ПОСЛЕ “ЗВЕЗДЫ” ХОЧЕТСЯ ЖИТЬ…

Когда режиссер Николай ЛЕБЕДЕВ приступал к работе над военной драмой «Звезда» по мотивам одноименной повести Эммануила Казакевича, мало кто верил, что из его затеи выйдет толк. Говорили: мол, больно молод режиссер (его творческий багаж составляют всего два фильма – «Змеиный источник» и «Поклонник») для того, чтобы замахиваться на такую серьезную тему, как Великая Отечественная война.

Скептические высказывания недоброжелателей Лебедева не остановили. И нет никаких сомнений в том, что завтра о «Звезде» заговорят все. Потому что такого кино не было давно. И дело тут не только в том, что режиссер мастерски соединил в истории о подвигах наших разведчиков элементы драмы, захватывающего триллера и боевика. Он безошибочно определил, что нынешнему зрителю нужны сейчас именно такие герои, какие показаны в «Звезде» – молодые идеалисты и романтики, готовые идти на смерть ради своей страны.

Накануне зрительской премьеры картины «Звезда» нам удалось побеседовать с исполнителями главных ролей Игорем Петренко, Алексеем Паниным и Анатолием Гущиным.

Анатолий ГУЩИН (рядовой Быков):

25 лет. Окончил Щепкинское училище в 1998 году. Работал в театре «Содружество актеров Таганки» у Николая Губенко, через два сезона ушел новый «Театр комедии – Москва». Играл эпизодическую роль в ленте «Дым в лесу» сериала «Дальнобойщики». «Звезда» для Анатолия – первая работа в большом кино.

Игорь ПЕТРЕНКО (лейтенант Травкин):

24 года. Окончил Щукинское училище в 2000 году. До недавнего времени работал в Малом Театре. Играл в сериале «Московские окна». После «Звезды» исполнил главную роль в ленте Александра Хвана «Кармен». Сейчас занят на съемках фильма Павла Чухрая «Водитель для Веры».

Алексей ПАНИН (Костя Мамочкин):

24 года. Учился в ГИТИСе, но так и не получил диплом, о чем сейчас говорит с гордостью. Снимался в картинах «ДМБ», «Два товарища», «В августе 44-ого», «Граница» и др. Лауреат премии «Триумф». В этом году выдвинут на соискание премии «Ника» за роль второго плана в ленте «В августе 44-ого».

Первые пробы были довольно необычными. Вас одевали в военную форму, сажали посерди военного реквизита, а режиссер, выступая в роли «полевого журналиста», спрашивал, как вам служится. Что вы отвечали?

А.Гущин:

Меня сначала пробовали на роль главного героя, лейтенанта Травкина. Нарядили в костюм с лейтенантскими погонами, и стали расспрашивать, как на войну попал, какие подвиги успел совершить. Я все рассказывал очень живо, и «выдумывал» про себя историю по схеме моей собственной жизни. Иногда папироску при этом закуривал, или кашку жевал из бутафорской полевой кастрюльки. Все получалось наивно, откровенно. Мне было легко, потому что Коля располагал к общению. Правда, во время следующих проб меня «понизили в звании» до сержанта, а потом и до рядового. Так я и стал рядовым Федей Быковым.

Комментарий Н.Лебедева:

Анатолий был взят как типаж. Хотя поначалу его роль практически не была прописана, он просто как фон проходил. Но благодаря Толе, его Федя Быков стал более живым человеком. Этот актер обладает особой экранной харизмой, он очень органичный и внешне практически ничего не играет. Ему веришь.

А.Панин:

Я попал в «Звезду» совершенно случайно. В коридоре “Мосфильма” встретил приятельницу, которая ходила на пробы, потом костюмера знакомого, работавшего на этой картине. Мне дали сценарий – я его за ночь два раза прочитал. И понял, что очень хочу сниматься в этой ленте. Поэтому на пробах волновался очень. Но меня все равно утвердили одним из первых. Я ради «Звезды» от нескольких других предложений отказался и даже не поехал на “Кинотавр”, где были представлены три фильма с моим участием.

И.Петренко:

А мои первые пробы оказались неудачными. Я уже был очень усталым, когда встретился с режиссером – из-за того, что пришлось слишком долго ждать своей очереди. Поэтому Коля никак не мог меня разговорить.

Комментарий Н.Лебедева:

Мы долго сомневались в кандидатуре Игоря. Но потом все-таки решили взять его. Я открыл в нем удивительное актерское качество – на площадке он все делает правильно, без озарений. Чудо происходит уже тогда, когда из отдельных дублей складывается полная картинка. И ты понимаешь – вот тот актерский типаж, которого не хватает нашему кинематографу. Он трудяга. Многого может добиться.

А как в вашу компанию вписался уже «бывалый» актер Алексей Кравченко?

А.Гущин:

Мы все сначала переживали, что он будет капризничать. Тем более, что когда мы проходили армейскую подготовку, агент для него попросил отельный вагон. А Кравченко приехал и говорит: «Ребят, да вы что?! Какой еще отдельный вагон?!» То есть в нем не было зазнайства. И он, как более опытный актер, просто помогал нам советом. И все делал вместе с нами. Только вот на лошадях ездить отказался, испугался, говорил, что они кусаются, и вообще это ему по роли не нужно.

И.Петренко:

Я тоже лошадей жуть как боюсь. Мне в первый раз конь такие скачки устроил, я уж и не знаю, каким чудом в седле удержался.

А.Панин:

– Да, лошади – это больная тема для нашего «отряда». Мне приходилось сидеть на лошади раньше, она даже ходила при этом. Так что особыми тренировками для «Звезды» я себя не утруждал, в отличие от Игоря Петренко, который каждый день дисциплинированно приходил на манеж. И только накануне съемок сцены с лошадьми я подошел к тренеру и попросил: «Вы мне хотя бы покажите, как ездить, чтобы хоть как-то я это мог сделать». А Кравченко до сих пор не верит, что я все-таки сел и поехал. И еще я сам себе коня выбирал, сказал: вот только на этом буду ездить, и точка! А Игорь долго мучился, какого давали – такого и брал.

– А кроме лошадей, во время подготовки в армии были еще какие-нибудь трудности?

А.Панин:

Для меня сложность была одна – приходилось делать то, что я на самом деле не люблю: жить колхозом, есть из одной тарелки, пить из одной чашки. Я предпочитаю сам себе компанию выбирать. И подчиняться чему-то против своей воли не могу. Шагать строем ненавижу. Если надо идти с правой ноги – иду с левой. Но здесь мы изначально были поставлены в условия такого сплоченного коллектива. И я это принял. И мы действительно, как это ни банально звучит, стали одной семьей.

И.Петренко:

А я еще не знал толком, утвердили меня или нет. Мне сразу сказали: «Игорь, ты – командир, у тебя с ребятами должны быть определенные отношения». Но я же не могу прийти и сказать: «Так, ребята, слушайте меня, я назначен вашим командиром». Я же еще никого не знал тогда. Но ребята мне сами очень помогли. Сложилась такая хорошая команда в плане отношений, взаимовыручки.

А.Гущин:

Сначала мы много маршировали и сами не понимали, зачем нам это нужно? Мы же разведчиков будем играть. Нами поначалу почти никто не занимался толком. И вот как-то мы все вместе сели и написали распорядок дня, а потом показали его Коле. И попросили, чтобы нас к настоящему разведчику направили.

И.Петренко:

И этот разведчик за нас серьезно взялся. Мы под его чутким руководством ползали по-пластунски, ходили в военной форме – в любую погоду, и днем, и ночью. Задания разные выполняли.

А.Гущин:

А потом уже и сами стали выбираться, сами проволоку расставляли, по лесу крались…

И.Петренко:

А когда случайно встречали гуляющих там людей, они очень нас пугались.

Комментарий Н.Лебедева:

– Это была первая картина, где остро проживался каждый эпизод. Для мальчиков она была тяжела вдвойне. Потому что были огромные физические нагрузки. Ну, вы представляете, что такое просидеть целый день в болоте, в ледяной воде. В фильме есть эпизод, где ребята прячутся на болоте от немцев, и одного из них начинает затягивать. И никто пошевелиться не может, чтобы ему помочь, иначе выдаст себя. Там у Игоря Петренко дрожат губы, по сценарию – из-за напряжения. А в фильме получилось очень убедительно, потому что Игорь сильно замерз.

В «Звезде» было немало сцен, сложных и в физическом, и в эмоциональном плане. Например, эпизод, когда Федя Быков едет в немецком грузовике мимо родной деревни и видит разрушенные дома и повешенных земляков…

А.Гущин:

Да, это была нелегкая сцена. Потому что мы снимали на танковом полигоне, и я, естественно, никакой разрушенной деревни не видел, а видел пустые поля. Но Коля включал музыку из «Списка Шиндлера», чтобы я настроился на нужный лад. По сценарию, мой герой сначала улыбается, а потом, когда видит все это, у него начинают течь слезы. Мы отсняли несколько дублей, в которых я даже всхлипывал. А в последнем – я вдруг нафантазировал кучу всего, не скажу чего – и у меня просто слезы застыли в глазах. На тот момент я считал, что это худший дубль. Но потом Коля посмотрел и сказал, что это как раз то, что нужно.

А.Панин:

А я вот ради сцены, где я пускаю слезу, когда умирает один из разведчиков, все готов был отдать – лишь бы ее оставили, не вырезали. Вообще «Звезда» – такая картина, в которой я снимался не ради денег. Просто был потрясающий материал, очень сильный. И я хотел проявить себя как актер в несколько ином качестве. Я считаю, что именно в «Звезде» я хоть что-то сыграл. И Коля, кстати, с этим согласен.

По вашему мнению, как молодой зритель воспримет картину «Звезда»?

А.Панин:

– Мне кажется, этот фильм очень нужен современному молодому зрителю. Потому что сейчас уже ничего святого в нас не осталось. Ни к себе уважения нет, ни к стране своей. А многие уже и не знают, с кем мы тогда воевали. Так вот пусть узнают. Понравится фильм и тем, что в нем есть экшн, взрывы всякие. Но главное – в нем есть что-то святое, глубокое, истинное. Так что пусть молодые посмотрят. А старики поплачут, порадуются. «Звезда» – это супер! Хотелось бы, чтобы ребята из этого фильма стали героями нашего времени. А не Данила из «Брата».

И.Петренко:

Это трогательная история. У этих ребят проявляется такой юношеский максимализм: когда на молодого человека вдруг какая-то обязанность взваливается, он вдруг такой серьезный, важный становится, это с одной стороны смешно кажется и мило. Но, с другой, без этого невозможно было бы существовать в жестких условиях войны.

А.Гущин:

Да, это то кино, которое нам нужно. Это фильм о мальчишках, влюбленных в Родину и готовых ценой своей жизни отстоять свободу страны. Я думаю, нормальные молодые люди смогут его понять. Может, и скинхэды о чем-то задумаются. Одна моя знакомая сказала: «А после фильма жить хочется».

– Вы были сплоченной командой во время съемок. А сейчас вы встречаетесь, дружите?

А.Гущин:

Да. Пересекаемся по возможности – ведь все же люди занятые. И эта дружба, думаю, продлится еще долго. Все-таки четыре месяца вместе провели.

А.Панин:

Такое ощущение, словно отслужили вместе.

Ирина ОЛДЕР.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КОЕ-ЧТО ИЗ ЖИЗНИ ЛИЛИПУТОВ
МИР, ТРУД, МАЙ И МИКРОФОН
КЛАУДИА ШИФФЕР ВЫЙДЕТ ЗАМУЖ
ДЖЕННИФЕР ЗАБЫЛА СВОЕ ИМЯ
ПОСЛЕДНЯЯ ГАСТРОЛЬ ШЕР
МАДОННЕ ПРИДЕТСЯ СОРЕВНОВАТЬСЯ
КАЙЛИ ХОЧЕТ РЕБЕНКА
МЭРАЙЮ КЕРИ ХОТЯТ СТЕРЕТЬ
Коротко
ХОТЯТ БЫТЬ ПОХОЖИ НА ДЭВИДА
ЧЕРТОВОЙ ДЮЖИНОЙ “КИНОТАВР” НЕ ИСПУГАЕШЬ
СЕЛИН ДИОН СОЖАЛЕЕТ
Уикенд


««« »»»