Голубой ангел кинематографа

Легендарной Марлен ДИТРИХ исполнилось сто десять лет. В этом году почти двадцать лет, как звезда мирового кинематографа покинула этот мир. Но до сих пор совершенство ее красоты поражает, а читая ее литературные опусы, восхищаешься ее умом.

У каждой Галатеи есть свой Пигмалион. Но мне кажется, что таковым для Марлен Дитрих была она сама. Хотя актриса в своих воспоминаниях всегда говорит, что ее создал блестящий режиссер Джозеф фон Штернберг. Уроженец Австрии, двадцатилетним он приехал в США и начал делать карьеру в кино. Но всемирную славу принесла ему картина «Голубой ангел», снятая на берлинской фирме «УФА», где главную роль блистательно сыграла Дитрих. Никому не известная Маргарита фон Лош стала мировой звездой, затмив всех голливудских красоток и ставшая эталоном красоты и стиля XX века.

Марлен пережила всех своих конкуренток, но она до сих пор остается самой великой женщиной столетия. Нет, «Оскара» тупорылые янки ей не дали. Она вообще не имела официальных премий и наград. Баронесса по отчиму, эта немка осталась в мировой истории под именем Марлен Дитрих. Кто-то из французских историков кино сказал, что мадам Дитрих очень хитро срежиссировала не только свою жизнь, но и кончину. В предчувствии скорой смерти Марлен хранила дома большой французский флаг – личный подарок президента де Голля, полученный одновременно с орденом Почетного легиона. Этим флагом ее накрыли, когда она лежала на диване в своей парижской квартире. На пути в аэропорт Орли ее накрыли государственным флагом США, чье гражданство она приняла в годы Второй мировой войны. А уже в Берлине ее хоронили под немецким флагом объединенной Германии.

Да, так уж получилось, что Дитрих стала самой знаменитой немкой всех времен и народов. Адольф Гитлер уступает ей в своей популярности. В свое время он был поклонником великой актрисы, часто пересматривал фильмы с ее участием. Он постоянно звал Дитрих в Берлин, обещая ей титул первой актрисы Вермахта. Конечно же, бесноватый фюрер получал категорические отказы. Истребители ВВС США вычерчивали в небе ее имя. Самые популярные джентльмены мира искали с ней дружбы – Жан Габен, Жан Кокто, Эрих Мария Ремарк, Игорь Стравинский, Эрнест Хемингуэй, Чарли Чаплин, Морис Шевалье… Она позволяла собой восхищаться. В который раз смотря сегодня такие фильмы, как «Марокко», «Обесчещенная», «Шанхайский экспресс», «Песнь песней», «Желание» и другие кинохиты актрисы, я вижу, насколько она победительно неотразима. А когда очередной раз видишь Марлен в таких картинах крупных мастеров, как «Свидетель обвинения» Билли Уайлдера, «Страх сцены» Альфреда Хичкока, «Ранчо, пользующееся дурной славой» Фрица Ланга, «Печать зла» Орсона Уэллса, «Нюрнбергский процесс» Стенли Крамера и ее чтение дикторского текста, обличающего Гитлера в документальной ленте «Черный лис», понимаешь, что Дитрих была великой драматической актрисой.

Когда 1 сентября 1939 года Гитлер напал на Польшу, Марлен стала первой среди мировой киноэлиты, кто открыто начал борьбу против «коричневой чумы». Именно тогда судьба свела ее с малоизвестным в США Жаном Габеном. Марлен гораздо позже, уже после смерти Габена, осенью 1976 года, написала: «У Габена была самая красивая фигура, какую я когда-либо видела у мужчины…». Она также пыталась научить его английскому, хотя большую часть времени проводила на кухне в роли домохозяйки. В те годы ее окружение составляли вырванные с родины французы, потерявшие последнюю надежду. Она была им матерью, поваром, переводчицей и советчицей. Но больше всего ей доставляло удовольствие заботиться о Жане с утра до ночи. Французы ценили Габена не только за его актерское мастерство, но и за человеческие качества, за то, что он никогда не притворялся и выглядел «мужчиной и человеком из народа». А еще он был дико ревнив и ушел якобы от Марлен из-за ее флирта с одним из голливудских красавчиков. Это, однако, неправда. Патриотизм, а не ревность разлучил ее с одним из четырех главных мужчин в ее жизни (Рудольф Зибер, единственный муж Марлен, Эрнест Хемингуэй и Эрих фон Штрогейм). А еще Дитрих преклонялась перед польским актером Збигневом Цибульским (она писала, что он был “самым красивым мужчиной, которго я знала”).

Когда Гитлер захватил Париж, бомбил Лондон, стер с лица земли Варшаву, а в июне 1941 года напал на СССР, Дитрих стала проситься на фронт в составе артистических бригад. Кроме того, она занималась продажей «бонз» – так называли в США облигации военного займа. Марлен работала в ночных клубах, произносила речь перед подвыпившими гостями. Актриса лично собрала миллион долларов, выступая по ночам в увеселительных заведениях сомнительного толка. Однажды ночью ее вызвал в Белый дом президент Рузвельт. «Я слышал, что вам приходится делать, чтобы продать облигации. Мы благодарны вам за это. Но отныне вы больше не появитесь в ночных заведениях. Я не разрешаю вам! Это – приказ!». С тех пор Дитрих работала только днем. Когда все «бонзы» были проданы, Марлен была не просто на грани потери сил и веса, она оказалась совершенно измочаленной. Но когда после войны актриса вернулась в США, налоговые службы содрали с нее астрономические суммы. Вот и помогай государству. Потребовались годы, чтобы Марлен выплатила эти долги. Похоже, Америка забыла, как Дитрих, рискуя жизнью, выступала перед союзническими войсками, ведь немецкой разведке был дан приказ во что бы то ни стало уничтожить предателя Германии №1. Грязь, вши, некачественная еда, антисанитария, постоянные обстрелы, смертельный холод – все пришлось пережить этой рафинированной женщине. Мало того, в Альпах она отморозила обе руки, что в дальнейшем заставило ее носить перчатки. Там же Дитрих отморозила ноги, и ей грозила ампутация. Можно только представить, что чувствовала актриса и звезда, которую хотели лишить «ее визитной карточки» – самых знаменитых в мире ног. И конечно же, в Европе она по всем фронтам искала Габена. И они встретились. Встреча длилась не больше пяти минут, а затем ее любимый ушел в бой с танковым батальоном.

Победу Дитрих встретила с советскими солдатами. Тогда европейские газеты обошел снимок, на котором Марлен сидит на знаменитом танке Т-34 и пьет из алюминиевой кружки явно не квас. Дитрих возвращается в США. На ее счету в банке ничего нет. Отдав драгоценности, особняки, антиквариат, наличные в фонд обороны, она оказалась ненужной своей новой родине. «Я оказалась вырванной с корнем из новой жизни, – вспоминала актриса. – После всех трудностей стала жителем и гражданином Америки, которая не пострадала во время войны, которая ни разу не узнала и не хотела знать, что испытали ее же собственные солдаты… Да, именно тогда началась моя антипатия к удобно сидящим дома американцам».

Итак, Дитрих не приглашают в кино – пришло новое поколение молодых актеров. Но Марлен не так-то легко «выбить из седла». И пусть роли, которые ей предлагают, далеко не главные, она исполняет их блестяще. Мало того, Дитрих дебютирует на эстраде и добивается феноменального успеха. Отныне она поет на всех континентах, а ее «Шоу одной женщины» до сих пор считают эталоном эстрадного ревю. Костюмы, в которых Марлен выходила на сцену, хранятся в самых известных музеях. Кочевая жизнь эстрадной певицы в 60-е годы прошлого столетия привела Дитрих в Советский Союз. Прием ей оказали королевский. И на концерты в Москве и Ленинграде билеты было не достать. А Марлен мечтала познакомиться с писателем Константином Паустовским, который покорил ее своим творчеством. Однако Константин Георгиевич в то время болел, и его приезд на концерт Дитрих оставался под вопросом. Но все-таки писатель внезапно появился в Театре эстрады на последнем выступлении Марлен. Он поднялся на сцену с роскошным букетом роз и, поклонившись, вручил их певице. Для Марлен происходящее оказалось настолько невероятным, что она опустилась перед Паустовским на колени и поцеловала ему руку. Естественно, зал встал и аплодируя приветствовал двух знаменитостей. Из Москвы Дитрих улетала с полным собранием сочинений ее любимого советского писателя. А еще в ее сердце навсегда сохранилась любовь к русским слушателям.

Шли годы. Марлен Дитрих никогда не пропускала ни одного выступления, несмотря на простуду или какое-нибудь другое недомогание. Приходила в театр задолго до начала представления. Но в 1976 году, споткнувшись о какой-то кабель, артистка упала и сломала бедро. Но и тогда Марлен продолжала петь. Теперь она жила в Париже, где французское правительство за заслуги перед Пятой республикой и как кавалеру ордена Почетного легиона оплачивало ее квартиру и определило пенсию. Со временем Дитрих все больше удалялась от светской суеты, привыкая жить в одиночестве. Оставаясь прикованной к постели, она много читала, но, не находя удовлетворения в современной литературе, перечитывала классиков и своих любимых современников: Паустовского, Ремарка, Хемингуэя…

Марлен Дитрих прожила очень достойную жизнь, а ее душа успокоилась на скромном берлинском кладбище рядом с матерью.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Барышников, простите нас, русских…
Данька, Ёлка, АГА и липосакция
Королев: альбом фотографий «ЕВА»
Лекции на культурные темы
Метаморфозы Востока
Новинки книжного рынка
Книга, далекая от жизни


««« »»»