Апокалипсис, вау!

Кажется, в Голливуде уже никто не сомневается в том, что человечеству, случайно, вследствие множества ошибок и мутаций появившемуся на свет, суждено погибнуть. 19 октября этого года или через 666 лет, но суждено. Вот только режиссеры и сценаристы еще не успели определиться с тем, как это произойдет, что, несомненно, пока только на руку зрителям. Фильм, неуклюже – привет трилогии «Омен» тридцатилетней давности! – названный в российском прокате «Знамение» (с ударением на «а»), в оригинале звучит проще: «Знание»/«Knowing» (США, 2009, режиссер Алекс Пройас). Здесь «знание» не сила, не слабость, а просто констатация факта, способ усилить напряжение, разыграть драматические козыри.

Итак, Земле грозит глобальная и неотвратимая катастрофа, вспышка на Солнце вот-вот уничтожит нашу планету. Об этом узнает астрофизик Джон (Николас Кейдж), сопоставив данные научных наблюдений и листок со странными цифрами, который его не по годам развитый и обожающий канал Discovery сын Калеб (Чандлер Кентербери) принес из школы. Листок этот достается Калебу после торжественного вскрытия временной капсулы, заложенной при основании его школы в пятидесятых годах прошлого века. И написала их когда-то странная девочка Люсинда Эмбри под диктовку неких потусторонних голосов – «шептунов». Помимо грядущего апокалипсиса, девочка-пророк записала на листке даты (и координаты) самых крупных катастроф грядущих 50 лет, включая теракты 11 сентября и ураган «Катрина». Джон пытается предупредить человечество, звонит в ФБР, в полицию, но все без толку: пророчества продолжают сбываться, и вот настает 19 октября 2009 года – день, когда Земле суждено погибнуть.

При всех недостатках, логических несоответствиях и прочих недоработках сценария, визуальная составляющая фильма на уровне. Напомним, что Пройас снял «Ворона» и «Темный город», так что сомневаться в его мрачном изощренном видении не приходится. В «Знамении», как минимум, три ударных – в прямом смысле – эпизода, а заполняющая оставшееся время болтология снята со все более усиливающимся эсхатологическим настроением.

Еще одна удача фильма – актерская работа одного из самых многообещающих молодых актеров современности Чандлера Кентербери. Он уже успел сняться у Дэвида Финчера в «Загадочной истории Бенджамина Баттона». Помимо «Знамения», Чандлер в один год снялся сразу в трех картинах, причем каждый раз у иностранных режиссеров: в «Окиси» вьетнамского режиссера Тимоти Лин Буи, в «Изъятии» испанца Мигеля Сапочника и в «После жизни» польской француженки Агнешки Войтович-Восло.

Да, «Знамение», безусловно, сильнее недавнего «Дня, когда Земля остановилась» и прочих апокалиптических фильмов, но и его портит возникающий ближе к финалу христианский пафос. А когда Пройас, в течение всего фильма строивший из себя эдакого готического Шьямалана, в финале цитирует «Фонтан» Даррена Аронофски (ну и Библию, разумеется), становится ясна мораль сей басни: спастись в этом обреченном мире могут только дети, смотрящие Discovery и читающие National Geographic. Дети и белые кролики.

Денис ШЛЯНЦЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Театр – это место, где лечат
Канн 2009 – кризис… кризис… кризис?
Дорогой наш человек
Хорошие традиции
«Продюсеры» полны остроумия
Сидишки


««« »»»