Вся сложность бытия

Никита МИХАЛКОВ, чей фильм «12» был показан на LXIV Венецианском международном кинофестивале уже «под занавес» – получил специального «Золотого льва» со следующей формулировкой: «Жюри с восхищением признает выдающееся мастерство Никиты Михалкова. Его новая картина вновь подтверждает его талант и умение с величайшим гуманизмом и эмоциональностью показать всю сложность бытия».

Наш корреспондент делится впечатлениями о кинодраме «12» (Россия, 2007). В ролях – Александр Адабашьян, Сергей Арцыбашев, Виктор Вержбицкий, Сергей Газаров, Сергей Гармаш, Валентин Гафт, Михаил Ефремов, Абди Магамаев, Абти Магамаев, Сергей Маковецкий, Никита Михалков, Алексей Петренко, Юрий Стоянов.

Двенадцать присяжных – разных профессий, но более-менее одного возраста, – собираются в прискорбно выглядящем спортзале обычной московской школы. Именно там им приходится совещаться по делу чеченского юноши Умара (большинство героев именует его просто «парень» или «чечененок»), обвиняемого в зверском убийстве своего приемного отца, российского офицера. Поскольку свидетельские показания представляются незамутненно ясными, а практически все мужчины – кстати, поначалу даже не шибко разгневанные – спешат и стремятся поскорее покончить со скучной общественной нагрузкой, вердикт подростку выносится буквально за минуту. С тем, что «чечененок» виновен, согласны все присяжные, кроме одного – героя Маковецкого. Он нарушает покой своих коллег, предложив переголосование. Тут-то, что называется, все и заверте.

Предваряют и завершают фильм цитаты из некоего (некоей?) Б.Тосья, о котором (которой) автору этих строк, к его стыду, не известно ровным счетом ничего. Сам режиссер на состоявшейся после показа пресс-конференции категорически отказался проливать свет на загадку Тосья, посоветовав «покопаться самостоятельно». Не исключено, что Тосья – всего-навсего мистификация, и это объясняет небольшую, скажем так, оригинальность эпиграфа: «Не следует искать здесь правду быта; попытайтесь ощутить истину бытия».

И того, и другого в новой работе Михалкова хватает. С правдой быта в самом деле обстоит туговато – лично для меня остается загадкой, каким образом чеченский мальчик, будучи усыновлен русским офицером и увезен в Москву, за семь (а то и больше) лет так и не научился говорить по-русски – разве что приемный отец очень уж хотел ребенку зла. Вообще количество российских офицеров в картине удручающе зашкаливает, да и от финального целования Маковецким иконки, если честно, малость воротит – уж больно от всего этого веет духом не русским, но скорее «а-ля рюсс». Так и кажется, что будь у автора в запасе еще минут десять, то нам бы флэшбеково представили чьего-нибудь прапрадедушку-белоэмигранта, в свое время воевавшего с войсками Шамиля и пощадившего прапрапрадедушку обвиняемого.

Практически все реплики героя Гармаша – мрачного таксиста-ксенофоба – вызывают острую зубную боль и желание понять, отчего в российском кино люди порой умеют летать как птицы (см., например, фильм «Ведьма»), но категорически не умеют разговаривать человеческим языком. Сцены же с участием Новодворской и Лесневского, то есть Сергея Арцыбашева и Юрия Стоянова, немедленно воскрешают в памяти работы позднего Рязанова и среднего Лунгина. Тем удивительнее, что среди всего этого трагифарса режиссеру удалось-таки не похоронить ту самую истину бытия.

«12» – своего рода русские горки: схематичные образы и откровенно пошловатые сцены здесь поразительным образом соседствуют с «моментами истины». По мне, вершина ленты – вовсе не тот самый, снятый за десять минут одним планом без монтажных склеек, монолог Маковецкого, а эпизод, в котором присяжный номер пять, успешный актер (лучшая роль Михаила Ефремова за последние лет десять), кричит таксисту-Гармашу:

Что вы все ржете все время? Милиционера убили – ха-ха-ха! Землетрясение – ха-ха-ха, цунами – ха-ха-ха! Вы потому ржете, что когда серьезно – вам страшно!

Последние слова особенно актуально звучали на пресс-показе: как выяснилось, журналистов легко рассмешить до колик избитыми репликами про «еврейские штучки» и столь же легко привести в замешательство отлично снятой и сыгранной сценой чеченской пляски. Михалков, прямо как Карлсон, весьма убедительно доказал зрителям, что далеко не на все вопросы можно с легкостью ответить «да» или «нет». В том числе и на вопрос, хорош или плох фильм «12». Но что важен – так это безусловно.

Наталья КОРНИЛОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Новости
Три диска по цене одного
БудуART
Страх спорта


««« »»»