Ольга Ратникова: Блондинка в канкане

Актриса Ольга РАТНИКОВА всей своей жизнью в искусстве с блеском опровергает два устоявшихся стереотипа. Стереотип №1: оперетта – жанр крайне легкий. Стереотип №2: блондинки – народ крайне легкомысленный.

– И то и другое – наглая ложь и провокация! – категорически заявляет Ольга, нервно помешивая ложечкой никак не желающий остывать «капуччино» (дело происходит в легендарном буфете издательства «Московская правда». – А.К.) – Это я вам как блондинка говорю! Блондинка, которая работает в театре «Московская оперетта» вот уже…

Впрочем, не будем уточнять. Ольга – молода, прекрасна и в театре работает совсем недавно. Она просто погорячилась.

– Оля, вы буквально на моих глазах рушите весь мировой порядок! Я пятнадцать лет хожу в ваш театр и все эти годы пребывал в полной уверенности, что оперетта – это что-то легкое, искрометное, мимолетное… Это брызги шампанского, наконец!

– Оперетта действительно должна создавать у зрителя ощущение легкости, искрометности, мимолетности. Но пока ты это ощущение у зрителя создашь, с тебя самого на репетициях семь потов сойдет… Я недавно вводилась в спектакль «Парижская жизнь» на роль Эллис: вы не представляете, каких усилий и каких нервов мне это стоило!

– А как же все эти многочисленные истории про то, как какой-нибудь пьяный баритон Сидоров является в театр с партитуркой под мышкой за пять минут до спектакля и практически с листа гениально поет того же мистера Икса?

– Если честно, никогда в жизни не доводилось встречать пьяных баритонов по фамилии Сидоров. Трезвых, кстати говоря, – тоже. Не исключаю, что они есть в природе, но лично мне как-то не повезло. А что касается всех этих историй… Наверное, каждое искусство творит вокруг себя определенную мифологию. И никогда не знаешь, где кончается правда и начинается вымысел.

– А, может быть, этого знать и не нужно?

Может, и не нужно… Театр вообще состоит из легенд. Театральная легенда – это такая же часть театрального производства, как, например, костюмы или декорации.

– Вы хотите сказать, что легенду можно «поставить на поток»?

Никого никуда ставить не надо. В нужное время, в нужном месте все возникнет само собой. Если, конечно, вы этого заслужите.

– Раз уж мы с вами заговорили о легендах оперетты, мы, наверное, не сможем обойти молчанием легендарную Татьяну Ивановну Шмыгу…

– Татьяна Ивановна – уникальный человек, уникальная певица… Когда она поет, для нее не существует возраста. Когда она поет – я это чувствую почти на физическом уровне, – возраст слетает с нее, как шелуха… Тут нет и не может быть никаких объяснений. Это просто чудо.

– Оля, вот вы сейчас сказали – не сомневаюсь, что искренне – такие замечательные слова о Татьяне Шмыге. А вы могли бы сказать другой актрисе в лицо что-то нелицеприятное?

А по какому случаю я должна «другой актрисе» это говорить?

– Ну, например, вам не нравится, как она сыграла какую-то роль.

Знаете, я вовсе не ощущаю себя «истиной в последней инстанции», чтобы так вот разгуливать по театру и высказывать другим актрисам в лицо что-то нелицеприятное… Я недавно за кулисами наблюдала такую сцену: совсем молоденькая актриса, две недели назад принятая в театр, высказывала коллегам свои критические соображения по поводу их игры. И то ей было не так, и это – не так… Когда ей кто-то попытался возразить, она сказала: «А ты, самодеятельность, вообще молчи!» Выглядело это со стороны нелепо и неприятно.

– А, может, она хотела им что-то доказать?

В театре что-то доказать можно только на сцене. И больше нигде.

Александр КОГАН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

новости
Синема
Happy birthday, Москва!
Земфира на большом экране
Сидишки
Походная любовь команданте Че


««« »»»