ОДИНОКИЙ ВОЛК

Республиканский центр репродукции человека возник сравнительно недавно, но уже снискал хорошую славу. Не зря Дмитрий Дибров, известный тщательным отбором гостей в студию IV TV-канала, не раз предпочтение отдавал Андрею АКОПЯНУ, кандидату медицинских наук, заведующему отделением уроандрологии и пластической хирургии.

– Андрей Степанович, знаю, что ваш центр занимается операциями по изменению пола. Эта сфера вызывает наибольший интерес людей.

– Хотя по большому счету это своего рода тупиковая ветвь в медицине.

Дело в том, что транссексуалы – небольшая группа людей. По статистике – один на сто тысяч человек. Мы выполняем 800-900 операций в год, из них только 40-50 по изменению пола.

– Может, причина интереса в том, что в прессе мало можно узнать о транссексуалах?

– Я считаю, что этому вопросу уделено больше внимания, чем он того заслуживает. Ничего сверхвыдающегося в проблеме транссексуализма нет. Представьте, что кроме истинного пола, или, как мы называем, гонадного, существует еще генетический, гражданский, психофизиологический пол, сексуальная ориентация. В целом это восьми-девятикомпонентная система. Надо дать возможность человеку жить в соответствии со своим телом. Слава Богу, современная оперативная технология такое позволяет.

– Как психически влияет на пациента такая операция? Страшно представить: уснул и проснулся без своих достоинств.

– Бывают эпизодические психические срывы, особенно при изменении пола из мужчины в женщину. Но это происходит, как правило, если недоработали с пациентом до операции. Ведь это не минутный процесс. Не бывает, чтобы человек пришел и сказал: сделайте из меня женщину. Операции предшествует длительное обследование у психиатров, смена паспорта, с которым человек живет год, а то и два. Необходимо время, чтобы ощутить себя особой другого пола. Операция – завершающий этап.

– У вас не возникает чувства, что вы вмешиваетесь в дела природы?

– Надо сказать, что религии по-разному относятся к этому вопросу. Христианская, например, выступает против смены пола. Но мы понимаем, что приносим облегчение конкретному человеку. Когда перед тобой сидит человек-мученик, в тело которого попала чужая душа, тут уж рассуждать не приходится. Собственно, в таком случае можно осуждать и удаление избытков жира с бедер или круговую подтяжку лица. Почему бы не сделать то, что делает людей красивыми?

– А существует ли принципиальная разница между транссексуалами и гомосексуалистами? Их часто путают.

– Сравнивать эти понятия нельзя. Транссексуализм – это полное ощущение своей принадлежности к другому полу. Например, мальчик с трехлетнего возраста мыслит, как девочка. В 15-16 лет он уже влюбляется в мужчину и стремится изменить пол. Попробуй предложи гомосексуалисту прооперироваться, да он в ужасе убежит от тебя.

– Андрей Степанович, давайте поговорим о чем-нибудь личном, касающемся вас. Помнится, как в передаче у Диброва вы откровенно поведали о семейных проблемах. Это не является ударом по имиджу?

– Я не беспокоюсь об имидже, потому что нормальные поймут, а дураки… Что с них взять? А вообще я считаю, что по молодости у меня была хорошая школа.

– Холостятская жизнь – штука сладкая. Бытовуха не прижимает?

– Готовить и стирать – не проблема. Хоть соседке заплати, она все сделает. Ведь жена в принципе это не то, что одевает и стирает. Дело в том, что я женился очень рано – будучи еще студентом, в двадцать лет. Естественно, я свое еще не отгулял и принялся восполнять упущенное. Супруга к этому времени родила уже второго ребенка.

– В донжуаны подались?

– Я бы так не сказал. Хотя вряд ли в этом городе есть вещи, которые бы я не видел. Конечно, жена этого не выдержала. Я подчеркиваю, что именно жена меня бросила. В моей родне вообще не было разводов, и я бы сам на это не пошел. У меня мать – русская, а отец – армянин. Я вырос в России и по духу и воспитанию считаю себя русским.

– Чувства раскаяния в содеянном у вас нет?

– Мне 35 лет. Я свободен в своем выборе. Я даже благодарен бывшей супруге, что она дала мне свободу. А с детьми у меня сохраняются прекрасные отношения. По большому счету, если поставить в один ряд все существующие ценности: деньги, власть, общественное признание, на первом месте самое сладкое – свобода. Что нужно волку? Воля и охота.

Я не однолюб. У меня есть любимые женщины. Но после того брака у меня сформировался стойкий комплекс страха. Сейчас, может быть, я и воспитал бы в жене то, что нужно мне. Но тогда я был просто пацаном и не был готов к семейной жизни.

– Вы находите время для отдыха?

– Мы, врачи, люди не светские. Столько людских бед и трагедий насмотришься, что хочется дома после работы свернуться калачиком и что-то прочитать или посмотреть. Ходить в театры или в гости – это уже нагрузка. И потом, разве это отдых – стоит тебе появиться где-нибудь, как разговор опять идет все о том же: почему мальчик захотел стать девочкой и что надо сделать с сиськой или писькой?

Агаси ТОПЧЯН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ТАНЦЫ-ШМАНЦЫ” ОТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
БУДЕМ ЛИ ГОЛОСОВАТЬ ЗА БОЛЬШЕВИКОВ?
ГОЛОСУЮ ЗА ЖИРИНОВСКОГО?!
УБИЙСТВО В СУДЕ
КРУТОЙ МАРШРУТ
КОШМАРЫ ВИКТОРА МЕРЕЖКО
БОЛЬШАЯ ТУСОВКА В СТИЛЕ БУРЛЕСКА
Черный юмор 47
СТРЕЛЕЦ . Эротический гороскоп
МОСКОВСКИЙ ЗОМБИ


««« »»»