БОЛЬШАЯ ТУСОВКА В СТИЛЕ БУРЛЕСКА

После вечера памяти Е.Харитонова в ЦДЛе меня обругали, кажется, все, кто только мог обругать. И вот, одной строкой отмахиваясь от комариных укусиков завистливых журналюжек-неудачников и злобных кретинов-критиков, “сдаюсь без боя”: да, я самый плохой, я самый беспринципный, самый оголтелый, самый наглый – самый-самый… В который раз убеждаюсь в справедливости русской народной пословицы (или поговорки) “сам себя не похвалишь – ходишь, как обосранный”. Идет мне 20-й годок, тогда как “скромность украшает только девушек, и то до 18 лет”, как любит говаривать горячо любимая мною М.В.Розанова. Одна беда: “когда Господь людям скромность раздавал, меня дома не оказалось” (цитируя героиню “Тихого Дона”). И еще одна цитатка перед тем, как выдать очередной бурлеск (это мое любимое слово теперь): “Я – явление мощное, и когда мне становится тесно в рамках одного жанра, я без церемоний перехожу в другой жанр”, – повторяю я вслед за “основоположным” Лимоновым, тем более что о нем и речь.

Недавно в музее Маяковского состоялся хэппенинг, посвященный жизни и творчеству русско-французского национального героя. Смысл этой концептуальной акции сводится к массовому, коллективному издевательству организаторов над зрителями. Согнать как можно больше публики, а потом поинтересоваться между прочим: “А чего пришли-то, чё надо?” Вообще, за такие вещи нужно расстреливать без суда и следствия (куда смотрит прокуратура? Это же и есть “злостное хулиганство с особым цинизмом” – ст.206, ч.2!). В стране жрать нечего, а они, блин, хэппенинги устраивают, суки!

В качестве основного экспоната был выставлен сам национальный герой – Эдуард Вениаминович Савенко-Лимонов, сидевший в маленьком помещении, похожем на клетку, за дверью с табличкой “С экспонатом не разговаривать и руками не трогать!” Он беспрекословно подчинялся требованиям автора проекта концептуалистки Ольги Дарфи и перемещался с места на место только по ее командам. Когда кто-то из фотографов или операторов просил его попозировать, Эдуард коротко отвечал, что он – экспонат, не имеющий права на самостоятельность и инициативу.

К общему удивлению и удовольствию собравшихся, Лимонов впервые за последние несколько лет продемонстрировал блестящее концептуальное мышление, в котором ему уже, кажется, навсегда было отказано ретивыми ортодоксами как слева, так и справа. Он сам, судя по всему, несильно переживал по этому поводу, поскольку авангардная хулиганская закваска всегда выдавала себя в каждом его слове и шаге. Сейчас, когда его мечты сбылись, и он стал живым классиком, и мода на него переросла в культ, а тинэйджеры носят прически “ай-Лимонов” и майки-”лимонки” (подобный оборот событий Эдуард предсказал еще до эмиграции в 1974 году в тексте “Мы – национальный герой”), он – единственный, кто может позволить себе столь эксцентричные забавы. О, необычайная сила печатного слова!

Перечисление персонажей тусовки -– это то, ради чего я и писал этот бурлеск, поскольку имена говорят сами за себя: Стас Садальский, пришедший, по своему обыкновению, в сопровождении двух высших чинов МВД, Владимир Бондаренко, зам.главного редактора “Дня”, британская флегма Том Бирченоу – главный редактор журнала “Москоу Гардиан”, дочь Галича актриса Алена Архангельская, большой шутник Николай Мишин – главный редактор издательства “Палея”, предоставивший для экспозиции едва ли не самый ценный экспонат – утюг, которым Лимонов еще в конце 60-х годов гладил собственноручно шитые брюки, Катя Метелица со “Свободы”, главный редактор “Столицы” Андрей Мальгин с эскортом из двух неизменных телохранителей, Гриша Нехорошев с “Би-би-си”, главный редактор издательства “Глагол” Александр Шаталов, критик Олег Давыдов, впервые назвавший Егора Гайдара некрофилом и некрасивым, один из лидеров Национал-большевистской партии, внук первого секретаря Чечено-Ингушской компартии Тарас Рабко, шоумен и художник из Питера Владик Монро, изобретатель “бикапонической музыки” Гарик Виноградов, Артем Троицкий в зеленом пальто, замечательный художник и модельер Андрей Бартенев и многие-многие другие – молодые тусовщики, фашисты, журналисты-гомосексуалисты. Теле-, видео- и фотокамеры топорщились из всех углов. В туалете мастурбировали трое наркоманов. На нескольких квадратных метрах сошлись люди самых разных идеологических направлений, политических взглядов, эстетических привязанностей, социальных статусов и сексуальных ориентаций. Все смешалось в музее Маяковского, и никто никому не бил морду. Одно слово – консенсус!

Ярослав МОГУТИН,

нескромный американский культуролог.


Ярослав Могутин

Собкор «Нового Взгляда» в США

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГОЛОСУЮ ЗА ЖИРИНОВСКОГО?!
УБИЙСТВО В СУДЕ
КРУТОЙ МАРШРУТ
ОДИНОКИЙ ВОЛК
КОШМАРЫ ВИКТОРА МЕРЕЖКО
Черный юмор 47
СТРЕЛЕЦ . Эротический гороскоп
МОСКОВСКИЙ ЗОМБИ
“ТАНЦЫ-ШМАНЦЫ” ОТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
БУДЕМ ЛИ ГОЛОСОВАТЬ ЗА БОЛЬШЕВИКОВ?


««« »»»