Сатисфакция на Неве

Рубрики: [Музыка]  

В прошлом году легендарные музыканты группы Rolling Stones, чьи имена навек вписаны в Книгу истории рок-н-ролла на первой странице, так и не смогли выступить в Санкт-Петербурге. По причине травмы Кейта Ричардса – он упал с пальмы на одном из курортов во время отдыха.

В этот раз приезда роллингов в северную столицу с еще большим нетерпением ждали все фанаты и те, кто хоть сколько-нибудь знаком с роком. Билеты на поезд Москва – Питер были, естественно, разобраны заранее, поэтому к началу июля все дешевые были уже раскуплены. Мы с друзьями едва успели урвать купе. Ехали дружно, пили любимый Дженис Джоплин ликер «Southern Comfort» и постепенно настраивали утомленные шумной Москвой чакры на рок-н-ролльный лад.

Суббота, 28

В прекрасном настроении выгрузились на Московском вокзале. Многодневные ливни умыли проспекты и набережные. Сильный ветер с Невы нагнал белоснежные облака, превращающиеся в небольшие тучки. После обеда пошел теплый июльский дождь, поливающий дружные ряды фанатов…

Ближе к Дворцовой ручьи поклонников группы сливались в реки. Однако попадались и несознательные товарищи. Два молодых парня спросили у нас: «Какой будет концерт?» Услышав ответ, сделали круглые глаза: «А разве они еще живы?»

На площадь пускали с 16 часов, как было написано на билете. Плакаты на входе извещали о задержке концерта на полтора часа. Ниже, мелкими буквами: «Надеемся, что шоу превзойдет ваши ожидания». Мы очень надеялись! Кто-то становился в огромную очередь за футболками и прочей атрибутикой, некоторые возвращались на Невский в ближайшие забегаловки. Таким образом, кафешки оказались битком набиты дядьками за сорок, которые в ожидании разминались водочкой, наливаемой барменшами из-под полы по 30 рублей за порцию. Один седоватый мужик заметил: «Клево тут у них все организовано… Недавно в Москве на «Металлике» даже пиво в радиусе нескольких километров нельзя было достать».

В половине восьмого на сцене появилась весьма достойная старенькая английская группа Steve Harley and Cockney Rebel, которой выпала честь разогревать площадь перед выступлением мегазвезд. Они начали с битловской «He come the sun» и достойно отлабали минут сорок. После их ухода опять воцарилось томительное ожидание. По рядам прокатилось сообщение, что пока не стемнеет, не начнут, ведь роллинги хотят, чтобы их световое шоу выглядело как можно эффектнее.

Примерно в половине десятого площадь содрогнулась от взрыва, и на гигантском экране появился видеоролик, записанный для европейского тура A Bigger bang tour. Джаггер выбежал на сцену с криком «Добрый вечер, Питер!», и… понеслась душа в рай! Роллинги буквально швыряли в сорокатысячную толпу неисчерпаемую энергию. Поражали немыслимые выверты, ужимки и скачки по сцене. Джаггер носился, как во времена своей буйной хулиганской молодости. Однако, несмотря на старания музыкантов, особого угара не наблюдалось, и основная масса слушателей, кроме первых рядов, оставалась довольно спокойной. В воздухе царило подчеркнутое уважение к мэтрам. Такое ощущение, что публика чисто умозрительно осознавала, что роллинги – это, безусловно, круто. Но уже минут через двадцать народ стал заводиться, и в глазах людей зажглось: «Вот, ни фига себе, старички дают жару!».

Слева веселая молодая пара самозабвенно отплясывала весь концерт. В какой-то момент девушка посмотрела на часы и закричала парню в ухо: «На поезд не опоздаем?» Он махнул рукой: «А! Все равно уже опоздали!». Впереди меня концертом наслаждалось целое семейство, человек шесть, от мала до велика. Уже после концерта выяснилось, что они музыканты и киношники.

Накал, возникший в начале концерта, понемногу спадал. Возможно, виной тому было многочасовое ожидание и то, что кумиры всех поколений исполняли не самое свое лучшее. Видимо, роллингов настолько тошнит от «Angie» и прочих нетленок, что они предпочли играть малоизвестные широкой публике композиции. Под песню ушедшего не так давно Джеймса Брауна, исполняемую роллингами в его честь, две девушки сзади меня углубились в свои телефоны и со скучающим видом писали эсэмэски…

Вторая волна накрыла площадь, когда зазвучала упругая «Miss you». В сторону зрителей медленно поплыла залитая светом площадка с музыкантами. В центре, под навесом, с вечно невозмутимой физиономией восседал Чарли Уоттс. Я уже отчетливо смог разглядеть пластиковые щиты, расположенные по бокам его ударной установки, которые нередко используются барабанщиками на больших концертах для звукоизоляции. Забавный момент: на них белым фломастером крупными буквами расписали трек-лист концерта с уточнениями ухода со сцены, бисовки и даже указали все тональности исполняемых композиций. Неужели это начало конца, и дедушки не помнят тональностей?

Народ, обрадовавшись возможности лицезреть кумиров поближе, рванул навстречу, побросав свои вещи и опрокидывая хлипкие пластмассовые ряды. Роллинги постепенно поднимали градус, сыграв «It’s Only Rock’n’Roll» и продолжали заводить толпу знаменитой «Satisfaction». Музыканты крутились на маленьком пятачке, корчили рожи, Рон Вуд со смехом примерял бескозырку. Люди танцевали на голубых сиденьях, и охрана даже не пыталась никого усадить. Выплясывали так, что недалеко от меня под одной фанаткой сломалось пластиковое кресло, но ее вовремя подхватили. Под забойный ритм «Honky Tonk Woman» Джаггер попрощался с публикой, и платформа с группой двинулась обратно. Многие подумали, что это конец шоу, но кода оказалось ложной.

Кульминация наступила, когда тьма окончательно накрыла Дворцовую площадь и послышались звуки африканских барабанов – конгов. Rolling Stones заиграли песню «Sympathy For The Devil», которой многие приписывают мистические свойства. Помимо того, что в тексте много инфернального, у нее скандальная история. После смертельного случая (убийства ножом) на одном из концертов в 1969 году эта песня породила много опасных ассоциаций и беспокойство у публики и даже временно не исполнялась. Визгливое гитарное соло Ричардса в этой композиции подобно всполохам пламени у ног дьявола и входит в сотню лучших соло всех времен.

Во время звучания песни гигантский задник сцены, напоминающий то ли открытую книгу, то ли крылья бабочки, засветился сочным рубиновым светом, а сверху и по бокам вспыхнули настоящие факелы. Несомненно, это добавило магического в незамысловатую композицию. Не знаю, как там, в 69-м, но сейчас она не произвела зверского впечатления. Получилось веселое Вуду-заклинание с задорными подвываниями из серии «у-у»! Сразу же за «Симпатией» прозвучала моя любимая «Paint In Black». Наконец-то весь пипл словил кайф и на площади воцарился полный сатисфэкшн!

Никак не верилось, что «Brown Sugar» – это последняя песня концерта. Душа требовала продолжения банкета. Мы в растерянности переглядывались друг с другом в надежде, что наши любимцы появятся снова, но вместо этого с экрана показали язык – фирменный знак группы.

Ближе к 12 ночи в кафе две девушки-бармена наливают посетителям глумливый чай, интересуются: «Народ, вы откуда такие возбужденные?»«Идем с концерта Rolling Stones». Переглядываются: «А кто это такие?»«Вы Beatles знаете?»«Слышали». «Так вот, Москва всегда любила битлов, а Питер – Rolling Stones». – Растерялись.

Лучше бы они ничего не знали про «Руки вверх!»

Воскресенье, 29

Гостиница «Астория», девять вечера. Толпится человек 15 – 20. Уже больше двух часов ждут звезд. У одного жаждущего автографов волосатика стопка коллекционного винила. Я занимаю место для фотосъемки и начинаю лихорадочно настраивать объективы. Целый час ничего не происходит. Темнеет. Наконец секьюрити машет руками в нашу сторону со словами: «Немного назад, отойдите за эту отметку». Появляются некоторые музыканты из группы и свита. А кумиров все нет. Тогда фанаты окружают басиста Дэррила Джонса и бэк-вокалистку Лизу Фишер. Те охотно раздают автографы и позируют. Среди иностранцев почти не отличим блюзмен Сергей Воронов. Потом все разъезжаются и больше ничего не происходит. Тут к отелю подваливает компания: «Ну что, все ждете? А их не будет. Они давно уехали через другой выход».

Разочарованно убираю фототехнику.

Понедельник, 30

Вернувшись из Питера, первым делом поставил их последний альбом «A Bigger bang». С первых же аккордов голова, плечи и ноги начинали непроизвольно раскачиваться и постукивать в такт музыке. Вспомнил, как «Rough Justice» позавчера звучала вживую, как свежо и забойно. Гитары, барабаны и Мик – вместе это такой сплав энергии и молодости, что не хочется воскрешать в памяти морщинистые лица музыкантов. Время словно повернулось вспять. Лаконичные острые рифы и задорная барабанная молотьба «Oh, no not you again» усиливают это почти сюрреальное ощущение – сейчас не 2007-й, а как минимум лет 30 долой, и, о, черт, почему я все время думаю о том, сколько им лет? У настоящей музыки нет возраста, нет времени. А эти парни… Это что-то!

…в песенке «Back of my hand» порадовали гармошка и слайд-гитара. Получился отменный дельта-блюз. Музыканты всю жизнь в дороге: репетиции, мимолетные знакомства, новые впечатления. Дорога приумножает силы и не дает одомашниться, а ведь для музыканта это ужасно. Блюзовые наигрыши – реверанс в сторону Мадди Уотерса, кумира их юности. Немного позже из колонок звучит светлая и грустная «This plaсe is empty» – это же почти «Angie», только это про утомленного ангела, а может быть, про пустое место… Я мысленно встаю с синего пластикового сиденья…

***

В своем интервью Джаггер поделился:

Музыканты, которые лезут на сцену, хотят стать знаменитыми, ездить в крутых лимузинах, иметь кучу любовниц и быть в состоянии за все это заплатить…

Однако первоначальная эйфория быстро рассеивается, а дальше что – Пустота? Если уж ты отправился в «путешествие» и вернулся, в отличие от Хендрикса и Джоплин, тогда, будь любезен, живи и радуйся, и не забывай, зачем выжил. Играй от души, со страстью, так, как в последний раз! Не поддавайся влиянию извне. И плевать на то, что тебе уже столько, что позолоту твоей иконы давно замусолили руки миллионов.

(Санкт-Петербург – Москва).


Георгий Аветисов

Музыкант, литератор, фотограф. В составе подпольной группы «Рикки-Тикки-Тави» сокрушал устои советской эстрады виртуозным исполнением в бешеном темпе джаз-роковых риффов на 13/8. Увлечение Индией и трансцендентальной медитацией чуть не довело Георгия до цугундера, но вовремя наступившая перестройка захлестнула артиста обилием творческих инициатив.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Клипсы
Блюз в Лефортово
Madame Президент
«Паяцы» в постановке Дзеффирелли
DVD-обзор
Двести сорок страниц о Брайане Мэе
Сидишки


««« »»»