Для полноты бытия

Рубрики: [Кушанашвили]  [Мнение]  

Я уже писал где-то, что Лана Дель Рей – это «коктейльная вечеринка, увиденная сквозь мутное стекло».

Она излучает непотребство и невинность в совершенно для кого-то пленительной пропорции.

В общем, халтурщица она знатная; поскребешь – полезет профурсетка.

Вот кто меня изумляет своим профессионализмом, это Содерберг.

На сей раз я о сериале «Больница Никербокер», отличающемся невероятным формальным совершенством, а уж выжимать из актеров все до последней капли он всегда умел.

Поскребешь цивилизацию – полезет дикость, попрет скверна, а что со скверной надлежит делать бравым парням – истреблять ее.

Дензел Вашингтон по этой части мастер редкий, мы это еще по «Гневу» помним.

Но в «Великом уравнителе» он превзошел себя. Прям нашу косную, нами же, придурками, ублюдкам на откуп отданную цивилизацию спасает.

После такого шторма хочется штиля.

Найдите старенький фильм «Большая ночь» со Стэнли Туччи; трагикомедию о братьях-рестораторах. Ложно изречение, гласящее, что не дозволено грустить умным; как раз умные знают, что грусть целительна и очистительна.

Я вот, например, отыскал старенький фильм «Официантка» с Керри Расселл.

Грусть разрешается улыбкой, если это «правильная» грусть.

КР играет прелестную девчушку, которая беременеет от ублюдка, горе-муженька… а ведь как прежде, так и теперь, вопрос вопросов, где девушки находят таких бурбонов-фармазонов, по-прежнему не имеет ответа.

Как и вопрос, за что можно любить премерзкую Дженнифер Энистон: посмотрите на нее в «Несносных боссах 2»; не актриса, а мелюзга-перестарок.

Ее феномена мне не понять так же, как не постичь природы успеха Билли Боба Торнтона.

Он так утомляет своей игрой в энигматичность, что фильм «В лучах славы» вышел не спортивной драмой, а байкой про тренера с травмой головы.

Не то что Джордж Клуни.

Даже в малоудачной картине «Любовь вне правил» – пересмотрел – он на высоте.

Между тем, когда вам мне недостает, так сказать, рукоделия, я не Фрэнка Заппу слушаю и не сериал «Щит» смотрю. Я слушаю классику – например, Зиядулло Шахиди, сообщающего умению слушать и слышать мир вокруг космогонический размах.

Два элемента, которые наиболее часто встречаются во Вселенной, – это водород и томление.

Но томление бывает разным.

По Шахиди, это томление по абсолюту.

В его музыке есть все: и «первым утром перламутром серебрятся скаты крыш», и «тучи над городом встали, в воздухе пахнет грозой», и неподвластное пониманию малодушных желание достучаться до небес.

Шахиди предлагает очищение через страдания – и следственную радость от полноты бытия.

Полнокровной жизни я и взыскую, и учусь ей, и вам бы не помешало.


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Жизнь замечательного человека Цоя
Аркадий Окупник
Коротко
Pussy Riot… без дураков?
Юпитер по-русски
Теория надежды
Что произошло и что не случилось…
«Интерстеллар»: В поисках нового дома для людей


««« »»»