Дмитрий Мишенин: «Взгляд» со стороны

Рубрики: [Интервью]  [ТВ]  
Метки:

Дима Мишенин

Мне нужны сердюковы. В чем плюс экс-министра Сердюкова и чем он хорош? Да, возможно, вороват и наверное с Васильевой они накуролесили, но дело в том, что, будучи человеком со стороны, он сумел провести военную реформу. Смог делать то, на что ни один из профессиональных военных не отважился бы – увольнял. Выпускник Ленинградского института советской торговли это не «суворовец» ни разу.

Одно дело прийти в структуру и выполнять волю высшего руководства, иное – вырасти в таком мега-коллективе, как армия и затем отправлять в отставку своих экс-приятелей по училищу. Или бывших сослуживцев. Или их друзей. Или друзей их друзей. Или приятелей родственников друзей.Совершенно иной контекст. Мне по приказу владельца доводилось громить редакционные коллективы, игнорируя реальные заслуги журналистов (начиная от делового еженедельника «Компания» до гламурного FHM) и я понимал, что проработай я с ними год всего – рука бы не поднялась.Теперь по делу. Работая с 2009 года над линейкой книг о «Взгляде», я сделал открытие из разряда «секрет Полишинеля»: никто из опрошенных создателей культового ТВ-проекта не готов быть беспристрастным. И это понятно. Я и сам книгу о самом именитом «взглядовце» Владе Листьеве назвал «Пристрастный реквием».«Я ведь к “Взгляду” отношения не имел(а)» часто отвечали мне респонденты. Так ведь это и есть искомое! ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ!!!Это была прорывная программа. По драйву ни с чем не сравнить. И рейтинг-аршином не измерить. Кто и как воспользовался результатами штурма – иная песня. Костя Кинчев как-то заявил: «К несчастью я слаб, как был слаб очевидец событий на Лысой горе: я могу предвидеть, но не могу предсказать». Знаю я что напишут через 25 лет, к полувековому юбилею «Взгляда». И у меня есть свое мнение. Но скажу в который раз: я слишком дорожу своим мнением, чтобы делится им со всеми.И здесь я возвращаюсь к сердюковым. К 30-летию проекта (в октябре) выйдет новая книга. Под условным названием «ВЗГЛЯД» – ИЛЛЮЗИЯ ПРАВДЫ. Ключевым разделом в этой вещи планирую сделать раздел «Итоги». В котором хочу собрать мнения людей, чей суммарный взгляд мне представляются репрезентативным.Что думают «взглядовцы» про себя и других – я за эти годы изучил досконально. Мне теперь интересно, что знает страта, которая, как предположу, не сформировалась бы, не блесни 30 лет назад это ТВ-светило трехлетней вспышкой. Яркой и лаконичной, как пламя костра из высушенного (казалось дотла!) за 70 лет хвороста. На тление нынешнее не похожий.

В этом номере – разговор с Димой Мишениным, создателем арт-группы «Doping-pong» (dopingpong.info), пионером digital art в России & представителем нового русского романтизма в современном искусстве, который пять лет назад сделал шикарные эскизы для моей первой книге о «Взгляде».

ТО ЖЕ САМОЕ?

– Изменилось ли отношение к «Взгляду» за эти три десятилетия, Дмитрий?

– Да. Его забыли.

Как этот проект был сделан по мнению профессионального художника?

– «Взгляд» был весьма профессиональным телевизионным  продуктом на тот момент времени.

От заставки до ведущих – все было качественно. Но меня никогда не покидало ощущение, что это именно КГБ специально создал передачу для контроля информационного вещания на молодежную аудиторию.

У 15-летних, как я, советских школьников, доверия к ТВ уже тогда не осталось.

Мы, конечно, смотрели «Взгляд». И читали книги политиздата о массовой культуре, чтобы найти необходимую нам информацию, затерянную между строк, в потоке лжи журналистов-международников. Поэтому изначально было ясно: смотреть – можно, но верить – нельзя. Ведь все ведущие передачи – это московская золотая молодежь. Дети партийных чиновников и лауреатов госпремий. Иначе бы им всем не дали вести передачу на главном  канале страны.

Так нам казалось из Ленинграда в конце 80-х годов.

Что дал этот проект рок-движению страны?

– То же самое, что и Сергей Соловьев, снявший Виктора Цоя в «Ассе», и журнал «Советский экран»,  опубликовавший на обложке Костю Кинчева из фильма «Взломщик», – массовую аудиторию для питерского андеграунда. Позволил шагнуть рок-музыкантам из клубов на стадионы.

– Считаешь ли ты, что действительно «Взгляд» и рок-музыка развалили СССР?

– СССР развалили сами коммунисты, которые так и остались у руля управления погибающего корабля, сменив окрас и переформатировавшись в звериных капиталистов. Они так и не выпускали власть из рук все эти годы. Правда сейчас они не КПСС и КГБ, а носят другие названия, дружат с РПЦ и не чураются монархических идей. «Взгляд», советский рок – это как раз те явления, которые показали, что СССР мог рождать качественный и востребованный продукт. Они работали на имидж страны, а не против него.

«ПОЛИТОБОГРЕВАТЕЛИ» ЧЕСТНЕЕ

– Кто был любимым ведущим? С кем бы хотелось побеседовать?

– Листьев с задорными порно-усами и хитро мерцающими глазками для меня был самым подозрительным. Любимова я сразу счел образцовым выходцем из партийной номенклатуры. Интеллигентный Дмитрий Захаров был сметливее остальных и поэтому вызывал наибольшую симпатию, маскируясь под гика и безобидного ботаника. Ну, и в наиболее народного и доступного играл  Политковский, по всему своему виду, кажется, случайно оказавшийся в этой выхолощенной компании.

Но мне казалось, что все эти умники  – просто разновидности МИДовских  работников, получивших партийное задание на перестройку ТВ. И подобраны были диаметрально разные типажи как раз для того, чтобы втереться в доверие к максимально широким массам народа через телеящик. Как солисты бой-бэнда, каждый из которых был вдумчиво отобран хитрым продюсером, чтобы пленить абсолютно все капризные сердца девочек-подростков…

В этом плане Александр Бовин с «Международной панорамой» и Генрих Боровик с «Камера смотрит в мир» были намного честнее. Они открыто работали на идеологическом фронте. А во «Взгляде» сели те же самые журналисты международники, которые стали изображать «своих в доску» парней. Но они никогда не являлись таковыми для своих телезрителей. Мы были из разных миров, и все это выглядело довольно искусственно. Хотя и любопытно.  Со всеми было бы интересно пообщаться. Все – профессионалы своего дела. Но доверия никто не вызывал.

Что было самым заметным и достойным в этом проекте?

– То, что туда иногда попадали люди, кардинально отличавшиеся от самих ведущих. Те самые настоящие и реальные люди, которые без этой передачи никогда бы не попали на ТВ за один стол с подобными ведущими.

НЕМНОГО ПИТЕРСКОГО 

– Что-нибудь раздражало в этой передаче?

– То, что она московская и столичная, а значит заведомо фальшивая. Сергей Шолохов, в то же самое время работавший на Ленинградском ТВ, был намного ближе питерской молодежи. Он как будто был одним из нас. Своим. Между нами не было той пропасти, какая была между «взглядовцами» и советскими школьниками. Шолохов на тот момент был практически первым виджеем и показывал в эфире «Триллер» Майкла Джексона и «Аморальные истории» Боровчика, в общем – миксовал классику VHS кассет. А его «Ленин-гриб» стал высшим достижением советского телевидения и бессмертным шедевром.

Это было наше все, как и «Музыкальный Ринг». Да, «Взгляд» был программой, сделанной на высоком техническом уровне, с отличной студией, компьютерными заставками, оригинальными сюжетами, но 5 канал и «Пятое колесо» тогда были гораздо роднее, интереснее и, что самое главное, – актуальнее. Это как Ленинградский рок-клуб (с музыкой, хоть и сделанной «на коленке», но от этого не менее самобытной, экспериментальной и главное – наполненной смыслом), сравнивать с Московской рок-лабораторией, практически сплошь состоящей из имитаторов модных направлений, пусть и работающих на дорогом оборудовании.

Помнишь ли какой-нибудь «взглядовский» сюжет?

– Да. Эксклюзивный показ заключительных титров фильма «Асса» в одном из эфиров. Тогда впервые по ТВ прозвучали «Перемены» Цоя. Ведущие были реально вдохновлены происходящим «здесь и сейчас», и поэтому устроили танцы в студии под ленинградский рок. В тот момент я даже подумал, что, может, «взглядовцы» и золотая молодежь, столичные мажоры и бывшие МИДовцы, но уже не так сильно желают  работать на КГБ, а очень хотят стать нормальными ребятами, такими, как мы.

– Тебе доводилось сравнивать «Взгляд» и «До и после полуночи» Владимира Молчанова?

– Нет. Никогда. Передачу Владимира Молчанова я также уважал и смотрел. Но это был чисто развлекательный продукт. А «Взгляд» претендовал на актуальность и некую серьезность.

– Кого из «взглядовских» режиссеров кроме Константина Эрнста знаешь?

– Никого. Константин Эрнст раскрылся  больше в замечательном проекте «Матадор». Который лично на меня произвел гораздо большее впечатление, чем «Взгляд». Его передачи о Копполе и Фассбиндере раскрыли в нем незаурядного артиста.

Я уважаю его за эти смелые вещи, – когда он надел кожаную куртку и заговорил от лица культовых режиссеров, гомосексуалистов и наркоманов, с неподготовленными к таким откровениям зрителями. Мне очень жаль, что эти передачи сейчас не найти на торрентах, и они не выпущены на DVD. Это были весьма достойные авторские работы молодого Константина, пример зарождающегося нового российского телевидения, в корне отличающегося от того, что делал «Взгляд». Там не было фальши, имитации. Сплошное откровение.

– Это был новаторский эксперимент?

– Безусловно, «Взгляд» был инновационной передачей и лидером рейтингов. Мы все его смотрели и любили. Ругали, не доверяли, критиковали, но то, что это была революция на центральном ТВ, – это факт, который и тогда и сейчас не оспорить.

Сравнивать масштаб самого рейтингового (за всю историю ТВ) проекта и какой-либо фильм – по мне, странно. Но Дима, наверное, приведет контраргументы.

Ну и питерский комплекс с этой неприязнью к «мАскве» детектед, как говорится (напомню, Эрнст – тоже из Ленинграда, на всякий случай).

Не вполне справедливо, местами жестковато, но мне интересно; книгу украсит однозначно.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«2:22»: Не думай
«Трансформеры. Последний рыцарь»: Роботы Круглого стола


««« »»»