В “ГАЗПРОМЕ” НЕ ВСЕ ЛАДНО

Не успел отгреметь всемирный газовый конгресс в Копенгагене, одним из главных героев которого стал российский “Газпром”, как обнаружилось, что в вотчине его не все в порядке. И симптомом этого, с тревогой отмеченным ведущими экономическими аналитиками, стало готовящееся введение в совет директоров акционерного общества Андрея Вавилова, бывшего первого заместителя министра финансов Российской Федерации.

Впрочем, Вавилов и раньше входил в совет директоров ”Газпрома”. Правда, не сам по себе, а как представитель государства – как один из тех, кому Российская Федерация доверила управление принадлежащим ей госпакетом акций газового гиганта. Однако после своей отставки бывший первый замминистра пост свой в РАО “Газпром” должен был бы оставить. Но, как оказалось, не оставит: совет директоров “Газпрома” недавно принял решение оставить имя Андрея Вавилова в списке кандидатов в свой состав, который будет предложен для голосования на собрании акционеров РАО 28 июня сего года…

Что стоит за этой кадровой комбинацией? Стремление укрепить позиции государства и усилить в совете директоров РАО (состоящем, к слову, из 11 человек) пять “недреманных очей государевых” – в лице Александра Казакова, первого заместителя главы президентской администрации, Алексея Кудрина, заместителя Чубайса по Минфину, и еще трех госчиновников – шестым “оком” в лице Вавилов? Не очень-то похоже. Во-первых, потому что сегодня Вавилов уже никакой не государственный человек. А, во-вторых, потому что и раньше он с ролью защитника интересов государства справлялся не лучшим образом. Наверное, и значительную долю претензий, которые высказывались по поводу того, что интересы государства в “Газпроме” защищались плохо, нужно адресовать ему.

Более правдоподобна, на наш взгляд, иная версия: приход Вавилова знаменует установление над “Газпромом” власти новых экономических сил, стремящихся воспользоваться трудностями российского газового монополиста и укрепить тем самым свои – а не его – экономические позиции. И, похоже, ставка в этой серьезной игре – 35-процентный госпакет акций “Газпрома”.

Пакет этот, как известно, планировало взять в трастовое управление само РАО. По этому поводу в начале мая было даже достигнуто соглашение между первым вице-премьером Борисом Немцовым и председателем правления “Газпрома” Ремом Вяхиревым. Одним из главных условий соглашения было погашение “Газпромом” своей задолженности перед госбюджетом по налогам и перед Пенсионным фондом. Для расплаты с долгами РАО пыталось взять синдицированный кредит в солидных западных банках, и долгое время складывалось впечатление, что попытки его завершатся успехом. Но, увы, – в начале июня стало очевидно, что кредит получить не удастся. А значит, намеченный срок подписания между государством и “Газпромом” трастового договора на передачу госпакета акций в трастовое управление РАО – 10 июня – оказался заведомо нереальным.

В этой обстановке, подвергаясь все более сильному давлению со стороны правительства, “Газпрому” ничего не остается делать, как рассчитывать на поддержку некоторых отечественных сил, проявляющих интерес к энергетическому сектору экономики. Интересы этих сил, вероятнее всего, и представляет Андрей Вавилов. Ибо не следует забывать: приходя в “Газпром”, он остается президентом МФК и членом совета директоров нескольких компаний, входящих в финансовую группу ОНЭКСИМбанка. А интерес этой группы к энергетике известен. В частности, она участвовала в целом ряде аукционов и торгов, где отдавались в трастовое управление или выставлялись для продажи крупные пакеты акций нефтяных компаний. Теперь, похоже, интересы группы распространились и на газовую отрасль.

Улучшит ли связка – через Вавилова – с ОНЭКСИМом экономическую ситуацию “Газпрома”? На наш взгляд, вряд ли. И если совет директоров РАО ввел – точнее, оставил в своем списке бывшего первого заместителя Минфина с надеждами на то, что тот привлечет экономический потенциал, способный разрешить проблемы российского газового монополиста, то он явно просчитался. Ведь для того чтобы получить в свое распоряжение госпакет, нужно внести в бюджет, по оценкам правительственных специалистов, 15 трлн. рублей. Сам “Газпром” оценивает свои долги ниже – в 7 триллионов. Но и в том и в другом случае для ОНЭКСИМа будет нереально прокредитовать “Газпром” на такую сумму. И “внедрение” Вавилова осуществлено явно не для того, чтобы помочь РАО урегулировать свои отношения с государством и получить в управление принадлежащий ему пакет акций.

Более вероятна другая цель – иметь в руководстве “Газпрома” своего человека, который бы защищал интересы ОНЭКСИМбанка и готовил условия для менее дорогостоящего перехода госпакета в управление контролируемой банком группы. ОНЭКСИМ активно участвовал во многих залоговых аукционах, и, возможно, госпакет “Газпрома” он хотел бы получить таким же способом. Конечно, сделать это будет труднее, чем в те времена, когда Владимир Потанин входил в состав правительства и был одним из первых вице-премьеров. Но, несмотря на его уход, рычаги влияния в коридорах власти у группы еще остаются. И, возможно, ими объясняются те сложности, с которыми в последнее время столкнулось РАО “Газпром” (включая и сложности с получением западного кредита).

При этом группа ОНЭКСИМбанка имеет репутацию не инвестора для предприятий, госпакеты акций которых берет в траст или покупает. Практика показывает, что акции группа стремится получить для того, чтобы тем или иным способом их реализовать, обратить в деньги – либо путем продажи, либо путем обращения в залог. Не исключено, что и акции РАО “Газпром” постигнет та же судьба, если они окажутся под контролем группы…

После прихода Вавилова в совет директоров расклад сил в нем окажется таков, что защитники интересов самого “Газпрома” будут там в меньшинстве – всего 4 голоса из 11. Возможно, кому-то это покажется благим результатом: ведь руководство “Газпрома” не раз упрекали в том, что оно защищает свои корпоративные интересы за счет государства. Не будем обсуждать, так это или нет – это предмет особого разговора, выходящего за рамки данной статьи. Однако то, что Андрей Вавилов вряд ли годится на роль защитника государственных интересов от посягательств корпораций, сомнений не вызывает. Ибо известно, например, что именно он в апреле 1995 г. скрепил своей подписью договор между Минфином и небезызвестным банком “Национальный кредит” (тогда возглавлявшимся Олегом Бойко), согласно которому государством выкупило 16 проц. акций этого банка (который все равно после этого пришел в плачевное состояние) и передало в счет уплаты с целью продажи на 40 млрд. рублей облигаций внутреннего валютного займа Министерства финансов.

По оценкам специалистов, данная сделка означала для государства одни и прямые убытки. Мотивами же особой любви одного из руководителей Минфина к одному из коммерческих банков (сколько их было тогда на Руси?!) никто, увы, не поинтересовался. А жаль – было бы сегодня легче судить, годится ли Андрей Вавилов на роль защитника государственного интереса от корпоративных посягательств или, напротив, ждать от него нужно защиты интересов корпоративных. Причем скорее всего не интересов “Газпрома”. В любом случае приход человека с подобными историями в прошлом в руководство РАО никак не украсит его репутацию, может стать только пятном на ней …

Нельзя не отметить любопытный психологический штрих: пока Вавилов – еще только кандидат в списке совета директоров, однако большинство комментаторов считают вопрос предрешенным и обсуждают возможные последствия его работы в новом амплуа в руководстве “Газпрома”. Впрочем, то же делали и мы. И особых сомнений в итогах голосования у нас нет – похоже, в пользу Вавилова оказывается сильное давление.

Неизвестно, разберутся ли акционеры РАО, кто есть кто и что к чему. Окажут ли они доверие или откажут 28 июня одному из кандидатов в директора – Андрею Вавилову? И если откажут, то вот вопрос – не станут ли после этого проблемы “Газпрома” еще более острыми?!

Владимир ИВАНОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Июль обещает быть жарким. Для Сбербанка
И ЗАСИЯЕТ НОВАЯ ЗВЕЗДА
КАТАСТРОФА ПО АЛЕКСАНДРУ ПРОХАНОВУ


««« »»»