Давайте всех их расстреляем

Рубрики: [Додолев]  

На прошлой неделе знакомая журналистка/блогер попросила меня прокомментировать на сайте «Трибуны Общественной палаты» заяву заместителя председателя Комитета Госдумы по образованию Гаджимета Сафаралиева, который намерен вернуться к обсуждению вопроса о легализации проституции. А какой смысл? Что здесь комментировать? От избытка бисера разве что…

В России – при нынешнем градусе коррумпированности страны – никогда не будет легализована индустрия интимных услуг. Хотя лично я считаю, что это необходимо. Однако на «первой древнейшей профессии» делаются такие деньги, что мафия никому не позволит вывести эту отрасль из теневого сектора: ежегодный рынок sex-услуг измеряется суммой в $2,5 миллиарда, при том, что официальный штраф за занятие проституцией не превышает 2000 рублей (ст. 6.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). Против легализации будет не просто пассивное большинство, но и активные «моралисты», делающие $$$ на этом бизнесе – сутенеры да менты-крышеватели. Вывод sex-индустрии из теневого сектора означает для них не просто потерю прибыли, которую жрицы любви получают от клиентов-ходоков, но и перекраивание всей структуры. Сейчас в проституцию масштабно вовлечены малолетки, многие девицы выполняют функции наводчиц и наркодилеров, не говоря уже о том, что повсеместно практикуется сексуальное рабство (многих попросту вынуждают продавать свое тело). Вокруг негласного профсоюза сутеров построена целая система, которая включает в себя не только «крышу», но и «стены», в том числе и сугубо информационные.

Кстати, первый шаг к легализации «последнего пережитка капитализма» был сделан четверть века назад. Именно в ноябре 1986 года «Московский комсомолец» опубликовал очерки «Ночные охотницы» и «Белый танец». Тогда современный лексикон обогатился идиомой «ночные бабочки», а законодательство (после экстренного заседания ЦК КПСС) – соответствующим пунктом, признававшим само существование «позорного явления».

В чем меня только не упрекали! Например, в пропаганде постельного ремесла: при опросах в рижских школах старшеклассницы в перечне завидных профессий отметили путан («валютных проституток»); как будто репортер может быть виноват в том, что слово «валюта» для целого поколения стало синонимом пропуска в некую райскую жизнь – «нас так долго учили любить… запретные плоды»Илья Кормильцев). Еще меня обвинили во взвинчивании цен: шлюхи предъявляли клиентам ксерокс МК-статьи, в которой упоминалась такса в $100 (по черному курсу более 400 рублей, при том, что, например, члены редколлегии того же «МК» получали пресловутые полставки в 65 руб.); дело в том, что в репортажах я рассказал о т.н. центровых, работавших (в том числе и на Московское управление КГБ) в двух минутах ходьбы от Кремля, в номерах «Националя», а под этот – максимальный! – тариф пытались подстроится уличные дилетантки, бизнес которых быстро подмяли под себя грузинские воры в законе, действовавшие жестоко: вместо «здравствуйте» просто выбивали телкам передние зубы.

Те, кто осознанно выступает против легализации проституции, тем самым голосует за такого рода методы. За то, чтобы глупых девиц и дальше истязали сутеры. За то, чтобы проститутки по-прежнему ездили на «субботники» в отделения милиции полиции. За то, чтобы гастрольные бригады похищали в селах Средней полосы легкомысленных девятиклассниц и сдавали их в питерские бордели, где ждет несчастных принудительный труд + передоз. За то, чтобы герпес и СПИД приобрели размах зимнего гриппа. За то, чтобы из среднестатистических «двух тысяч за час» полторы поступали в криминальную кассу. И против того, чтобы гражданские права + социальные пособия получили представительницы непростой и отнюдь не уважаемой профессии, чтобы оставались дамы полусвета полугражданами.

Впрочем, можно и отказаться напрочь от идеи легализации, признав опыт Турции, Франции, Италии и Германии для нас вредным. «Что немцу гут, то русскому вред». Только нельзя забывать, что легальная проституция подразумевает контроль. Не только фискальный, но и медицинский. А само ремесло неискоренимо. У меня в архиве до сих пор хранятся десятки кассет с записями хмельных бл…ских откровений середины 80-х (кстати, надо будет, расшифровав, издать как-нибудь отдельной книжкой). И одна из постельных тружениц (сейчас, быть может, уже бабушка, если вообще выжила) по имени Карина на банальный репортерский вопрос, что, мол, будет, если за проституцию тупо расстреливать, спокойно, затянувшись ароматным косячком, пожала плечами: «Цены подымутся».

И легко вычислить, кто здесь выиграет.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Хочет стать многодетной
Мастер снимется у дебютанта
Фильмы станут мюзиклами
Звезды тоже серьезно болеют
Выучила несколько фраз
Кто распилит президента?
Дилан обвинен в плагиате
По ту сторону камеры
Теория относительности
Поменял Скарлетт на Шарлиз
Сказка про золотую рыбку
Крах СССР: они были против
В роли Соловья-разбойника
Сергей Пускепалис. «Это – любовь…»
Грузинская «Легенда о любви»
Обладатель красной курточки
Первая сотня, однако
Выпустит альбом через 66 лет
Посмертная реабилитация
Кейдж снимется в мюзикле
Заплатит еще и за крик
Раздумывает над предложением
Джоли & Питт выбирают семью
В главной роли – песни Цоя
Борьба вокруг памятника
Два брата расследуют дело


««« »»»