«Звезда», «В августе 44-го»… Кино, которое нужно пересмотреть

Рубрики: [Кино]  [Рецензия]  

Порой мы забываем кино. Мы забываем кино времён раннего кинематографа, в том числе и советского. Есть, конечно, шедевры военного кино того времени, которые прописались уже в генетическом коде русского человека, например, «…А зори здесь тихие» Ростоцкого, «В бой идут одни «старики»» Быкова, «Летят журавли» Калатозова или же «Судьба человека» Бондарчука, список можно продолжать очень долго. Но речь не о них, а о фильмах куда меньшего калибра, не обласканные любовью зарубежного критика/зрителя и международными фестивалями/премиями. О фильмах, которые забываются из-за потока низкокачественных современных картин на схожую тематику и по большей мере не оправданных попыток переснять старое на новый лад, то есть сделать ремейк. Одним из таких «забытых» (в широком смысле этого слова) фильмов является кинокартина Александра Иванова «Звезда» 1949 года. Почему именно эта работа советского кинематографа заслуживает пересмотра, мы рассмотрим на примере конкретного сравнения «Звезды» 49-го года с российской военной драмой «В августе 44-го» Михаила Пташука 2001 года выпуска, а также с одноимённым ремейком 2002 года под режиссурой Николая Лебедева.

Для начала установим точки соприкосновения фильмов Иванова и Пташука. Это две абсолютно разные истории, но у них есть кое-что общее: во-первых, действия развиваются летом 1944 года, а во-вторых, в центре повествования группа солдат, оперирующая в тылу. В «Звезде» тыл немецкий, а в «Августе» белорусский, но полный диверсантов, фашистских недобитков и антисоветских элементов, то есть тоже крайне неблагоприятная среда. Сюжет первого фильма заключается в том, что группе советских солдат предстоит отправиться фактически на самоубийственную миссию в тыл врага, откуда им нужно будет передать по радио чрезвычайно важную информацию в советский штаб. Да, сюжет этот нам всем очень знаком и часто встречается в современном кино, причём далеко ходить не надо, совсем ещё свежий голливудский блокбастер «Изгой-Один» рассказывает точь-в-точь похожую историю, но естественно в контексте фантастической вселенной «Звёздных войн». «В августе 44-го» повествует о контрразведчиках СМЕРШа (забавно, но за весь фильм сама аббревиатура ни разу не произносится), которым поручено в кратчайшие сроки отыскать диверсионную группу. 

С учётом того, что фильм Пташука идёт почти на полчаса дольше, чем картина Иванова, всё равно по насыщенности событий «Звезда» выигрывает. Нам успевают показать и советскую армию, и ситуацию в тылу, и характеры персонажей, и даже вполне любопытную любовную линию удаётся осветить. В «Августе» сказывается как раз этот уклон в современность, то есть если есть возможность показать побольше взрывов и погонь на автомобилях, то лучше показывать их, нежели уделить время героям и диалогам. Оба фильма основаны на книжных первоисточниках, но если Иванов сумел вытащить из повести Эммануила Казакевича максимум, то Пташук роман Владимира Богомолова «Момент истины» откровенно покромсал, причём настолько безжалостно, что сам автор обрушился на фильм с жесткой критикой, что целых три месяца активно призывал к отстранению режиссёра от производства экранизации, пересъёмке и чуть ли не к сожжению всего отснятого материала. В «Звезде» мы наблюдаем за историей аж семерых солдат, каждый из которых интересен по-своему. А в «Августе» кроме Евгения Миронова и Владислава Галкина никто больше и не выделяется (хотя с такой харизмой, что была у Галкина, он бы любой фильм спас (ну, кроме второй и третьей части «Утомлённых солнцем»)). 

В «Звезде» есть тот уникальный баланс лёгкого тона и серьёзности войны, что присущ многим советским фильмам. Солдаты подкалывают друг друга, но при этом видно насколько они дорожат каждым из отряда и осознают, на что согласились. Иванов замечательно передал боевой дух группы, душой которой без сомнений можно назвать сержанта Мамочкина. Показателен эпизод, когда группа тайно продвигалась по лесу в ночи, а сонный немец внезапно проснулся и что-то прокричал, однако потом решил, что ему это приснилось. В следующей сцене, какое-то время спустя, когда группа «Звезда» дошла до безопасного места, юный переводчик с дрожью в голосе (тем самым олицетворяя серьёзность всей ситуации) говорит, что немец тогда в ночи назвал их «зелёными призраками», а позади него Мамочкин, засунув руку в мешок с провизией, отвечает: «А «зелёные призраки» колбасу едят?». И вот такой удивительный баланс серьёзности и душевности с толикой юмора постоянно живёт в фильме. В современном «Августе» все вроде как пытаются пошутить и сказать что-то весёлое, но, по иронии, самым смешным моментом фильма становится тот, где Галкин с суровым лицом называет Иисуса «товарищем Христосом».  

В «Звезде» нет абсолютно никакого пафоса, нет помпезности или громогласных возгласов «За Сталина!». И здесь ещё один забавно любопытный факт. Картину сняли в 1949 году, но зрители увидеть её смогли лишь в 1953. Всё потому что фильм собственноручно запретил сам товарищ Сталин. Дело в том, что «Звезда» шла вразрез с требованиями искусства послевоенных лет, поскольку в конце советские солдаты умирали, что было не просто немыслимо, а даже революционно. И когда съёмочная группа показала фильм Сталину, тот ответил: «Фильм отличный, конец переснять. Герои не могут умереть». Да, это если бы недавний «Викинг» показали патриарху Кириллу, но заканчивался бы фильм не крещением Руси, а например, принятием мусульманства. Естественно, переснимать ничего не стали, решили прислушаться к словам товарища Христоса, слегка их подкорректировав – «ждите и обрящете». 

А по словам Николая Крючкова, замечательно воплотившего на экране того самого Мамочкина, именно его герой стал камнем преткновения для Сталина. В сцене, когда его окружают немецкие солдаты, он идёт навстречу смерти не с именем партийного лидера на устах, а с фразой «Вот так вот». Замечательная сцена, кстати говоря. В ремейке 2002 года, где Мамочкина сыграл Алексей Панин, она до безобразия ужасно поставлена. Мало того, что действия перенесли из леса в горящий дом, герой не гордо и доблестно выходит навстречу врагу с чекой гранаты в зубах, а его буквально тащат за руки, всего в крови, поту и слезах (при этом загораживая героев огнём и дымом), так ещё и его последняя фраза звучит таким образом: «А помирать-то не хочется, лейтенант». Покажи такой конец фильма Сталину, он бы, наверное, сказал что-нибудь из разряда: «Фильм отличный, конец переснять, Панина расстрелять». 

К слову о концовках фильмов. Обе версии в этом плане, как вода и огонь. Если в оригинальной всё заканчивается фразой «К бою!» и безумно эмоциональной сценой наступления солдат, то в новой версии зрителю зачем-то после, казалось бы, очевидного финала начали разжёвывать, что было дальше, кто куда отправился и кто когда помер. Либо наши кинематографисты решили, что за 50 лет отечественный зритель притупел и нуждается в разжёвывании исторических фактов, либо просто следуют современным тенденциям военного кино (спасибо «Списку Шиндлера»). Поэтому пересмотреть оригинальную «Звезду» полезно лишь хотя бы для того, чтобы увидеть как нужно лаконично и на высокой ноте заканчивать фильмы подобного жанра. 

Оба фильма, что «Звезда» Лебедева, что «В августе 44-го» Пташука, местами невыносимо напыщенны, пафосны и суматошны. Последний эпитет особенно относится к «Августу», в котором каждая экшен-сцена вызывала кроме недоумения головную боль, ибо с таким монтажом было трудно различить, что вообще происходит. Руки, ноги, ружья переплетаются в одну солдатскую похлёбку, кто-то прыгает, кто-то падает, Миронов кричит на кого-то, Галкин садится в одну машину, через секунду с неё прыгает уже во вторую, погоня, перестрелка… боже, остановите карусель, я сойду. Показательна в этом плане финальная сцена проверки документов и сумок подозреваемых диверсантов: Миронов минут 15 просто стоит и смотрит то на документ, то на его владельца, то на документ, то на владельца, и так бесконечно, без каких либо телодвижений. Но когда приходит время экшена, происходит что-то ужасно странное, за 30 секунд все друг друга перебили, перестреляли, кто-то добежал до Германии, кто-то до Владивостока, в общем, событий на целый фильм хватит. В «Звезде» Иванова сцены военных сражений поставлены не просто великолепно, но и ещё весьма показательно и понятно, особенно учитывая технологии того времени. Можно с уверенностью сказать, что фильм 49-го года даже сейчас сможет послужить неплохим учебником для начинающих режиссёров. 

Советская «Звезда» опередила своё время, она в хорошем смысле была «белой вороной» того кинематографа. Являясь предельно точным историческим отражением быта советского разведчика, картина Александра Иванова стала настоящим продуктом культуры, а не очередным «партийным» фильмом в угоду товарищу Сталину. Причём глядя современную версию, невольно задаёшься вопросом – а как из них более «сталинская»? Та в которой герои умирают с честью в глазах или с пафосом? (В версии Лебедева есть ещё один забавный момент в штабе, где висят портреты Сталина, и на мгновение, то ли по задумке режиссёра, то ли по ошибке оператора, фокус переносится с говорящего командира на Сталина, символизируя трудно даже сказать что). Поэтому «Звезду» Александра Иванова нужно пересмотреть, причём не раз и не два. Фильм обладает всем, что современные отечественные фильмы о войне утеряли, позабыли и попросту перестали ценить. Все те качества, что делали советский кинематограф одним из лучших во всём мире. Так что давайте не позволим величию обратиться в забвение, периодически пересматривая и советуя другим посмотреть нашу классику. Необязательно только самые широко признанные шедевры, но и такие маленькие замечательные жемчужины, как например, «Звезда» 1949 года. 


Вадим Богданов


Оставьте комментарий



««« »»»