Андрей «Макар» Макаревич

Рубрики: [Музыка]  [политика]  [Скандалы]  

В блогосфере активно обсуждается участие основателя «Машины времени» Андрея МАКАРЕВИЧА в Марше мира и последовавшая за этим реакция. Предлагаем читателям «МП» записи из блогов некоторых деятелей шоу-бизнеса в защиту музыканта. Фото – самого известного отечественного рок-фотографа Игоря Верещагина.

Профессор ЛЕБЕДИНСКИЙ

– Хочу сказать всем, кто говорит дурные и глупые слова в адрес Андрея Макаревича про какой-то там фашизм, продажность, руку госдепа и прочую хрень. Вы сначала возымейте столько души, человеколюбия и таланта, как у этого замечательного человека! Он написал светлейшие песни для вас, козлов, на которых вы, к сожалению, так ничему и не научились.

Продолжаете злобствовать и пороть всякую чушь в его адрес, хотите запретить человеку иметь собственное мнение, даже если оно ошибочно, по вашему мнению? Вы – не русские, вы – мелкая злобная срань, достойная мировой помойки, не более. С вами не равенство (говно равно говну??) и не демократию (хаос бандитский?) строить, а только Северную Корею. Стыдно за вас. Нет, уже не стыдно, противно.

Евгений ФРИДЛЯНД

– Как же мне грустно, что украинские события не только разделили два братских народа, но и поделили граждан одной страны на два лагеря! Даже встречаясь с друзьями за чашкой чая или рюмкой водки, мы смотрим друг на друга с недоверием, задавая немой вопрос:

– Ты за кого?

И самое главное, что оба лагеря обвиняют друг друга чуть ли не в измене Родине! Я не хочу сравнивать нас с китайцами или индусами, но они же не пытаются стать частью западной цивилизации – они другие, самодостаточные и самостоятельные! Конечно, мы обязаны ценить общечеловеческие ценности, но путь у нас свой, особый, у нас и вправду Великая страна и наше несчастье, что последнее время нам не очень везёт на лидеров, но уверен, каждый из них, а именно из последних трёх: Горбачёв, Ельцин и Путин внесли серьёзный вклад, чтобы страна выжила, люди поверили в себя и встали с колен!

А ведь ещё каких-то двадцать лет назад мы вызывали только иронию и усмешки, попадая за границу! А теперь даже в странах-лидерах у России есть и поклонники, и заступники! А то, что мы все имеем противоположные мнения и никто за это не пострадал – разве это не очевидное демократическое достояние нашей страны?! Да Путин может быть трижды плохим, виновным и в коррупции, и в других грехах, но оскорблять действующего президента, тем более имеющего такой рейтинг, это недостойно нации! Также недостойно оскорблять и унижать несогласных! А пока и те, и другие не стесняются в выражениях, начинают неуместные сравнения с нашим прошлым, ничего хорошего ждать не следует. Или вы наивно думаете, что американцы нам пример для подражания? Я не могу с этим никак согласиться!

Многотысячные жертвы по всему миру, развязывание конфликтов, шпионаж, грабёж и разбой – это политика наших «партнёров»! Давайте будем чуть терпимее, не подогревайте страсти – войны не будет! А то, что жители Крыма в большей своей массе хотели в Россию и счастливы теперь этим – это «медицинский» факт. И несмотря ни на что, ни одна страна в мире не считает эту ситуацию обратимой. Об этом сказано и политиками, и экспертами, и так всеми нами любимой радиостанцией «Эхо Москвы». И перестаньте истерить по поводу Андрея Макаревича – он достояние нашей страны, даже где-то совесть эпохи и никто его не тронет. И пусть я с ним не согласен, но обливать грязью его на моей странице не позволю! И тебя, Андрей Вадимович, попрошу, не считать меня быдлом – ведь я вырос на твоих песнях и даже пил с тобой водку неоднократно.

Павел БРЮН

– Где-то в конце осени 1981 года в Москву, то ли по чьему-то недосмотру, то ли – наоборот, по заказу, приехал один американский футуролог. Имени его я не помню, но помню, что был он из Стэнфорда. И выступил этот футуролог с открытой лекцией в МГУ, где в ту пору на философском факультете обучался один мой старинный друг, который меня на эту лекцию и позвал. Аудитория была битком набита и студентами, и всевозможным деклассированным элементом вроде меня. По атмосфере и ажиотажу поначалу всё это было скорее похоже на рок-концерт, чем на лекцию. Масса знакомых, самых разных. Со Стрита, который рядом – в том числе или даже, скорее, в первую очередь. Понятно, что о том, что такое «футурология» у меня, например, были лишь догадки свойства скорее фонетического, чем какого-либо ещё.

На кафедру вышел средних лет подтянутый малый в штанах хаки и джинсовой рубахе. Лекция была посвящена перспективам геополитического развития СССР и Восточного блока в ближайшие 10 – 25 лет. Суть её состояла в некоторых тезисах и выкладках, которые показались мне поначалу шизофреническими, позже – заслуживающими серьёзного обдумывания в силу своей «крамольности» и обоснованности, а по прошествии многих лет – оказавшимися пророческими. В течение пары часов американский гость совершенно спокойно и, как выяснилось, весьма обоснованно, говорил о таких неизбежных вещах, как грядущие в ближайшем будущем дезинтеграция Восточного блока, распад СССР и воссоединение Германии… Интересно и то, что дело обошлось без переводчика, ибо выступавший в нём не нуждался. А это наводило на мысль, что СССР и Восточный блок знакомы ему не только из книг.

Тем не менее, кто-то в аудитории откровенно ржал. Кто-то – просто сваливал с лекции. Хотел уйти и я. Но мой друг удержал меня. За что ему – отдельное спасибо. Понятно, что во всё рассказанное на лекции хотелось верить. Почти до самого конца. Почему почти? А потому, что, по мнению профессора, все эти радостные, кажущиеся несбыточными метаморфозы могут быть и будут сопряжены с массой явлений свойства катаклизмического, от межнациональных и внутринациональных конфликтов, вплоть до возможности Мировой войны, которая уже при тогдашних вооружениях наверняка оказалась бы последней…

В ту пору и в моей жизни творилось великое множество радикальных перемен. Не впервые. И не в последний раз. Именно тогда, той осенью, я резко ушёл отовсюду, откуда только мог. Из Театра Пластической Драмы Гедрюса Мацкявичюса, из дома… Побежал от себя, короче говоря. И тут – такая лекция! С такими перспективами! Был и повод, и время, и обстоятельства, заставившие об этом обо всём призадуматься.

Осень потихоньку перекатилась в холодную зиму. И наступило 31 декабря – канун Нового года. А как встречался Новый год тогда? Ну уж не с «оливье» перед телевизором – это точно. Новый год встречался весьма динамично, скажем так. Сначала – в одних гостях, потом – в других. И так – несколько дней и ночей кряду.

Так, кочуя по ночной Москве с развесёлой компанией, вскоре после наступления 1982 года мы завалились в большую и хлебосольную квартиру на Ленинском проспекте, хозяином которой был не кто иной, как Андрей Макаревич. До той ночи мы встречались с ним неформально лишь однажды, в Питере, в гостинице «Прибалтийская». Ну очень неформально! Но речь не об этом. Плюс Андрей видел меня в спектаклях Театра Мацкявичюса, на которых бывал не единожды. Ну, и, понятное дело, я знал и «Машину…», и тех, кто в ней играл – кого-то лично, кого-то понаслышке.

Там же, в числе гостей были и Александр Кутиков, и Клабер Клаберский (он же – Виталик Розенберг, гитарист из «Арсенала», с женой Людой), и много кто ещё. Стоя возле огромного скелета обглоданной уже индейки, я разговорился с Макаревичем, и новогоднее «ни о чем» как-то круто переросло в мои воспоминания о Калифорнийском лекторе, поскольку впечатлился я его прогнозами не на шутку и решил поделиться ими с моим собеседником. Андрей слушал, как мне показалось, с интересом. И в конце моего рассказа спросил: «И – вывод?».

Ну, я, молодой-горячий, умный не по годам, лупанул себя кулаком в грудь и выдал: «Что ж тут неясного-то?! Надо валить!». Андрей же совершенно отчётливо и внятно сказал, что придерживается мнения диаметрально противоположного. Что раз грядут такие перемены и повороты – то нужно как раз не валить, а оставаться и дело делать.

…Прошло 10 лет с той новогодней ночи. Прогнозы Стэнфордского футуролога, как мы помним, сбылись. Я остался при своем мнении. Плюс, в силу объективных и субъективных причин, осенью 1991 года я-таки «свалил»: уехал работать сначала в Cirque du Soleil, потом – с Франко Драгоне, потом – с Селин Дион, «между делом» – с Питером Гэбриелом и много, с кем еще. Речь, опять же, не об этом.

…По прошествии 17 лет, в мае 2007 я вернулся, как мне кажется, домой, да и к тому себе, от которого я рванул очертя голову осенью 1981 года. Договориться с уже подзабытым самим собой было (и остаётся) непросто. Но не искать согласия с внутренним человеком, иногда ещё именуемым как Совесть, – нельзя. Теперь, время от времени, я слышу и читаю то, что говорит и пишет Андрей Макаревич, и понимаю, что в ту Новогоднюю ночь 1981-82 он-то был как раз в согласии с самим собой. Впрочем, наверное, он остаётся в этом согласии и по сей момент. При всём уважении, я не фанат «Машины Ввремени». Я не друг Андрея Вадимовича. Так, беглый знакомец… Просто подумал: А согласие с Совестью – разве не Заслуга перед Отечеством? Да и жизнь, прожитая в этом согласии – всё-таки прожита не зря.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Любимый мой» – хит сезона
Новости
Коротко
Принцип коллажа
«Ной»: Губит людей вода
Нежурналист Дина Гарипова


«««
»»»