«Ной»: Губит людей вода

Рубрики: [Кино]  [Рецензия]  

В российский прокат вышел фильм Даррена Аронофски «Ной». В главных ролях снялись Рассел Кроу, Дженнифер Коннелли, Дуглас Бун, Эмма Уотсон и Энтони Хопкинс.

Фильм, как может показаться из названия, должен быть основан на библейских событиях, однако, многие элементы были заимствованы из апокрифов – неканонических текстов, которые церковь официально не признаёт частью святого писания. Этот момент зрителям необходимо уяснить сразу, чтобы не оказаться при просмотре безоружными. Традиционная христианская история претерпела множество изменений, получив ряд фэнтезийных элементов: герои тут колдуют, общаются с падшими ангелами, активно разгадывают значения своих снов. При этом Бог не общается ни с кем лично и ни разу не появляется на экране – все указания Ной получает через видения.

Потомки Каина, согрешившего, убив животное, а потом и собственного брата, расплодились и расселились по всей земле, неся на себе печать порока и скверны. Бог хочет уничтожить человечество, чтобы начать всё с начала, а своим орудием выбирает Ноя: именно потомку Сифа являются видения о Всемирном потопе и ковчеге, в который надо собрать каждой твари по паре. «Проклятый род», впрочем, не желает погибать, так что предпринимает попытки по захвату спасительного судна. При общей фэнтезийной подаче сюжета в фильм легко вписываются явные анахронизмы. Так, каиниты умеют не только обрабатывать металлы, но и создавать примитивное огнестрельное оружие.

Победив всех врагов и оставшись в ковчеге с семьей и животными, Ной задаётся глубокими вопросами: что есть праведность? достоин ли он сам того, чтобы выжить? должно ли человечество возродиться или замысел Создателя был в том, чтобы спасти только животных (лишь они всё время продолжали жить по законам Эдема)? Образ пророка в фильме и так далёк от канонического, праведного, но в этих размышлениях главный герой доходит просто до фанатизма и религиозного экстаза. За веру он готов убивать даже своих детей. Проникнувший на ковчег предводитель каинитов (разумеется, не имеющий отношения к первоисточнику) не кажется в фильме чужеродным элементом: он, подобно змею-искусителю, заставляет зрителей усомниться не только в верности первоначальной позиции главного героя, но и в его адекватности в целом.

Несмотря на то, что сюжетной канвой и концовкой «Ноя» едва ли кого-то можно удивить, картина умудряется все два часа держать зрителя в напряжении. Актёры играют прекрасно, с надрывом. Сомнения, истерики, страх, влечение, фанатизм – всё это так убедительно, что не сопереживать и не волноваться за героев просто невозможно. В ожидании развязки невольно могут возникнуть сомнения: будет ли Аронофски и дальше следовать первоисточнику или, может, предпочтет перевернуть всё с ног на голову? Неожиданно, но даже столь известный сюжет смог удержать внимание зрителей до самого финала, попутно заставив всех переживать, а то и плакать во время просмотра.

Фильм наполнен любовью, но к этой любви главный герой приходит с трудом: через страх, боль, жестокость и одиночество. В то же время надо понимать, что Даррен Аронофски добавил к христианским идеям свои собственные. Так, герои не едят мясо, проповедуя вегетарианство – мясо же едят только каиниты, причём зачастую жестоко убивая ради него и ведя себя откровенно варварски. А уж как заботливо и красочно режиссёр выводит быт и природу того заповедного края, где семья Ноя живёт до прихода охотников! Тому, как показаны эти прекрасные пейзажи, позавидовал бы даже National Geographic. Остаётся невольно удивляться, как сам Аронофски не оставил привычную жизнь и не переехал в Исландию, где снималось кино.

На выходе мы имеем добротно снятый фильм, популяризирующий религию. Здесь есть элементы фэнтези, боевика и драмы, при этом сцены создания мира, несмотря на библейскую основу, тесно переплетаются с существующими естественнонаучными концепциями. В чём-то «Ной» напоминает и философский трактат с чётко прослеживающимися идеями. Однозначно можно сказать, что фильм не понравится тем, кто воспринимает Библию исключительно дословно, а вот остальных работа Даррена Аронофски просто не может не пронять.

Павел СОЛОМАТИН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Коротко
Андрей «Макар» Макаревич
Принцип коллажа
Нежурналист Дина Гарипова
«Любимый мой» – хит сезона
Новости


««« »»»