Походная любовь команданте Че

Солнечным утром в один из теплых, погожих весенних дней 1959 года в подъезд массивного серого здания в центральном районе Берлина, на углу Вильгельм-Пик-штрассе и Роза-Люксембург-плац, где располагалась восточногерманская разведслужба – легендарная штази, вошла совсем еще юная миловидная девушка.

На вид девушке можно было бы дать чуть больше двадцати лет. Столько ей и было. Звали девушку Хейди Тамара Бунке. Это было ее первое и настоящее имя, которое ей не раз еще предстояло сменить в ходе ее бурной, богатой приключениями жизни.

Рождение легенды

На Хейди было драповое демисезонное пальто, капроновые чулочки со швом (линия шва подчеркивала изящную стройность ног), туфли на низком каблуке (только-только входившие в моду «шпильки» считались атрибутом «буржуазного стиля» и на территории коммунистической Восточной Германии категорически не приветствовались), голова – по моде тех лет – была повязана шелковой косынкой, под которой скрывалась густая копна изумительно пышных волос. Хорошенькое, не тронутое косметикой личико располагало к себе приветливым, дружелюбным взглядом.

К началу нашего повествования она была студенткой фармацевтического факультета Гумбольдтского университета и – по совместительству – агентом службы внешней разведки. В историю шпионских страстей и революционных бурь XX века Тамара вписала свое имя как подруга и соратница Эрнесто Че Гевары, кубинского революционера, само имя которого давно уже стало легендарным, а образ вот уже сорок с лишним лет служит культовым символом для одержимой жаждой перемен молодежи разных эпох: от хиппи и рок-бунтарей 60-х годов до современных антиглобалистов.

…Тамара была дочерью немецкого профессора-коммуниста, бежавшего из Германии – от гитлеровского режима – в Южную Америку. Там, в Аргентине, в 1937 году она и родилась. В возрасте 15 лет Тамара вернулась обратно на историческую родину, в Германию, а именно в ГДР, где и поселилась в городе Сталинштадте. Там она окончила местную школу, после чего поступила для продолжения образования в престижный Гумбольдтский университет.

Здесь, в университете, у юной студентки стали достаточно быстро проявляться выдающиеся личные качества. Кроме замечательных способностей к овладению иностранными языками (Тамара в совершенстве владела и испанским, и немецким), у девушки обозначились авантюрный склад ума и способность очень быстро – буквально на лету – усваивать самые разнообразные знания и использовать их для решения задач творческого характера. В наши дни такому качеству придумали специальное название – «креативность».

Кроме того, Тамара оказалась человеком очень стойким в идейном отношении. Рано усвоив основы коммунистического мировоззрения, она до последнего дня оставалась верна своим идеалам. Все это, вместе взятое, и обусловило интерес к личности Тамары со стороны восточногерманской разведслужбы. Тамара приняла предложение стать секретным агентом, после чего прошла курс интенсивного обучения основам тайной подрывной деятельности в учебном разведцентре. В 1959 году, еще до окончания университета, она была зачислена в службу внешней разведки ГДР. Практически в то же самое время в Берлин с дружеским визитом от лица остального кубинского руководства прибыл команданте Че.

В ту пору Кубинская революция только-только победила, и политические ориентиры руководителей этой революции еще не были четко обозначены. По этой причине в Советском Союзе на высоком политическом уровне сочли целесообразным внедрить в круг общения кубинских лидеров некоторое число своих представителей – советских разведчиков и агентов спецслужб дружественных стран (включая и восточногерманскую разведку) – с тем, чтобы они могли «отслеживать ситуацию» и при случае влиять на ход ее развития.

В числе внедренных агентов оказалась и Тамара. Под видом переводчика с испанского языка на немецкий и наоборот ее «прикрепили» к Че Геваре во время его визита в Берлин. Именно это – первое и, как оказалось, главное в ее жизни – задание и получила Тамара во время своего визита в штаб-квартиру восточногерманской разведслужбы, с рассказа о котором началась эта история.

История любви

Роман между революционером и разведчицей развивался бурно и стремительно. Че не мог не обратить пристального мужского внимания на хорошенькую белокожую немочку, столь разительно отличавшуюся своим внешним видом от смуглых, знойных латиноамериканских красавиц, которых он знал до этого. Что касается Тамары, то для нее, юной девушки, воспитанной в духе революционных идеалов, Че Гевара с самого начала был символом мужественности, живым олицетворением бесстрашного борца и отчаянного героя. Она была его пылкой и фанатичной поклонницей.

Уже во время их самой первой встречи Че Гевара совершенно завладел воображением Тамары. Исходившее от него неотразимое мужское обаяние дополняли и усиливали его легендарный берет, неизменно покрывавший густую шевелюру Че, и исключительно эффектная форма командира кубинской повстанческой армии, в которую команданте Че обычно бывал облачен. В отличие от Сталина, Мао и других вождей старшего поколения коммунистов, носивших френчи и застегивавших свои кители наглухо, под самый воротник, на все пуговицы – чуть ли не до подбородка, – Че Гевара носил мундир нестрогого, свободного покроя. Его военная форма предназначалась не для того, чтобы командовать из штаба большими армиями или фронтами, а для того, чтобы быть готовым в любое время возглавить руководство повстанческими силами в самых неблагоприятных условиях: в обстановке тропических джунглей или непроходимой сельвы. Гражданских костюмов Че Гевара почти никогда, за редчайшим исключением, не надевал.

Первая – «берлинская» – часть романа Тамары и Че оказалась короткой: она продолжалась до окончания срока официального визита Че Гевары в ГДР и его отлета обратно на Кубу. Тем не менее того короткого времени, которое у них было, вполне хватило, чтобы сблизиться и произвести друг на друга сильное впечатление, которое сохранялось затем в течение долгого времени – вплоть до их следующей встречи спустя два года на Кубе.

В качестве переводчика Тамара сопровождала Че во всех его экскурсиях по Берлину и в другие города Восточной Германии. Она была его гидом, представляла его вниманию достопримечательности немецкой столицы, рассказывала об исторических памятниках. Они практически все время были вместе и почти всегда на виду у других людей, у берлинской публики, которая в огромном количестве собиралась повсюду, где появлялся Че Гевара, чтобы воочию полюбоваться на легендарного героя революции. Уединяться Тамара и Че могли лишь по вечерам, в номере берлинской гостиницы, где Че Гевара проживал во время своего визита в ГДР. Только там влюбленные могли открыто, не стесняясь постороннего внимания, говорить друг другу о своих чувствах.

Че Гевара вернулся на Кубу, однако, забыть оставшуюся в Берлине любовь так и не смог. После двух лет разлуки, в 1961 году, он добился, чтобы Тамару выписали ему на Кубу. Она перебралась в Гавану на постоянное жительство и устроилась на преподавательскую работу в Гаванский университет. Позже она работала в министерстве просвещения и некоторое время служила офицером кубинской женской милиции.

На Кубе романтические отношения Тамары и Че стали постоянными и размеренными. Оба были абсолютно счастливы. До революции 1959 года остров имел репутацию удивительного, волшебного, райского места, как будто специально созданного для отдыха и развлечения богатых туристов, в большом количестве прибывавших сюда из США. Именно здесь, на Кубе, располагались лучшие курорты Карибского моря, здесь были построены шикарные отели, открыты казино, дорогие рестораны и многочисленные увеселительные заведения самого разнообразного профиля, а количество публичных домов и притонов превышало любые разумные пределы.

После победы Кубинской революции вся эта роскошь была практически в одночасье упразднена, причем не последнюю роль в искоренении «буржуазного стиля жизни» сыграл лично команданте Че. Тем не менее даже после 1959 года Куба оставалась «сказочным островом», где, как казалось, все располагало к любви и интимной близости: жаркий тропический климат, обилие солнечного света, горячий песок морских пляжей, опоясавших остров со всех сторон, по всему периметру. На одном из таких удаленных пустынных пляжей Тамара и Че встречались, проводя вместе долгие часы: купались, загорали, бродили, взявшись за руки, вдоль кромки моря, лакомились ананасами и плодами манго. Тамара угощала Че знаменитыми гаванскими сигарами, которые тот очень любил… Технология производства некоторых сортов этих сигар издавна содержит в себе обязательный интимно-эротический момент. Знойные красотки-мулатки, из числа которых с давних пор традиционно вербовались пролетарские кадры кубинской табачной индустрии, сидя в фабричных цехах с подвернутыми юбками, сворачивали сигары из табачных листьев, после чего обкатывали их ладонями о тыльные стороны собственных бедер. Табак впитывал в себя натруженный пот утомленных жарой и работой смуглых красавиц, что придавало гаванским сигарам особенно острый, терпкий, пикантный аромат.

Боливийская эпопея

В 1964 году Че Гевара принял роковое для себя решение: он решил, что покинет Кубу и отправится в Боливию, чтобы организовать там повстанческое движение и начать революцию. В случае успеха операции Боливия могла бы стать новой Кубой, очагом революционного движения на южноамериканском материке, плацдармом для развертывания боевых действий против соседних буржуазно-диктаторских режимов.

Имели значение и личные мотивы: Че Гевара снискал себе громкую славу в качестве одного из героев и предводителей Кубинской революции 1959 года, однако, настоящим лидером той революции – ее вождем и виднейшим деятелем – был его старший товарищ Фидель Кастро. Кубинская революция была «революцией Фиделя». Если бы «боливийский проект» Че удался и в Боливии свершилась задуманная им революция, то это была бы его собственная, «личная» революция – «революция Че Гевары». Однако уже с самого начала было ясно, что риск поражения в данном предприятии чрезвычайно велик, а шансы на успех, если и есть, то не слишком высокие.

Тамара сыграла исключительную роль в «боливийском проекте» Че Гевары. С самого начала операции и вплоть до ее трагического финала она была задействована в ней в качестве ведущей, ключевой фигуры. Именно тогда проявились в полной мере все те выдающиеся креативные качества, за которые ее и взяли на службу в разведку.

По просьбе Че, Тамара покинула Кубу и обосновалась в Боливии, где стала жить по фальшивому паспорту. Хейди Тамары Бунке больше не было, а была Лаура Гуттиерез Бауер, аргентинка немецкого происхождения, прибывшая в столицу Боливии город Ла-Пас из Буэнос-Айреса. В Ла-Пасе Лаура устроилась преподавать фармацевтику в местном университете, однако, преподавание было лишь прикрытием для другой – главной – миссии, ради выполнения которой Лаура и оказалась в Боливии. Эта миссия заключалась в том, чтобы разведать, каково реальное положение дел в этой небольшой латиноамериканской республике, и подготовить максимально благоприятные условия для прибытия туда Че Гевары и его соратников.

Общительная и жизнерадостная по своей натуре, Лаура обзавелась в Ла-Пасе большим числом самых разных друзей. У нее сложился очень широкий круг знакомств. Несмотря на свой столичный статус, Ла-Пас – по меркам Латинской Америки – считался провинциальным городом, и Лаура, обладавшая как природным, так и профессиональным шпионским шармом, стала блистать на самых разных уровнях, сделавшись «светской львицей» и душой общества. На расспросы знакомых, по какой причине она покинула Аргентину, Лаура отвечала, что в Буэнос-Айресе у нее был красивый, бурный, но, к сожалению, исключительно несчастливый роман с одним высокопоставленным лицом. Местные обыватели, с утра до вечера смотревшие по телевизору многосерийные мелодрамы типа «Богатые тоже плачут», «Просто Мария» или «Моя вторая мама», охотно верили в такую версию событий.

В Ла-Пасе Лаура, благодаря своему коммуникабельному характеру, стала делать быстрые успехи, двигаясь вверх по карьерной лестнице. Она оставила преподавание в университете и получила престижную работу в пресс-офисе президента Боливии. В то время она вела богемный образ жизни, много общалась с местными боливийскими художниками, музыкантами, писателями, артистами, журналистами. Темы увлекательных бесед и острых, горячих дискуссий были характерными для 60-х: молодежная контркультура, рок-н-ролл, свободная любовь, экзистенциальная философия и литература, «новая волна» во французском кино. Помимо участия в богемных тусовках, Лаура принимала приглашения и на солидные великосветские званые вечера и рауты, где собирались важные лица: политики, дипломаты, бизнесмены, правительственные чиновники.

Среди сотрудниц президентского пресс-офиса, к числу которых относилась и Лаура, образовался кружок любительниц нудистского отдыха, на основе которого вскоре был учрежден клуб закрытого типа. Время от времени в этом клубе, чтобы развеять скуку, устраивались откровенные оргии, и в них участвовали высокие чины и влиятельные промышленники и финансисты. Лаура бывала на таких вечеринках. Обладая исключительными внешними данными, она привлекала к себе всеобщее мужское внимание, а сама, используя это обстоятельство как прикрытие, собирала необходимую информацию разведывательного характера.

Чувственная и романтическая натура от рождения, Лаура проявляла страстный интерес к местной латиноамериканской народной музыке. Путешествуя по Боливии, она собирала редкие шедевры народного творчества – например, пронзительно-лирические баллады о несчастной любви. Однако интерес к народному фольклору был лишь видимой стороной ее деятельности. Другая – секретная – цель путешествия заключалась в том, что Лаура проникала в самые отдаленные, глухие уголки Боливии. Там, среди джунглей, партизаны, соратники Че Гевары, уже создавали конспиративные базы будущей повстанческой армии: тайные лагеря, полевые арсеналы вооружения, полигоны для боевой подготовки. Лаура инспектировала эти военные объекты в качестве доверенного лица Че.

Трагический финал

Че Гевара прибыл в Боливию в ноябре 1966 года. Лаура встретила его в Ла-Пасе, снабдила новыми документами, и вместе они добрались до заброшенного скотоводческого ранчо на реке Манкояк, где располагался созданный под руководством Лауры лагерь партизан.

Поначалу партизанам сопутствовал успех. Повстанческая группа под предводительством Че совершала хорошо организованные рейды, нападая на армейские посты и уничтожая склады боеприпасов правительственных войск. Агенты Че Гевары проникали в города и устраивали там студенческие волнения и акции неповиновения властям. Росла слава Че как народного героя и отважного Робин Гуда.

Самые упорные, тяжелые и кровопролитные бои между повстанцами и правительственными войсками развернулись весной 1967 года. Под ударами численно превосходящих сил противника партизанская группа Че была разбита, рассеяна и почти вся, за небольшим исключением, уничтожена. Сам Че, тяжело раненный, скрывался некоторое время в джунглях, однако 8 октября 1967 года попал в окружение правительственных войск, был схвачен и почти сразу же – без суда – расстрелян.

Где же все это время была Лаура? Собственно говоря, никакой Лауры уже не было. Вместо нее появилась «партизанка Таня» (ее новое кодовое имя). Практически все то время, пока Че находился в Боливии, Таня неотлучно была при нем и как тень сопровождала своего кумира во всех самых рискованных и отчаянно-смелых вылазках.

Их отношения в Боливии мало напоминали ту страстную, романтическую влюбленность, которую они переживали в Берлине, и ту спокойную, безоблачную любовь, которую они питали друг к другу на Кубе. Вместо теплого моря и солнечных пляжей здесь были холодные горные урочища и сумрачная в любое время суток сельва. Таня была единственной женщиной среди большого числа молодых, горячих и хорошо вооруженных мужчин, и это естественным образом накладывало отпечаток на их отношения с Че: тот не мог позволить себе проявлять излишне нежные чувства по отношению к горячо любимой женщине. Их любовь стала строгой, платонической и, вероятно по этой причине, более возвышенной и одухотворенной, чем была прежде. По воспоминаниям уцелевших соратников Че, «команданте никогда не бывал так счастлив и полон надежд на будущее, как в те дни, когда рядом с ним находилась Таня».

В последний раз Таня появилась на освещенном пространстве исторической сцены в марте 1967 года. Ее видели в секретном партизанском лагере в сопровождении знаменитого французского писателя и философа, идеолога «народной партизанской революции» Режиса Дебре. Дальнейшие сведения о ней носят легендарный характер. Согласно одной легенде, в разгар боев между повстанцами и правительственными войсками Таня попала в засаду и была убита в перестрелке. По другой версии, она, после поражения революции, оставаясь целой и невредимой, смогла нелегально покинуть Боливию. Однако и в этом случае ее судьба теряется во мраке…

Несомненно, что история любви Эрнесто Че Гевары и Тани-Лауры-Тамары Бунке стоит особняком среди прочих романтических историй XX века. Герои этой истории были по существу своей натуры профессиональными искателями приключений, однако, жажда риска и тяга к опасной жизни сочетались в них с верой в высокие общественные идеалы и с горячим желанием изменить жизнь в этом мире и сам этот мир в лучшую сторону.

Николай ДОЛЖАНСКИЙ.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Moulin Rouge”, май 2007 г. (издатель Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Земфира на большом экране
Сидишки
новости
Синема
Ольга Ратникова: Блондинка в канкане
Happy birthday, Москва!


««« »»»