Дмитрий Колдун, ящериц любитель

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

Дмитрий КолдунПевец по фамилии КОЛДУН некомфортно чувствует себя в ТВ-студии. При этом, на сцене, по-моему – вполне благополучно.

Корни славянские

– Добрый вечер, Дмитрий.

– Добрый вечер.

– Меня зовут Евгений Додолев. Этого кота зовут Феликс. А вот брата его зовут Иван. Мы отдаём их зрителям. Если зрители хотят кошкой обзавестись, они могут позвонить и забрать. Я вам не предлагаю, потому что знаю, что у вас аллергия.

– Да, я бы с удовольствием.

– Вы же любите ящериц.

– Да, люблю ящериц. У меня даже студия звукозаписи так и называется. Они, мне кажется, с котами бы не очень подружились, хотя ящерицы дольше живут.

– Лет 50, по-моему, они живут?

– Я бы себе завёл живую. Но я не могу им пообещать, что я все 50 лет смогу заботиться о них, они могут меня пережить.

– Но у вас же сын есть, поэтому перейдут по наследству.

– Так себе наследство, скажу я вам.

– Смотря как использовать. Вообще ящериц можно использовать по-разному. Вы собираете на самом деле не живых, вы собираете…

– Фигурки, сувениры из каких-то поездок.

– Я думал, что у вас будет брошь какая-нибудь.

– Нет, брошь я оставил дома.

– Я читал, что вам поклонница после концерта подарила, сняв с себя, какое-то ювелирное изделие с бриллиантами.

– Да, брошь очень хорошая была.

– «Была», это значит что, жена потребовала куда-нибудь?..

– Нет, она, очень красивая, хранится там, где все драгоценности. У меня много различных брошей. Есть даже брошь из венецианской бронзы конца XVIII века. Но она просто не подходит к моему сегодняшнему гардеробу. Для неё нужен кафтан, здесь бант роскошный, и тогда наряд будет выдержан в стиле.

– А сегодняшний гардероб вы сами подбирали? У вас есть костюмер?

– Нет, я как встал, сам оделся и пришёл к вам.

– Понятно. А жена не вмешивается?

– Нет, она говорит: одевай, что хочешь, иди, куда хочешь.

– Я слышал, что она на самом деле очень по-честному реагирует на то, что вы делаете. То есть если вещь, даже ей посвященная, ей не нравится, она говорит: выключи. А если нравится, говорит: давай ещё.

– Вообще-то говоря, по жизни так получается, что именно такие люди меня и окружают. Мне неинтересно слушать, когда одни восторги: как это всё хорошо, как это прекрасно! А на самом деле человеку не нравится.

– Как же так: артист существо тонкой организации, ему надо всё время слышать похвалы.

– Нет, это всё иллюзия.

– Да?

– Естественно, лесть, которую тебе говорят, конечно, приятна. Но лучше слышать правду, чтобы потом себя не обманывать и не обжигаться, когда уже всё сделано, а ничего не получается, ничего не происходит.

– Вот и программа называется «Правда-24». Мы стараемся, чтоб у нас только правда была. Но ещё стараемся котов пристраивать, имена им придумываем вместе с гостями. Но правда – это важнее. Вот, кстати, насчёт имён. Дмитрий Колдун. Колдун – это псевдоним?

– Нет, это фамилия моя настоящая.

– Белорусская?

– Я родом из Запорожья, и оттуда моя фамилия. Мой дед, во всяком случае, из тех краёв.

– А, то есть у вас украинские корни?

– По линии деда. И белорусско-польские со стороны бабушки.

Города Минска русский певец

– И всё же – Дмитрий Колдун – белорусский певец или русский? Поёте вы на русском?

– Да. Но, знаете, не обязательно быть белорусским певцом и петь на белорусской мове. У нас вообще два государственных языка. Тем более так получилось, что, в отличие, например, от той же Украины, на белорусской мове разговаривает, не знаю, может быть, один процент населения. И поэтому всё на русском практически и происходит.

– Не разговаривают или просто не знают язык?

– Видимо, очень большое влияние именно российской культуры, российское телевидение везде.

– Российская музыка?

– Российская музыка. Есть много новостей, которые идут по российскому телевидению. Есть новости, которые традиционно читаются на белорусской мове по национальному радио. Ну, так должно быть. А вообще, конечно, очень редко можно встретить человека, который разговаривает по-белорусски и делает это не так местечково, а именно профессионально и по-настоящему.

– А часто по белорусскому радио и по белорусскому телевидению можно услышать Дмитрия Колдуна?

– Конечно, очень часто.

– То есть вы в республике такой, в общем…

– В республике Беларусь есть закон о 75 процентах белорусской музыки.

– Какой правильный закон. Раз уже про музыку начали. У вас ведь третий альбом вашел.

– Да, он называется «Город больших огней».

– Почему именно так?

– Потому что так называется одна из песен. Это традиционно… ну принято у нас так называть альбом, как называется одна из песен. Хотя можно и по-другому. Но песня действительно хорошая, и вот в её честь назван альбом.

– Очень стильная обложка, такой монохром. Хотя нет, не монохром, но краски приглушённые, да, такие серые цветочки…

– Такой он приблизительно монохром, чтобы дальтоники не перепутали.

– Расскажите, чем вы больше всего гордитесь на этом альбоме?

– Чем я могу гордиться? Тем, что этот альбом, в общем, был записан практически своими руками, в собственной студии. Вот мы взяли всё это и сделали.

– Студия в Минске?

– В Москве писали. Хотя писали, так уж вышло, музыканты белорусские, из Минска приехали, записали, было всё весело и задорно.

– А продюсер кто? Или вы сами продюсируете?

– Сам. Есть команда. Есть люди, которые помогают записывать песни, занимаются саунд-продакшеном. А моё дело просто сделать так, чтобы эти песни услышали.

– А белорусские музыканты, вернее, музыканты из Белоруссии, так скажем, которые работают в Москве, они так же, как музыканты, которые из Украины, объединяются в какое-то товарищество негласное? Вы общаетесь с кем-нибудь? С Катей IOWA’ой я беседовал, она тоже из Белоруссии.

– Ну, я бы не против пообщаться. Но, насколько я знаю, Катя в Питере больше обитает.

– Да, она выбрала северные широты.

– Поэтому когда пересекаемся, встречаемся. Вообще судьба, знаете, такая штука: можно встретить человека на каком-то этапе своей жизни и даже не придать этому никакого значения. Вот, например, Катя IOWA, мы с ней вместе участвовали в проекте «Звёздный дилижанс» в каком-то лохматом 2003 году в Беларуси. Причём, что самое интересное, Катю, по-моему, раньше выгнали оттуда, меня чуть позже выгнали, то есть никто до финала не дошёл, но судьба повернулась таким вот образом. Когда мы только начинали свой творческий путь, приехали в Москву, в одной очереди стояли на «Фабрику звёзд» с Иваном Дорном. И всё, потом как-то так получилось, что я попал на «Фабрику», а он, спустя несколько лет, просто выстрелил и стал мега-звездой. Поэтому никогда не знаешь, с кем имеешь дело, и с кем ты рядом находишься, и что из этого всего получится.

СПРАВКА

Иван Дорн родился 17 октября 1988 в Омске. В 1990 году переехал в Славутич в связи с работой отца на Чернобыльской АЭС. До второго класса носил фамилию отца – Ерёмин. Позже, по предложению матери – Лидии Дорн, сменил фамилию, так как она не хотела, чтобы её сына что-то, даже формально, связывало с отцом. Петь начал ещё в школе. Впервые вышел на сцену в возрасте 6 лет на фестивале «Золотая осень Славутича». Иван активно занимался спортом, стал обладателем многих спортивных званий: «Мастер спорта (Парусный спорт)», «Кандидат в мастера спорта по бальным танцам», 2-й разряд по плаванию, 3-й взрослый по лёгкой атлетике. Также Иван занимался большим теннисом, шахматами и футболом. Касательно музыкальных достижений – Иван Дорн получил музыкальное образование по классу фортепиано, стал лауреатом и победителем многочисленных музыкальных конкурсов, среди которых: московский конкурс «Зажги свою звезду» – 1-е место, «Жемчужина Крыма» – приз зрительских симпатий; «Черноморские игры»: 2001 год – занял 3-е призовое место, 2005 год – занял 2-е призовое место; «Юрмала 2008».

Алёна Свиридова, кстати, ведь тоже из Минска. Свиридова уже так давно в Москве, что уже никто не вспомнит, что она на самом деле белорусская по корням. Чем этот альбом от двух предыдущих отличается?

– Для меня, более понятный.

– Значит, первые два были не очень. Мы про жанр говорим сейчас?

– Про всё. Если первый альбом и второй, он был, скорее, такой, знаете, разговор, может быть, беседа в каком-то зале, то есть к чему-то обязывающий интерьер и что-то вокруг такое, не знаю, не простое, то этот альбом простой: давайте поговорим вот как сейчас с вами, без всяких историй.

– Я понял. Нет, но всё-таки истории какие-то у нас должны быть. Например, история с Филиппом Киркоровым. Первый альбом он же вам помогал делать или это молва?

Филипп Бедросович помогал мне исключительно в рамках проекта «Евровидения».

– Не общаетесь сейчас с Киркоровым?

– Если встретимся, пообщаемся.

– Мне попалось ваше высказывание, на самом деле очень адекватное. Ну, для кого-то, может быть, обидное, что музыкой можно заниматься до скончания века…

– У меня желания заниматься чем-то другим пока не возникало и слиться куда-то – тоже нет такого. Хочется заниматься музыкой.

Брат брату не певец

– Хорошо, что у вас настоящие аккаунты (я имею в виду Facebook, ВКонтакте и Twitter), где люди могут проверить информацию.

– Да, это я. Хотя, вы знаете, очень сложно найти всегда, потому что очень много…

– Фейков?

Дмитриев Колдунов ВКонтакте, например, много. А мой можно обнаружить, найти мой сайт www.koldun.name. И с него, там все ссылки, прямо на настоящий аккаунт, пожалуйста, заходите, будем дружить. Или там, где галочки стоят, знаете: официальный аккаунт.

– В кино вы не снимаетесь и не собираетесь?

– Я бы снялся с удовольствием. Я во всех интервью говорю: возьмите меня в какой-нибудь фильм ужасов. Хотел бы сыграть маньяка…

– Почему?

– Хочется почувствовать, хочется поучаствовать в этих сценах, которые будоражат кровь.

– В мистику в какую-нибудь?

– В мистику тоже, но в злую, в плохую. Не в добрую. Укусить кого-нибудь, съесть. Людоедство, каннибализм.

– Так может говорить только очень добрый по натуре человек. Потому что человек, у которого настоящие какие-то маньячные прихваты, он никогда их не озвучит. Так что вы сейчас подставились и расписали, что вы по своей организации очень добрый человек. И ещё, вы знаете, что вызывает симпатию у моих коллег, то, что вы не человек тусовки. Что не любите делать пиар буквально из всего. И ваша свадьба прошла достаточно скромно, хотя интерес у журналистов был большой.

– А для кого это событие делается? Для меня лично свадьба – это абсолютно личное мероприятие, как, в общем-то, и рождение ребенка, и прочее, прочее, прочее.

– Но вы же социально-значимое лицо. Поэтому ваша биография вам не принадлежит. Вы уже, когда вышли на сцену, вы должны быть готовы к тому, что буквально каждый ваш шаг, каждая ваша ящерица будут изучаться под лупой.

– Понимаете, в чём дело? Что касается, например, свадьбы; это же не чисто моё мероприятие. Если у меня день рождения, я приглашаю гостей, если мне хочется сделать это красиво и пафосно. Приходите, вот вам выпить и закусить. Поздравляйте меня. А свадьба – я же не единственный участник мероприятия. Было бы очень эгоистично сделать из этого какое-то медийное событие, если моя женская половина не хочет этого делать, для неё это что-то такое сокровенное. И кого я должен слушать в этой истории? Конечно, своё сердце и того человека, которого люблю.

Но здесь разные подходы существуют. Я беседовал не так давно с главным редактором журнала Wedding, который посвящён исключительно, понятно по названию, свадьбам. Это бывшая ди-джей МТВ Лика Длугач. И она рассказывала, что знаменитости просто используют это как мощный пиар-повод. Вообще фотографии репортажные со свадьбы продаются всегда. Что это один из таких мощнейших инструментов по раскрутке. Поэтому вы добровольно отказываетесь от какой-то её составляющей.

– Ну, вот такой я человек. Ничего с этим не поделаешь. Иногда даже не хочется никуда идти на какие-то мероприятия. Для меня это большой труд.

– Так вы и не ходите.

– Если мне нравится например, исполнитель какой-то, я с удовольствием пойду к нему на презентацию, схожу поздравлю, от души порадуюсь.

– Вас напрягает внимание? То, что автографы берут? В чём состоит эта отрицательная оставляющая? Почему вы не хотите ходить по мероприятиям, где собирается очень много людей?

– Часто мероприятия делаются не столько по делу, сколько ради пиара. И, собственно говоря, наполнение этих мероприятий зачастую оставляет желать лучшего. Поэтому не хочется в этом участвовать. Хочется участвовать в тех мероприятиях, которые сделаны с какой-то идеей хорошей. А чаще всего это просто банкет. Ну, может быть, в лучшем случае кто-нибудь что-то споёт, скажет какую-нибудь речь. Или бриллианты повыгуливает, например.

– Но бриллианты повыгуливать – это да, это дело, особенно, если эти бриллианты в глазах у ящериц.

– Но я бы свои выгулял, конечно. Просто некуда.

– А отдыхаете вы где?

– Отдыхаю я на самом деле нечасто. Как правило, это разные страны, необязательно жаркие. Может быть, Европа. Может быть, просто путешествие на машине. Для меня определяющий фактор – чем же там заняться. Если есть рафтинг, то с удовольствием поеду. И я хоть и небольшой профессионал в этом деле, но вот ощущение того, что ты можешь сейчас упасть, выпасть из лодки и тебя понесёт река, – это очень заманчиво.

– А вы отдыхаете с семьёй? Вы, супруга и сын? Или как? Или каким-то другим форматом: с друзьями, какой-то компанией, по-разному?

– Совершенно по-разному. Не имеет значения. Можно сесть в самолёт и буквально на выходные куда-то вылететь.

– Большую часть времени вы проводите в Москве сейчас?

– Да. Невозможно находиться в Минске, у себя на родине, а работать в Москве. Это утопия. Это колоссальные затраты времени на перелёты. Да и воздух другой. Здесь как-то хочется скакать куда-то всё время.

– Атмосфера. Зато в экологическом отношении минский воздух просто лучше.

– У меня хорошая система очистки воздуха дома стоит.

– А в каком районе вы живёте?

– Это северная часть.

– У вас есть любимые места в Москве? Или, наоборот, нелюбимые?

– Мое любимое место в Москве – это мой диван дома. На котором меня никто не трогает. Я прихожу, ложусь, и мне хорошо.

– У вас же старший брат тоже в шоу-бизнесе?

– Да, он работает в Белоруссии на Центральном телевидении ведущим. И попутно с этим занимается музыкой, выступает, даёт концерты.

– Дуэты были?

– Были дуэты. Только в России, пожалуй, их никто не слышал. А в Белоруссии, да, выступали вместе.

– А почему в России никто не слышал? Почему же вы старшего брата не подтягиваете? На новом альбоме он не присутствует ни в каком качестве?

– У нас совершенно разное отношение к музыке. И совершенно разное понимание, может быть, в силу музыкальных вкусов, музыкального воспитания. Хотя, в общем-то, росли мы на одной музыке.

– У вас разница в возрасте какая?

– 8 лет.

– Это почти другое поколение.

– Поэтому иногда я не понимаю, что он делает. Иногда он не понимает, что я делаю. И возникают вопросы друг к другу. А в целом мы очень дружим. И можем пошутить над этим.

– Вы химфак Минского университета окончили?

– Да, Белорусский государственный университет.

– Выбор такой был постулирован чем? Родители из химической отрасли?

– Мои родители – учителя.

– Учителя каких предметов?

– Учителя географии. Мама. Так даже мой старший брат по образованию учитель географии. Так получилось. А я пошел в химию, потому что географию мне было неинтересно изучать в силу того, что мне мама преподавал её в школе.

– Хорошо, что не брат.

– Но мог бы и брат преподавать, в общем. Я выбрал химический факультет. Закончил школу с серебряной медалью и понял, несмотря на эту медаль, знаю я только химию хорошо. С медалью можно было сдать один экзамен. Если ты сдавал его на отлично, то тебя по одному экзамену с медалью забирали в университет. И я сдал на девять баллов.

– А у супруги образование какое?

– Вика – врач. Она работает с кровью.

– Вот опять же, правда или неправда, что вы с ней познакомились в детском саду, куда вы, будучи уже не детсадовцем, а школьником, ходили курить.

– Это правда. Поэтому я всегда говорю: в курении есть польза. Оно не только убивает, но ещё может познакомить тебя с человеком, с которым ты будешь жить долгое время.

– Ещё вам приписывается заявление, что сын ваш никогда не будет в шоу-бизнесе.

– Нет, мне кажется, это же его дело, где он будет. Пусть растёт – главное здоровым, сытым, порядочным человеком. А кем он будет? Если будет порядочным человеком, в шоу-бизнесе сложно ему будет. Если будет непорядочным – заходи.

– А он уже слышал вашу музыку? У вас в доме звучит музыка?

– Я ему пою разные песни. Причём не только свои. И слушаю, что ему нравится. Что не нравится. Вообще-то ему, конечно, больше нравится, когда громкая музыка звучит. Я ему играю иногда песни американских панк-групп на гитаре.

– А вы слушаете панк, да?

– Я слушаю абсолютно всё. Очень много разной музыки. Это и поп, и рок. И панк. И электронная музыка. В этом плане у меня определённых предпочтений нет. Хотя, наверное, мне больше рок нравится. Но слушаю всё.

– А свой жанр вы как определяете? Если мы про последний альбом говорим, который сегодня вышел? Что это по жанру?

– Я знаю, что это за жанр. Но я не хочу его озвучивать.

– Почему?

– Просто не хочется мне.

– Понятно. Хорошо. Но пусть тогда люди скачивают. И сами определяют. Это жанр Дмитрия Колдуна, я думаю.

– Да, пусть будет так.

– Отлично, что у вас есть своё лицо. Я не про лицо, которое вы от природы получили. А лицо, которое вы за эти годы себе сумели как-то, наверное, сформировать – не самый точный глагол. Но это здорово, что есть. И мне нравится, что вы такой – сам по себе. Вот коты тоже – все сами по себе. Поэтому давайте мы пожелаем и Феликсу, и Ивану успехов.

– Возьмите Феликса и Ивана кто-нибудь.

– Да, а то, что у Дмитрия Колдуна будет успех, вот это мне совершенно очевидно после нашего сегодняшнего разговора.

Фото в студии: Александр СИВЦОВ.

ОТ РЕДАКЦИИ. Полная версия беседы включена в книгу «24 кадра правды pro…», которую выпустит издательство «Олма медиа групп».


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Случилась Story с Градским
Призрак бродит по Европе
Коротко
Я и ТВ
Настоящие питерские панки
О счастье и печали
Моя позиция
Октябрь: «Холод в июле»
Братья из Британии
Аллары за хорошие оценки
Алкоголь чуть не убил


««« »»»