Сдать Власть

Много кем не хотелось бы мне быть на свете, но уж кем точно Боже упаси – так это Дмитрием Анатольевичем Медведевым после 7 мая сего года.

Положение хуже губернаторского: президентское. Владимир Путин умудрился оставить преемнику такие проблемы, а управляемую страну – в таком состоянии, что самым логичным актом со стороны нового президента было бы немедленно вернуть бразды и самоустраниться послом в район Бенилюкса. Как в старом анекдоте про оптимальный выход для посткоммунистической России: объявить войну Швеции и сдаться на следующий день. Наверное, Владимиру Путину действительно очень не хотелось уходить. Иначе он не завязал бы такого количества узлов именно в последние месяцы своего президентства.

Тут тебе и конфликт с Грузией на грани военного противостояния, и всесильный Кадыров в Чечне, и монополии, задравшие цены на свои услуги до небес и выше, и бряцание оружием на параде Победы с последующей миллиардной реставрацией московских мостовых, и формирование нового кабинета министров, куда наверняка попадут вернейшие люди из путинского окружения, сформировав в Белом доме альтернативный и более мощный центр власти… А тут и подорожание продуктов, начавшееся уже при Путине! И недовольство трудящихся, уже взявшихся помаленьку бастовать, и все более дружный ропот интеллигенции, уставшей жить в стране восторженного быдла, которую изо всех сил созидают кремлевские технологи и телевизионщики… Я давно не припомню в оппозиционных СМИ столь резкого тона: то ли их совсем все достало, и они перестали бояться, то ли почувствовали реальную слабость власти в миг ее передачи.

Вот кошмар: проблем много, а сделать ничего нельзя. Ведь Дмитрий Медведев – по всем статьям заложник. Система умудрилась в последние полгода стать нереформируемой, пройти точку невозврата: дальше можно только закручивать гайки. При этом все механизмы мирного взаимодействия народа и власти – вроде выборов, прессы, общественных организаций – уничтожены, плебисциты и референдумы фактически запрещены, а потому разрешить противоречия мирным путем весьма сложно, если возможно вообще. Медведев обречен все глубже вползать в эту воронку. Не знаю, будет ли он делать глупости, но говорить их он уже начал, заметив, что наше телевидение – одно из лучших в мире. А что еще о нем можно сказать? Зачем о нем вообще говорить?

При этом Дмитрий Анатольевич успел внушить некоторой части общества ничем не обоснованные надежды. Добавьте к этому принципиальную разницу между 2000 и 2008 годами: от Путина ждали, что он наведет порядок, и он отчасти с этим справился, хотя представления о порядке оказались у него сугубо службистские. Путин за восемь лет правления успел так девальвировать все слова, ценности и понятия, что у страны не осталось эмоций. Инаугурация проходила в обстановке подчеркнуто непраздничной, откровенно скучной и удручающе серой – никакие парады Победы не скрасят общей тоски и скуки. А главное – Дмитрий Анатольевич, кажется, сам очень не хочет переходить из разряда избранных в разряд действующих, ибо делать что-нибудь осмысленное ему не дадут, да и поздно.

При этом он может быть сколь угодно хорошим человеком, вот что обидно. Но от него совсем ничего не зависит – в таком положении его оставили. И самым разумным в этой ситуации было бы первым же собственным президентским указом вернуть полномочия Владимиру Путину. Как со Швецией.

Проекта в целом это бы, похоже, не спасло, но сейчас надо думать уже о спасении лица.

Дмитрий БЫКОВ.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №18 (511) за 2008 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


Дмитрий Быков

Русский писатель, журналист, поэт, кинокритик, биограф Бориса Пастернака и Булата Окуджавы.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Русская парижанка
Гастро-масскульт
Скандалы 05-2008
Кардинал танцует сарабанду


««« »»»