же им яда не существует! Но самое ужасное в том, что после смерти его органы, пораженные вирусом, послужили рабочим материалом для дальнейшего массового производства биологического оружия с вирусом Marburg.

В период правления Горбачева была достигнута договоренность о том, чтобы допустить американских экспертов к сверхсекретным советским биолабораториям, надежно скрытым в глубинах Сибири. Горбачев лишь на словах демонстрировал свою готовность к сотрудничеству. На самом же деле, “кремлевская лисица” пыталась оттянуть сроки инспекции. Лишь через 2 года американцам продемонстрировали лаборатории, все оборудование и плоды многолетних испытаний, которые были тщательно скрыты.

И тем не менее, американцы имели неоспоримые факты того, что русские в состоянии производить столько смертельных вирусов, сколько американским ученым не снилось даже в самом страшном сне.

В НЬЮ-ЙОРКЕ ВСЕ СПОКОЙНО

Однако оставим в покое пресловутую русскую угрозу и поговорим о террористах местного значения. По мнению ведущего эксперта департамента здравоохранения Миннесоты, Майкла Остерхолма, главного эпидемиолога и консультанта по терактам, угроза биологического отравления неотвратима. Вопрос не в “если”, а в “когда” и “где”.

Вседозволенность и вседоступность американской демократии привела к тому, что каждый может купить образец вируса. Остерхолм приводит такой пример. Шесть лет назад в местный департамент шерифа в Миннесоте пришла женщина. Она принесла конфискованную у мужа и троих его друзей банку из-под кофе Folger’s со странным порошком и зеленую бутылку с гелем. Порошок оказался рицином (Ricin) – смертельным биотоксином, разрушающим кровь, а гель – средством, помогающим проникновению яда в организм. Все четверо были арестованы. Они признались, что готовили план расправы с агентами Налоговой службы и местным шерифом. Ricin они изготовили из купленного за $12 набора, предлагаемого в каталоге.

У Ларри Уэйна Харриса, арестованного в 1995 году за хранение вируса бубонной чумы и отпущенного на свободу в 1997 году, обнаружили неактивный вирус сибирской язвы. Член секты “Арийская нация” Харрис купил вирус чумы, позвонив на оптовый склад, занимающийся поставкой вирусов для научных разработок (в целях всеобщей безопасности предпочитаем не упоминать название склада, мало ли кому что придет в голову…). Назвавшись ученым-исследователем, он получил образцы бубонной чумы по почте. Там же, кстати, приобрели образцы сальмонеллы и перепродали их в Ирак члены секты “раджниши”.

По оценке специалистов, в США функционирует множество групп, имеющих в своем арсенале биологическое оружие. Это в основном антиправительственные группы и супрематисты. В условиях американской безалаберности террористу нужны всего один день, чтобы получить образец вируса сибирской язвы, и три – четыре дня, чтобы запастись холерой.

Единственным городом, который подготовлен к панике биологического отравления, является Нью-Йорк. После бомбардировки Всемирного торгового центра городские власти потратили миллионы на обучение персонала и приобретение оборудования, способного отразить акцию биотеррориста. Только здесь работник пункта неотложной помощи сумеет распознать образец смертельного вируса или бактерии. Предусмотрены программы помощи, а также необходимое количество антибиотиков и вакцин.

Экс-президент Клинтон, обращаясь к слушателям Военно-морской академии, заявил, что необходимо незамедлительное складирование противоядий и антибиотиков в пунктах неотложной помощи по всей стране. Сегодня запасов для обуздания чрезвычайной ситуации хватит лишь на один крупный американский город. Успокаивает лишь то, что, в отличие от химической, при биологической атаке есть немного времени для принятия мер.

И все же постараемся не паниковать раньше времени. Мир, в котором мы живем, весьма многообразен. С современным транспортом и средствами коммуникации, которые мы имеем, можно будет вовремя отреагировать на возможную атаку. Жили же наши бабушки и дедушки во времена, когда инфекционное заболевание было повседневной реальностью и не было семьи, не потерявшей от инфекции хоть одного близкого. Мы в некотором роде избалованы современной медициной. Кроме того, в стране имеется федеральная программа подготовки к отражению биологической атаки. Правда, пока для ее нужд не выделено достаточно средств.

Ну а пока эксперты продолжают утверждать, что угроза XXI века будет не ядерной, а биологической.

Агасси ТОПЧЯН,

Лос-Анджелес, Калифорния – специально для “Нового Взгляда”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ:
НЕСКОЛЬКО СЛОВ К СВОБОДЕ СЛОВА
БЕЗ УКОЛОВ: КАЧАЛКА ДЛЯ БАБУШЕК
Синема
КАКАЯ “САРАНЧА” ЛЮБИТ “ЗЕЛЕНЬ”?
В ЛЕТНИЙ ПОЛДЕНЬ


««« »»»