БОРИС ЗОСИМОВ: Я ДОСТАТОЧНО НЕГЛУПЫЙ МУЖИК

(Б.З. о моральных принципах, об “Акулах пера”, о Киркорове, о многостаночниках, о Лисовском, о фатализме, о юной половине, об имидже и засветке, которая только в тягость, о Сташевском)

– Ошибка думать, что в шоу-бизнесе любить приходится. Ошибка и малодушие думать, что в шоу-бизнесе ты обречен водиться с людьми, которые с тобой повязаны общими интересами. Вовсе не обязательно. Каждый сам выбирает, КАК, С КЕМ и ЧТО. Хотя и то сказать: это редко бывает – когда просто любишь. Это еще и дар – так любить, просто. Я очень стараюсь окружать себя людьми не по принципу и степени громкости имени, но по принципу и степени приятности, а это громкостью фамилии не определяется.

Я говорил, и могу повторить, потому что привык отвечать за свои слова, что я один из немногих людей в этом бизнесе, который любит музыку. Это так просто, что кажется – зачем об этом говорить? Но ты сам знаешь, Отар, и все знают, что у нас за положение с любовью к музыке со стороны тех, кто по определению должен быть одержим ею! Я же… мне что? Мне стесняться нечего. Я сам превратил музыку и в хобби свое, и в дело жизни. И я не отношусь к тем, что пошел в этот бизнес по наивному и дремучему представлению, что здесь легко. О, как это смешно! Все они очень скоро поймут: в этом бизнесе невозможно ничего сделать, не любя музыку, не понимая ее.

Мне самому неловко за отдельных… шоу-бизнесменов, которые сейчас заполонили все вокруг – во всяком случае, такое впечатление создается… При таком засилье настоящих не видать… Ты знаешь, я пока отказываюсь от “Акул пера”, но я страшно хочу, чтобы на меня наехали. Да, Отар, страшно хочу! Я договорюсь (какой-никакой, но авторитет у меня все-таки есть, как ты считаешь?) с теми, кто делает программу, чтобы ничего в ней не убирали. Я не боюсь, не надейся, с вами сразиться. Я достаточно неглупый мужик, опыта у меня тоже вдоволь, умею общаться с аудиторией, не хам, вот хамить – Боже упаси, никому не собираюсь. Но я вас всех уберу, Отар, и тебя первого. Со всей ответственностью это заявляю. Я не знаю ваших вопросов, но я уберу вас. Как вас убрал Филипп. Киркоров – умничка. Он умничка. В той передаче он из вас дураков сделал, ну согласись. Умница! Так изящно послать вас… отшить, что называется. Я получил удовольствие… Потому что вы… потому что вот ты, Отар, – кто? Ты себя раскручиваешь, когда с артистом общаешься, а не наоборот, как должно быть. Но у твоей методы есть, конечно, плюс… Ну, если не плюс, то какая-то изюминка, которая более-менее сносная: ты себя раскручиваешь, так? Ну вот. Ты абсолютно прав. Но это слишком видно, Отар, вот в чем проблема! Зачем такая спешка тебе? Ты сделаешь себя, непременно это случится. Но не надо этот план впихивать в полгода… Учись ремеслу лучше. Кстати, может быть, к тебе это относится в гораздо меньшей степени, чем ко многим, но тоже относится… У нас нет ни одного профессионального музыкального журналиста. У нас есть многостаночники – люди рукастые, беспринципные, малоумеющие. Ты – самый яркий тип таких, ты прости, неумех. Будь эксклюзивным! Это – почти синоним профессиональности. Присягнул на верность жанру – служи ему. Присягнул на верность изданию – служи ему. А не порхай…

Вообще меня и раньше тянуло, и сейчас (а сейчас еще более) тянет к людям, которые – надежные. Щепетильные. Я могу тебе назвать несколько имен. Ну, например, Лисовский Серега. Он – надежный. Он – сильный. Один из самых сильных в этой стране. Жутко талантливый человек. Порядочный. У нас были совместные какие-то затеи, он показал себя очень достойно. Что бы о нем сейчас ни судачили, я-то его знаю. Я знаю, что он выстоит, я знаю, что он – невиновен, я знаю, что я всегда буду верен ему. Жалко, что раньше у нас не было нормальных отношений, и к тому, что имеем сейчас (имеем нормальную крепкую мужскую дружбу), мы пришли много позже. В какой-то степени (я думаю, ты поймешь мою мысль) он – жертва перелома, который сейчас происходит в бизнесе. Он просто жертва, но, Отар, этот статус – он же не вечный.

Все его обсуждают (впрочем, как всякого сколько-нибудь известного человека) только с колокольни слухов. Никто ничего не знает, а все только доверяются слухам, а они в большинстве своем же абсурдны… Ну, самый абсурдный – будто в нашем шоу-бизнесе есть огромные деньги. Там – да, там они есть. Но в нашем шоу-бизнесе, Отар, денег нет! Чего ты так смотришь? Нет их у нас! Ну, есть деньги, достаточные для того, чтобы купить дачу, две дачи, квартиру, три машины на карйний себе купить… Но разве это те суммы, которые подразумеваются? Это смешные деньги. Они будут – большие. Но через очень много лет. Через очень много лет. При следующем поколении… А почему сегодня такие иллюзии у всех? А потому, что все мы участвуем в игре. Мы надуваем щеки. И эта надутость есть закон жанра. Закон этого бизнеса. А сколько у кого денег, это никому не будет известно.

Я хожу без охраны, потому что я фаталист. Что это значит? Это значит, что я нормальный человек, не лишенный чувства страха, но понимающий, что если… то какая охрана, Отар, о чем ты говоришь?

Но на эту проблему как посмотреть: фатализм фатализмом, а со всех сторон уговаривают: процент криминала не так уж низок в нашей сегодняшней обстановке. Я не паникер, Отар, но и легкодумным-беспечальным я никогда не был.

Ну, конечно, как ты можешь обойтись без справки о третьем браке! Полина – это, наверно (так я для себя объясняю этот феномен), Бог мне послал дар свой за то, что я не такой уж худой человек. Вознаградил за все. Это женщина, которая – моя (ну, ты, надеюсь, понимаешь, что речь не о собственнических ужимках?). Моя. Эта гармония дорого стоит. Может, всей жизни. И мои сантименты, Отар, – сантименты человека, такого счастья уже, собственно, и не ждавшего от небес… Вот же, оказалось возможным.

С ней даже моя Лена (дочь Б.З. от первого брака. – О.К.) задружилась, что невероятно, потому что для меня всегда отношения, скажем так, моих герлфренд с моей дочерью были мигренью… это при том, что дочь крайне, во вред себе даже, бесконфликтный человечек… Но тут!

Сама Лена – вот теперь я вижу, КАК она грезит о сцене. Некоторое время назад, Отар, по этой причине – я не видел в ее глазах огня, рвения, готовности умереть за это дело! – я отказался ей помогать, что было достаточно тяжело сделать обожающему отцу. Но этот отец, слава Богу, оказался человеком, как ни странно, неглупым. Не стал спекулировать своим именем… А теперь и спекулировать не надо: теперь она горит. Горит! Поглядим.

Я самым настоящим, искренним образом недоумеваю: ну, кому я интересен? Кому? Человеку с улицы, на которого мы все – и ты, Отар, и ты, чего улыбаешься? – в конце концов работаем? Нет же! Я ему неинтересен. Ему интересен Вова Пресняков, вот кто ему интересен. Пугачева и Киркоров – великие артисты. Влад Сташевский. А я что? Между прочим, никто из людей нашего ряда не желает засветки. Мы это прошли, Отар. Ни Лисовский, ни Намин, ни Крутой, ни я не хотим этого.

Не знаю, как они, я могу тебе сказать, чего я хочу: хочу, чтобы в стране стало меньше идиотизма, чтобы честно зарабатывались деньги и со вкусом тратились, чтоб близкие здравствовали… и, кстати, чтоб “фанера” кончилась – вот этого я не понимаю.

Исповедь принимал Отар КУШАНАШВИЛИ.

От исповедника: Борис Зосимов породист и некичлив. Когда бы в знали, насколь редкостна такая характеристика для наших! Он невероятно ироничен, что общение с ним превращает в шоу. Шоу с двойным дном: кроме улыбок и приступов смеха, включается мозг, и, вы знаете, как вам ни покажется сие странным, не выключается. Зосимов его (то есть тебя – визави) держит в напряжении.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Коротко-18
ЭЛТОНУ ДЖОНУ ЕСТЬ, ЧТО СКРЫВАТЬ
ВАДИМ СТЕПАНЦОВ ОЧЕНЬ ЛЮБИТ “РОДНУЮ МАХРОВУЮ ПОПСУ”
“ЗАЛ СЛАВЫ РОК-Н-РОЛЛА” В КЛИВЛЕНДЕ ОТКРОЕТСЯ С МУЗЫКОЙ
КУТУНЬО СНОВА В ГОСТИ К НАМ
Анонс-18
БЛАГОРОДCТВО УИТНИ ХЬЮСТОН НЕ ОСТАЛОСЬ НЕЗАМЕЧЕННЫМ
ВЕТЛИЦКАЯ НЕ ПЕЛА С МИСТЕРОМ МАЛЫМ
ВОЗМОЖНО, ВМЕСТО THE ROLLING STONES ПРИЕДУТ ПЕЙДЖ И ПЛАНТ
“СЫН И ДОЧЬ” ЛЕОНИДА ПОРТНОГО В “МОСКОВСКОМ”
REM И PEARL JAM ПРОТИВ TICKETMASTER
МАСШТАБНАЯ РАБОТА САРУХАНОВА ЗАВЕРШЕНА
ГРУППА EAST 17 – ЖЕРТВА МОРОЖЕНОГО
КАЗАЧЕНКО НА ПРАЗДНИКЕ РУССКОГО ЗОЛОТА
“ГОЛУБАЯ” “ПОЛИЦИЯ НРАВОВ”: “НЕ ОБЕЩАЙ”
КИРКОРОВ – “ПРАЗДНИЧНЫЙ ПЕВЕЦ”
МАЙКЛ ДЖЕКСОН В ПОЛНЫЙ РОСТ
BAD BOYS BLUE И CAPELLA РАЗВЛЕКАЛИ КИЕВСКУЮ МОЛОДЕЖЬ
АЛЕКСЕЙ НИКИТИН НЕ ЛЕТАЕТ ФИНСКИМИ САМОЛЕТАМИ
WARNER BROS. ОБИДЕЛИ ФЕМИНИСТОК
POLICE ВОЗРОЖДАЮТСЯ?
СОВСЕМ ПРОПАВШИЙ ИЗ MANIC STREET PREACHERS
ЮРИЙ ЛОНГО СПАС МАРГАРИТУ МИРОНОВУ
ROLLING STONES УЖЕ НЕ ТЕ
“ЛИМИТЧИКИ” ХОТЯТ ПОКОРИТЬ АМЕРИКУ
КОРТНИ ЛАВ ХОТЯТ ЛИШИТЬ МАТЕРИНСКИХ ПРАВ
МЕЖДУ КОНЦЕРТАМИ “АГАТА КРИСТИ” ОТКЛЮЧАЕТСЯ
RADIOHEAD И ELASTICA ПОГОРЕЛИ
БЕССОННЫЕ НОЧИ – В ГОРОДЕ ПРАЗДНИК. НАЧИНАЕТСЯ “СЛАВЯНСКИЙ БАЗАР”
Я ХОЧУ УЙТИ В ФОТОМОДЕЛИ
СТАРТОВАЛ ОЧЕРЕДНОЙ “КУК-АРТ”
МАЙКЛ ДЖЕКСОН ПРОТИВ ЕВРЕЕВ?
“ПОДАЙ МНЕ ЧЕРНЫЕ ПЕРЧАТКИ. СКАЖИ, ЧТО ДОЖДЬ – ДЛЯ НАС ДВОИХ (НАЯРИВАЕТ)…” ВАЛЕРИЯ. “АННА”. БЕКАР РЕКОРДЗ
ФИЛЬМ КАТЕГОРИИ “Б”
ВИКА ЦЫГАНОВА ОБВИНИЛА “ПРОГРАММУ “А” В КОРРУПЦИИ


««« »»»