Искусство как алиби

Смотрите, какие нтересные девиации сознания мы сейчас наблюдаем.

С одной стороны, гражданское общество совершенно справедливо протестует против беспредела силовых структур. Милиция, прокуратура, ФСБ и прочие СКП должны жить по тем же законам, что и прочие россияне. С этим никто и не спорит.

Но стоит какие-либо действия совершить художнику, писателю или поэту – общество немедленно оправдывает его. Лимонов – он же прежде всего талантливый писатель, а захват административных зданий – это творческий акт самовыражения. Вот эта смешная история с троцкистом Медведевым. Люди приходят и возмущаются, как же можно обижать поэта? Листовки красивые по этому поводу делают. Ах, гений от режима пострадал. Забывая, что никто и не подозревал, что срывающий наше мероприятие левак – еще и известный в узких кругах поэт. Подражающий верлибрами Буковски.

Если ты занимаешься политикой, нельзя закрыться искусством как алиби. Невозможно сыграть в творческого человека, как в “я спрятался – я в домике”. Либо ты политик – и все всерьез. Либо клоун; иди отсюда, клоун. Ты захватываешь приемные АП не как писатель, а как партийный вожак. Ты участвуешь в пикете не как поэт, а как политический активист. Ты можешь быть сколь угодно одаренным художником, но если для твоего вдохновения требуется насилие – изволь отвечать по УК РФ.

Интересно, когда у нас поэт в России стал больше, чем поэтом. В золотое время Пушкина? Помните, у Стоппарда в “Береге Утопии” блестящий монолог Белинского о русской литературе? Или в неоднозначный двадцатый век, когда только самиздат и фига в кармане. Одна из моих преподавательниц любит говорить, что в 60-е не было ни философии, ни политики, все было запрещено. И только поэты с писателями были, они проносили через цензуру политические идеи и были единственными настоящими критиками и борцами с режимом. В ее словах есть доля истины. Мало ли, какие там разборки Щелокова с Андроповым были, пусть даже они приводили к конкретным административным решениям. Спор Бродского с Евтушенко был той единственной политикой, которая и волновала всех.

Можно долго спорить на тему, правильно ли убивать старушек-процентщиц за идею. Или о том, прав ли был Жан Батист Гренуй, создавая величайший аромат путем убийства женщин. Это все досужий флуд. Меня другое зацепило. Кирилл Медведев, протестующий против насильника Трушевского – по сути Трушевский и есть. Выступая против насилия над женщинами и против оправдания насильником потому, что насильник – художник, он при этом оправдывает собственное насилие тем, что он – поэт. Строит удобный имидж очередного Творца, пострадавшего от Власти.

Мария СЕРГЕЕВА.

http://anaitiss.livejournal.com/659587.html


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

DVD-обзор
Гения заменить нельзя
Великолепная
«Романсы» ждут своего часа
Коротко
Концерт в приморской таверне
Размер не имеет значения?
Поп-музыка как средство оглупления


««« »»»