Нежурналист Дина Гарипова

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

В принципе я гостям своей студии предпочитаю давать определение одним словом. Но в этом случае так не получится. Слова будет два. Голос России. Дина ГАРИПОВА. Мы встретились накануне её шоу в «Крокусе» 18 марта 2014 года.

«Сумерки» Анны Герман

– Это ваш первый сольный в Москве? Вы так готовились долго?

– Да, конечно. Это такой ответственный день и ответственное мероприятие. Очень хотелось, чтобы мы были действительно готовы к этому. Чтобы у нас была какая-то интересная программа или какие-то свои музыканты. Потому что всё равно с живым аккомпанементом это всегда звучит намного интереснее.

– То есть вы будете работать с новым коллективом 18 марта?

– Да. Но уже мы с ними работаем где-то с лета 2013 года. Тогда мы начали готовить нашу программу. И поехали в первый тур по городам России. Так что с ребятами мы очень подружились. Мы уже сыгрались.

– Кто репертуар подбирал? Вы сами занимаетесь этим? Или у вас есть продюсеры, которые определяют – на каком языке вы поёте и какие песни?

– Это обоюдно происходит. Потому что я сейчас работаю с компанией Universal как раз после проекта «Голос». И мы стараемся выбрать то, что будет нравиться всем нам. Это как песни какие-то хорошо забытые, которые ещё мои родители очень любили в своей молодости, так и новые какие-то композиции. Например, песня Анны Герман. У неё очень много красивых композиций. Но мы нашли одну, которая для меня лично стала новой. Я её никогда до этого не слышала. Называется она «Сумерки». Может быть, вы знаете её.

– Напойте. Просто, чтобы я понял, о чём речь.

– Могу мелодию просто.

– Ну, да, да. (Гостья напевает). Да, я знаю эту вещь. И тембром вы попадаете. Потому что у Герман очень специфический, узнаваемый голос. Мне кажется, очень сложно каверы делать именно Анны Герман.

– Довольно сложно.

– Хотя вы – специалист по каверам.

– Я достаточно часто исполняю кавер-версии всевозможных песен. Обычно это как раз перепевки старых композиций. Здесь вам виднее, похоже или нет. Но с песнями Герман были, конечно, сложности.

Non, je ne regrette rien Эдит Пиаф

– Я петь начала где-то лет в шесть. И в районе восьми лет, кажется, я поехала на Всероссийский конкурс. Там стала лауреатом. Этот конкурс называется «Жар-птица». Он проходит в Иваново.

– Это 1999 год был?

– Да.

– А вот что странно. Вы ведь на самом деле все время побеждали…

– Но не всегда.

– То есть были у вас какие-то поражения?

– Конечно. Как и у любого человека.

– Расскажите про поражения, я люблю.

– Это тоже закаляет характер. Поэтому я думаю, что человек должен уметь и проигрывать тоже. У меня были конкурсы всевозможные. И республиканские и городские, российские, на которых мне не удавалось завоевать каких-то призовых мест. Допустим у нас проходит в республике конкурс, который называется «Созвездие». И я в нём участвовала, ну, наверное, через год точно. И бывали годы, когда я могла завоевать там первое место, например. Бывали годы, когда я просто не выходила во второй тур. Происходило по-разному. Это тоже опыт. Это повод задуматься о том, что нужно что-то изменить.

Понимаете, меня как раз поражало всё время, что обычно в шоу-бизнес идут люди с такой верой в то, что у них получится. А у вас – при очевидных данных – мне кажется, всё время было так: вы удивляетесь тому, что с вами произошло. Я, знаете, это когда обнаружил? На полуфинале «Голоса». Я был за кулисами с Александром Борисовичем Градским. И как раз я говорю ему, что совершенно очевидно, что Гарипова станет Голосом России. И я помню, что я и вам сказал, а вы, понятно, были погружены совершенно в предстоящее шоу. То есть ведь дело не в голосе, не в том, что вы замечательно поёте. Это само собой. В вас же есть персонаж. Мне кажется, вы этот момент привлекательности своей как-то не учитываете. Неужели вы считаете, что просто так на «Голосе» миллион человек позвонил и за вас проголосовал. Что все эти люди, ну, как бы в нюансах вокала разбираются, что они могли оценить, как вы поёте. Они оценили вас, Дину Гарипову, такую, какая вы есть.

– Но это сложный вопрос для меня. Может быть, это зависит от воспитания моего с детства. Я привыкла быть довольно тихой, скромной. Я не думала, что когда-нибудь смогу победить в каком-то конкурсе на такую миллионную аудиторию. Для меня это всегда удивление. Я очень старалась. Во мне была какая-то внутренняя вера в себя. Я пыталась перебороть страхи, найти свою дорогу, найти свой стиль в музыке. Чтобы люди просто чувствовали искренность мою И, может быть, правда, передалась мне какая-то врожденная скромность. И я не могу поверить всегда в то, что я могу победить. У меня абсолютно разные стили были, в которых я выступала. Разные образы. Я играла в сказках всевозможных. Даже иногда негативных героев, что-то вроде бабы Яги, например. Я очень люблю какие-то характерные роли, где можно немножечко похулиганить.

– А в «Крокусе» вы в чём будете выступать?

– Это ещё пока на самом деле нерешённый вопрос. Потому что мне повезло в плане костюмов, платьев концертных. Потому что у меня есть хорошая знакомая, которая как раз занимается платьями. И мы с ней договариваемся насчёт новых вариантов.

– Я даже знаю, наверное кто.

– Это Ксения Рыкалина, да. Жена моего брата.

– Булата, да?

– Да. Но так получилось. Получилось очень удачно на самом деле.

– Насколько понимаю, ваш брат и вашим продюсером был?

– Ну нет. Единственное – он помогает мне по документальным, так скажем, вопросам, он намного лучше меня ориентируется во всевозможных юридических моментах. И я к нему обращаюсь за помощью.

– А почему продюсерская история с Градским не сложилась?

– Мы как-то не задумывались даже об этом. У нас не было такой цели. И Александр Борисович сразу сказал: «Я продюсерством не занимаюсь. Подсказать – подскажу. Совет, помощь – пожалуйста. Если что-то нужно будет в дальнейшем, обращайся».

Если мы говорим не про конкурс «Голос», а про следующий этап. Про «Евровидение», где вы заняли пятое место. А могли бы, как мне кажется, и первое. Если бы там Градский был, как вы считаете, был бы другой результат?

– Наверное. Было бы совсем всё по-другому.

– Было бы другое платье?

– Может быть, и другое платье. Может быть, и другая песня. Но всё равно в любом случае был бы другой результат, не ясно, конечно, лучше или хуже.

– Как? Вы считаете, что мог бы быть и хуже?

– Здесь, знаете, не зависит от человека, который помогает готовиться. Больше зависит от того, что люди выберут. Потому что это конкурс довольно субъективный, как не крути. Это конкурс, как и Александр Борисович говорит, симпатий. И неизвестно, в какой год что может больше понравиться. Там настолько всё на контрастах – не угадать.

– Я об этом же. Мне кажется, что Дину Гарипову не совсем было видно. Вас мало было.

– Но мнения разные.

– Вы недавно записали дуэт. Расскажите. Потом поговорим про дуэты вообще.

– Это случилось в декабре. Поступило такое предложение записать дуэт вместе с французским исполнителем, Garou. Garou известен по роли горбуна Квазимодо в мюзикле «Нотр-Дам де Пари». И когда они предложили, я не задумываясь согласилась, потому что очень люблю этого артиста. Мне очень нравится, как он поёт, его тембр голоса.

– Он на самом деле ведь наставник французской версии проекта «Голос».

– Да, он был наставником тоже. Поэтому мы с ним и на эту тему тоже пообщались. Есть что-то общее теперь. И мы записали песню. В принципе изюминкой этой песни стало то, что она исполнялась на французском языке. И куплеты пел мужчина. Припевы пела девушка, в данном случае я. И мы решили ещё поэкспериментировать и вставили туда русскую фразу одну, которая говорила, по сути, о смысле песни. Песня в переводе с французского называется «Слова на ветер».

– А напеть вы можете?

(поёт) Примерно так. Дальше у нас продолжение.

Чудесно, чудесно. Кстати, я помню, у вас же на французском была песня в финале «Голоса»? Из репертуара Эдит Пиаф. И когда с вами занимались прононсом, не вокалом, вот именно с точки зрения французского языка, то выяснилось любопытное дело. Дама, которая с вами занималась, мне потом рассказывала, что вы будете «Голос России», хотя, по её словам, на тот момент вы сами свою карьеру видели в журналистике. И говорили, что надо закончить учёбу.

– Конечно. У человека должен быть выбор в любом случае и хорошее образование. В данном случае я для себя выбрала журналистику, мне интересно было писать материалы, перечитывать что-то, искать. Это было по мне. И когда я училась – я учусь заочно до сих пор – начался телепроект. Все, конечно, изменилось. Но я понимала, что всё равно образование необходимо. И образование хорошее. В данном случае мне очень повезло с вузом, в котором я учусь в Казани. И я думаю, это не пропадёт. Это всё равно для меня очень хороший опыт.

– До сих пор?

– Конечно.

– То есть вы, оказавшись по другую сторону баррикады, не разочаровались в профессии? Неужели не достали журналисты, которые задают одни и те же вопросы всегда?

– Ну, это же всё нужно объяснить. Вполне естественно будут интересовать какие-то определённые вопросы. Естественно, они будут повторяться. И в этом ничего страшного-то нет. И, слава Богу, мне пока встречались хорошие журналисты.

– Вы – добрый человек просто, Дина.

– Ну, бывали, конечно, заметки, которые меня смешили.

– О, да, давайте. Какой материал насмешил? О чём была речь?

– Разное было. Фантазии были на тему моей личной жизни, о которой я в принципе никогда особо не рассказываю. Потому что не вижу смысла слишком много внимания этому вообще уделять. Писали, что я дочка какого-то нефтяного магната. Учитывая то, что у меня папа сейчас на пенсии после того, как работал преподавателем в Университете в медицинском, я, конечно, приходила и со смехом говорила: «Поздравляю! Ты – нефтяной магнат, судя по всему». Он, сидя на диване, говорил: «Здорово!». Мне приписывали и романы какие-то немыслимые.

– А с кем, например?

– Ну, во время «Евровидения», судя по материалам, которые выходили, у меня была и с ирландцем любовь, и с бельгийцем, и со шведом. То есть – я такая любвеобильная. Но это было читать, правда, смешно. И тут уж человеческую фантазию не остановишь. Пусть пишут. Ничего страшного я в этом не вижу.

– Я не будут спрашивать про личную жизнь. Но хотя бы можете рассказать о своей первой любви? О школьной, например? Или эти воспоминания тоже входят в разряд личной жизни?

– Конечно, все влюблялись. И первая любовь даже у меня была раньше, ещё в детском саду. Мы ходили на танцы вместе с мальчиком, который со мной был в детском садике. И я помню, что это было довольно мило, забавно. Мы могли пройтись, держась за ручку, смущались, краснели.

– А как мальчика звали, помните?

– Нет, не помню.

– А как он выглядел?

– Насколько я помню, просто обычный симпатичный темноволосый мальчик.

А у Гариповой есть типаж – я сейчас говорю не про отношения с кем-то – есть какой-то любимый мужской типаж? Кино вы смотрите и понимаете, что вот этот мужчина вам нравится, вот этот – не нравится?

– Это меняется, скорее, со временем, с возрастом. У меня никогда не было такого типажа, чтобы вот я думала, что только такой и никакой другой.

– Нет, я просто сейчас ставлю себя на место зрителей. Чтобы кто-нибудь бы понял, что у него есть шанс. Есть шанс добиться внимания Дины Гариповой?

– Да просто нужно быть человеком хорошим, и всё. Мне больше качества не внешние нравятся, а внутренние.

– Ну, это вы все так говорите.

– В любом случае, мне кажется, на лице написано, если у человека есть своё мнение, есть свой стержень, если он знает, чего он хочет. Если он достойно себя ведёт. Я, допустим, очень хорошо реагирую на улыбку. Мне кажется, что когда человек улыбается, у него вся его натура на лице выражается.

А я, кстати, когда читал анонс вашего концерта, заметил: вы будете петь на французском, итальянском, английском, на родных татарском и русском, само собой, и я понял, что немецкого не хватает, и подумал, а как бы Гарипова спела Rammstein? Вы же любите рок-музыку? На Scorpions ходили.

– Да, я люблю рок-музыку. Я даже как-то одно время пела «Нирвану». Как это странно бы ни звучало.

– Это можно скачать? В Интернете это где-то есть?

– Вряд ли. Мы тогда просто выступали с группой. Я, честно говоря, с трудом представляю, чтобы я спела Rammstein. Мне кажется, это очень такой своеобразный стиль музыки и вообще стиль исполнения, который очень сложно повторить. Если перепеть, то только в качестве кавера в изменённом варианте возможно.

– Мы же уже говорили, что вы – мастер каверов. Просто мне кажется, что вы ещё не выбрали свою музыкальную дорогу.

– Я скорее не могу себя просто ограничить. Потому что мне настолько интересно пробовать что-то новое, что сложно сказать, что всё, я буду петь только эстраду, там, допустим, только на русском и татарском языках. Всё. Не могу. Мне хочется постоянно что-то попробовать новенькое, попробовать, например, что-то джазовое исполнить или на каком-нибудь языке для меня новом. Мне интересно уловить звучание музыки и красоту языка.

Мне, кстати, специалист, который занимался с вами песней Эдит Пиаф, сказала, что у вас совершенно идеальное произношение. Что вы схватываете моментально, просто снимаете один в один. Что это – совершенно феноменальный какой-то талант, не имеющий отношения непосредственно к музыке? У вас ещё вот эти способности. Вы знаете об этом таланте своём?

– Мне говорили, да, но это преподавателю виднее, потому что она знает точно звучание настоящее, правильное.

– Но вы ведь не только на французском пели?

– Да, но я стараюсь обычно просто на слух воспринимать. Мне кажется, плюсом пошло то, что я изначально говорила на двух языках, на русском и татарском.

– У вас в семье на двух языках говорят?

– Да. То есть дома мы всё-таки чаще на русском общаемся. А если, например, я еду к бабушке или куда-то ещё, то там всё чаще звучит татарский. А в татарском языке есть некоторые буквы, которых нет, например, в русском, но есть во французском. И я как-то их сочетаю. И мне поэтому проще перестроить язык. Это может быть от слуха ещё зависит, может быть, от того, что на двух языках говоришь.

Time to Say Goodbye группы «Кватро»

– Скажите, в «Крокусе» будут дуэты?

– Будет обязательно с Сергеем Волчковым, победителем («Голоса». – Е.Д.) этого года. Будет с Эдвардом Кочаряном, который участвовал со мной в прошлом году в конкурсе. Приедет также пианист из Казани, с которым я общаюсь. Мы с ним будем татарские композиции исполнять. Данияр Соколов его зовут. И группа «Кватро», с которой я подружилась в прошлом году.

– Ясно. Наше время почти истекло. У нас такая есть традиция – это игра в правду. Как это выглядит. Здесь есть четыре фишки разных цветов и, соответственно, карточки этих же цветов.

– Я уже боюсь.

– Бойтесь! На карточках написаны вопросы. Вам, как журналисту, это должно быть понятно.

– Я надеюсь, это не что-то там из математики и географии?

– Нет, нет. Это в основном как раз из личной жизни.

– Тогда можно и ответить.

– Да. Вы можете отказаться отвечать на вопросы. Вам будет дано три попытки.

– Так. Очень интересно. «Вы делали фото уточкой?» Ну, знаете, только если в качестве шутки.

– Где можно посмотреть?

– Я думаю, нигде. Потому что это было исключительно, когда мы дурачились с друзьями и кто-то на телефон сфотографировал. И так это у кого-то на телефоне и осталось.

– Хотел бы я посмотреть, как Гарипова дурачится с друзьями. У вас друзья – в основном музыканты. Поэтому вы, наверное, и дурачитесь как-то профильно?

– Да, мы коверкаем песни, играем какие-то интересные вариации.

– Да, я это и имею в виду.

– Бывает. Так, красненькая. Эх! «Вы когда-нибудь корили своего партнера за то, что он зарабатывает недостаточно денег?» Для меня количество денег не было ключевым вопросом. И никогда бы я не стала корить кого-то за это.

– Но у вас на самом деле это ведь, мне кажется, достаточно сложный момент. Потому что сейчас вы, я так понимаю, зарабатываете очень и очень хорошо.

– Ну, больше, по крайней мере, чем было.

– Да, я думаю, что значительно. И просто вы, если этот параметр учитывать, сразу резко сужаете количество возможных партнёров, если мы про личную жизнь говорим. Потому что зарабатывать столько же, сколько вы, человек должен.

– Для меня это неважно.

– Хорошо. Последний вопрос.

– Так. Опять желтый. Ну, что же. «Притворялисл ли вы спящим, чтобы не уступать место в транспорте?» Интересно!

– Вот это я не могу себе представить.

– Я тоже. Нет, никогда такого не было. Если я вижу, что подходит человек, которому нужно уступить место – человек старшего поколения, например, или беременная девушка – я всегда уступлю. У меня никогда не было с этим проблем.

– А притворяться вообще приходится иногда? Вообще шоу-бизнес – считается, что это искусство притворства.

– Я вряд умею притворяться. Потому что на мне сразу будет видно, что я говорю что-то неправдивое или как-то притворяюсь. Если притворяться, то только в шутку и с друзьями. Так в рамках игры какой-то может быть.

– Я верю. Спасибо вам.

– Спасибо.

– А для себя я делаю вывод, что с правдой лучше не играть. Журналист Гарипова со мной согласится, наверное.

– Определенно.

Евгений Ю. ДОДОЛЕВ.

Фото Александра СИВЦОВА («Москва 24») & Руслана РОЩУПКИНА («Первый канал»).

ОТ РЕДАКЦИИ. Полная версия беседы включена в книгу из серии «24 кадра правды pro…», которую выпускает издательство «Олма медиа групп».

В качестве P.S. – отчёт о шоу, которое мы, собственно, и пиарили в эфире (с сайта km.ru):

Певица взяла зал скромностью и задушевностью. К тому же в концерте принимал участие струнный оркестр, который добавил красок и в романсах («Любовь и разлука», «А напоследок я скажу»), и в медленных песнях на татарском языке («Казлары», «Ышанам»). Ближе к финалу Дина заявила, что её народ поёт не только грустные песни и в подтверждение представила залихватское диско «Урман егетэ». По сравнению с российским туром, Гарипова заметно расширила программу. Например, она исполнила балладу Angel, которую поклонники певицы полюбили еще в «Голосе» и постоянно с тех пор заказывали. «Колыбельную», написанную землячкой Гариповой из Зеленодольска, артистка посвятила своей маме. А песней из детского фильма «Мио, мой Мио» поддержала Чулпан Хаматову, которая привела на концерт детишек, опекаемых фондом «Подари жизнь». Высокий класс показали музыканты Гариповой, которые играли соло во время отлучек певицы за сцену. Особенно хорош был барабанщик Денис Кшнясев, активно общавшейся с публикой при помощи жестов. К сожалению, на концерте не смогли быть наставник Гариповой по «Голосу» Александр Градский и ещё один победитель телешоу Сергей Волчков. Зато поздравить певицу с дебютом на московской площадке пришел Евгений Кунгуров, исполнивший с ней «Эхо любви» из репертуара Анны Герман. Игривую Umbrella Гарипова спела с жизнерадостным и пластичным участником «Евровидения 2014» от Белоруссии Teo.

P.P.S. Градский сказал мне, что и не собирался на концерт своей воспитанницы; по словам АБГ, затея с «Крокусом» изначально была не слишком хороша для восходящей звезды – зал сложный и большой. По мнению Борисыча, лучше аншлаг в маленьком зале, чем пустые кресла – в большом; репутационно, считает Градский, это может навредить. Ну что же, время покажет.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Принцип коллажа
«Ной»: Губит людей вода
«Любимый мой» – хит сезона
Новости
Коротко
Андрей «Макар» Макаревич


««« »»»