Испанские каникулы Ивана

Охлобыстин В дневнике у неподражаемого ирониста Аркадия Кайданова увидел такую запись: «Чем бы ещё мог напомнить о себе Плюмбум-Яшин, как ни подглядками и радостным доносом о том, что Охлобыстин пьёт в Испании? У раннего Битова было: «Господи, какие мы все маленькие!» А некоторые, как Яшин, ещё и вонючие до невозможности».

Кто есть who

Напомню, что Яшин стал известен в узких – словно хипстерские штанишки – кругах как любимый жених либеральной иконы Ксении Собчак в канун её брака с Виторганом-младшим. Но не в этом дело. Речь о его вбросе, судорожно подхваченном прогрессивной общественностью, которая, задыхаясь от праведного гнева, возмущалась тем, что Иван Охлобыстин поехал курортничать в Испанию, а не в Крым, «подлую оккупацию» коего «кровавым режимом Путина» харизматичный актёр поддерживал в полный рост.

Странные люди. Они просто не отдают себе отчет, насколько популярен Иван-Иваныч. Нет, я не идеализирую и не переоцениваю «доктора Быкова» из славных «Интернов». Иван = хронический эксбиционист, виртуоз эпатажа + маэстро самопиара. Однако все это никак не нивелирует его мега-популярности. Пару раз он гостил у меня в студии «Правды-24» (канал «Москва 24»). Так вот такого количества желающих сфоткаться с гостем-актёром я не припомню; ну разве что Антонио Бандерас и/или Александр Ширвиндт могли бы составить конкуренцию. И мы сейчас говорим не про досужую публику, а про профессиональных телевизионщиков, которые зрят разнокалиберных знаменитостей в ассортименте и каждый божий день.

Suum cuique

Во время одной их наших бесед, между прочим, Охлобыстин жаловался, что не может с детьми пойти в кино без чёрных очков и надвинутого на лицо капюшона: просьбы об автографах генерируют в наследниках закономерное чувство ревности. Так что представить Ивана, мирно потягивающего винцо на ялтинской набережной или пляже Гурзуфа, – можно, но мизансцена будет впечатляющая.

И про Испанию он мне тоже рассказывал. Да, он там зажигает. Как и многие наши соотечественники. Но его никто не узнает, «сфоткаться на память» не просят и за стол не подсаживаются. Да, в Испании. Нет, не «жигулёвское». И патриотизма этот отдых не умаляет ни разу.

Old school

Не говоря уже о том, что в Испании нашего Ивана тоже признают. Воспроизведу здесь отрывок из нашего ТВ-диалога (опубликовано в книге «24 кадра PRO кино»):

«– Мы отдыхаем там, где церковь православная есть – это как подпитка для нас. Без этого довольно сложно.

– А где же в Испании такой город?

– А это, значит, Кальпе, городок небольшой, Бенидорм там рядом и Аликанте. Они сложились и сделали храм. И довольно нарядно со стороны смотреть. У меня гордыня, что машин много. Наши приехали. Класс. Сам Хуан Карлос Второй, вот король, по рекомендации Ростроповича позволил на этой земле строить, потому что они так ревностно относятся к религии. И мы в первый день, когда приехали, пошли в ресторан сразу. Ну набережную посмотреть. Ну не в первый. Мы в ночь приехали. А утром пошли посмотреть, что да как.

– Как, всем семейством? А вы же еще, наверное, какую-нибудь няню с собой берете?

– Нет.

– Прямо сами управляетесь?

– Нет. У нас автономия. У нас саморегулирующая семья. Фильм «Чужие» видели? Это о нас. Вот. Это просто они в будущем, а мы уже. Это наши потомки далекие.

– Так что в Испании-то?

– В каждом ресторане по-русски есть меню. И вот только в одном нет. Но мы не знали об этом. А он самый такой благовидный. Белая вынесенная веранда. Я набрал всяких раков, как обычно русские набирают, мы стесняемся. Мы же все конфузливые. И вот, давайте все несите.

Ну вот принесли. Мы поели. И подходит ко мне джентльмен, такой испанец, коренастый, кряжистый, ну испанец, короче говоря. Он говорит: это презент. Я говорю: нет. Это не может быть презент. Потому что это дорого. Мне неудобно. Я знал, на что шёл. Я – многодетный отец. Я рассчитываю. Горбачусь я недаром. Мне перед семьёй будет неудобно, что халява. Он говорит: нет. Это презент. Я говорю: почему? Он говорит: потому что я смотрю «Интерны». Я говорю: да ладно? С субтитрами? Он говорит: нет, так смотрю. Я говорю: ну а как это так может быть? Он говорит: ну, не знаю. У нас есть канал, который переводит контент, в Германии снимается передача какая-то популярная. И её могут перевести на испанский. То есть они создают единое культурное пространство. Я так выяснил из разговора, что он глазом зацепился. Русская жена его товарища смотрела. И выцепил для себя он ещё по-испански. В итоге мы с ним похохотали. Действительно, я захалявился.

На следующий день выхожу, оделся во всё белое. Хоть раз в жизни надо купленные сто лет назад белые штаны надеть? Бендера вспомнить. Детей оставил. Думаю, вызвоню их. Уже назад нельзя будет идти. И в горы их поведу. Мы всегда форс-мажорные любим такие. Прихожу туда. А у меня ещё шляпа, мне шляпа никогда не шла. Но она была куплена по дороге. Белая шляпа. Я во всем белом. У меня перламутрово-белые четки. Ну чтобы моим соотечественникам было приятно посмотреть на своего. Прямо вот наш идёт. И белые тапки ихние. На верёвочной основе.

Прихожу туда. Слушаю, сажусь кофе пить, беру воду. Играет что-то типа нашего Мамонова. Я говорю: бьютифол мюзик. Престо или, как там, сеньор Каллас. Он говорит: олд скул. Хочешь твою, говорит, музыку. А у меня айфон с собой. Я говорю: хочу. А что, халява. А у меня хор кубанских казаков. «Боже, царя храни».

А там интересно. Стоит полицейский, гомосексуального вида, весь в этих, как его, прямо вот он, каждая мышца у него отдельной гантелькой выкачана. Значит. И он так на велике, они все красивые очень. Бельгийская красивая семья. Она вошла. И вот в такой ситуации, в скандинавской позиции они. То есть вот они присаживаются, значит. Официант, кто-то идёт с длинным подносом, кто-то несёт графины. И хор, «Боже, царя храни». И меня дикое озорство обуяло. Почему-то я вспомнил, у меня дежавю с этими «Неуловимыми мстителями». И Буба Касторский. И солнце так же бьёт на эти столы. Я встаю, беру шляпу и прижимаю к сердцу. А он, Карлос, тоже приосанился. Потому что они реально монархисты. То есть ему очень нравится, что у них есть король, что они могут петь вот, что за его здравие могут выпивать, что могут гимн исполнить. Они очень уважительно к этому относятся. А поскольку начальник и главный командир там сеньор, этот застыл с подносом. Этот застыл с графинами. А бельгийская семья застыла в скандинавской позе, потому что не поймет, садиться или вставать. И полицейский вот этот встал. И это был триумф. Там на полпляжа города Кальпе это солнце лупасит. И «Боже, царя».

Он потом меня спросил, ну как я. Карлос – это рок-н-ролл, олд скул, говорю, вообще рок-н-ролл.

– Я просто как кино посмотрел сейчас. Отлично. Надеюсь, что то, что вы сейчас снимаете, будет не хуже, чем то, что вы сейчас показали. Огромное вам спасибо. Приходите ещё, когда уже будет ясно. И просто после съёмок.

– Хорошо, ладненько».

Фото из Twitter-дневника Ивана ОХЛОБЫСТИНА.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Это Сопротивление
ФБ-взгляд
Новости
Давай не будем
Алентова, женщина по имени «Нет»
«Ты чё такой борзый?» по-китайски


««« »»»