Противостояние: Нимфетка и Матрона

Масштабы, конечно, несоизмеримы, но редакция глянцевого журнала, может статься, именно поэтому свела на соседних журналах Аллу и Нюшу. Хрупкую, как пыльца на крыльях бабочек, нимфетку и Матрону, символизирующую эллинскую несокрушимую мраморность.

Сразу сделаю оговорку, подобающую согбенному селадону: Нюша мне очень нравится, можно и так сказать, что это про неё написано: «Когда Боги решили спустить на Землю копию своего великолепия, они позвали…» – у американцев написано, что Шарлиз Терон, но нам янки не указ.

Красивая, да, мастеровитая, да. Но кого из неё лепят! Была красивым, ершистым, славным тинейджером, почти делинквентом, исповедовавшим культ стильной расхристанности, не выключавшей, а оттенявшей и подчеркивавшей обаяние. Теперь она набралась такого количества скуловоротных штампов, словно какие-то неведомые сатрапы-резонёры  вмонтировали ей чип с перечнем всех канцеляризмов, что есть в наличии. Через слово – слова «творчество», «духовность», «искусство». Убедительная в своей раскрепощённости, принцесса сдрейфовала в сторону какой-то напыщенной гетеры, уныло бормочущей о том, что главное – служить искусству и людям.

А рядком, как было сказано выше, интервью Аллы.

Вот где молодецкая удаль, вот где желчь, вот где лихость суждений, ни одной ритуальной фразы, никакой казёнщины. Сразу видно и слышно: сызмальства вольница, на хромосомном уровне не приемлющая штампов.

Наш народ, от века героизирующий «непричёсанность», «незастёгнутость на все пуговицы», не приемлет деланности, гладкости.

Надо запретить Нюше излагать так суконно, потому она думает, она ж юная, что это красиво, а это гиль, дурь чрезвычайная, вздор.

Танцуй, пока молодая!  Мир непомерен, язык бездонен, откуда взялись эти ходульность, схематизм и начётничество?!

Держи курс, равняйся на Аллу, я свидетель-очевидец: у АБП не было б столь колоритной карьеры, не будь она ЯКОБЫ простой, гламур у нас не жилец.


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Фестиваль «Нашествие» – расписание
Древние барабаны звучат в Москве
Две роли Димы Билана
Иванушка-вербач, Андрей Григорьев-Аполлонов
Коротко
Посвящается Юте
Чистая доска жизни
Самый опасный человек


««« »»»